Кара-Мурза: наша цель – не в том, чтобы сменить плохого царя на хорошего

Владимир Кара-Мурза

ФОТО: Joshua Roberts / REUTERS

«Думаю, оппозиции важно иметь в виду, что наша цель – не заменить Путина Навальным, Ходорковским или кем-то еще. Наша цель – не сменить человека, а сменить систему. Мы не хотим менять плохого царя на «хорошего»», - сказал российский оппозиционный политик Владимир Кара-Мурза в интервью Postimees.

- Через шесть лет в России будет новый президент. Что произойдет?

- Во-первых, в постановке вопроса неправильны две вещи. Вы сказали, что Путин больше не будет президентом. Учитывая тот авторитарный режим, который он построил в России, он в один миг может изменить Конституцию и остаться у власти дальше. Это единственная возможность, пока он жив. На самом деле, это то, чего он хочет, это его цель.

Во-вторых, в постановке вопроса неверно то, что кто знает, что он уйдет через шесть лет. История России показала, что всегда возможны политические неожиданности. Если взглянуть на крупнейшие политические перемены последнего столетия в России, всякий раз они происходили быстро и неожиданно даже для самих участников. Не стоит предполагать, что Путин будет через шесть лет на своем месте. Мы не знаем, как или когда путинский режим прекратит существование, но я знаю, что это произойдет. Ничто не вечно.

Коррупция – больше не проблема для путинской России, а часть системы, которую он построил

Мы считаем, что наша задача как ответственной оппозиции – готовиться в современной России к переменам, которые произойдут, когда исчезнет путинский режим. Делается много ошибок и не с плохими намерениями, а потому, что трудно быть готовыми.

Я считаю, что мы не должны позволить себе угробить дело, мы не можем не быть готовыми, когда появится следующая возможность. Мы не занимаемся гаданием. Основной фокус работы нашей фонда «Открытая Россия» - заложить фундамент постпутинских перемен во власти. В основном мы это делаем двумя способами.

Во-первых, мы работаем над специфическими предложениями и планами будущих реформ. Во-вторых, мы помогаем обучать и образовывать молодое поколение гражданских активистов, чтобы дать им навыки и опыт политической жизни и деятельности по проведению кампаний, чтобы хоть немного их подготовить.

“Открытая Россия” была учреждена в 2014 году и с этого времени мы выдвигали кандидатов и на местных и на государственных выборах по всей России. Естественно, у нас в России на самом деле нет выборов – как вы хорошо знаете, они не свободны и не демократичны. Но мы хотим все же использовать информирование для обучения людей.

- Какое наследие оставит Владимир Путин?

- Думаю, на этот вопрос есть много ответов, однако основное наследие – по-моему, то, что мы утратили возможность развиваться. За два десятилетия Путину удалось испортить наши отношения с союзными странами, с Европой и западным миром вообще. Ему удалось уничтожить почти все демократические институты в России.

Когда почти двадцать лет назад он пришел к власти, в России несомненно были проблемы, но все равно была работающая демократия. У нас был настоящий парламент, настоящие СМИ, свободные выборы. Сегодня у нас нет ничего из этого.

То есть он уничтожил не только российскую демократию, его самое большое преступление перед Россией и русскими – отравление народного разума пропагандой насилия.

К счастью, оно не работает полностью, поскольку в последний год несмотря на обстоятельства, аресты и избиения на улицы России вышли десятки тысяч людей, чтобы выразить свой протест против режима коррупции и высокомерия.

Трагическое наследие путинского режима, какое бы правительство за ним ни пришло, - это задача восстановить наши позиции в мире и среди наших союзников. Не стоит забывать, что из-за Путина нас выкинули из Большой восьмерки, а теперь и из Совета Европы, и его режим в принципе превратил нашу страну в парию.

Таким образом, перед каждым постпутинским правительством стоит задача – восстановить позиции государства в мире, восстановить демократию в стране и веру в надежность правительства, которая исчезла, а также бороться с невероятно разросшейся коррупцией, которая была и остается фактором, абсолютно определяющим режим Владимира Путина. Коррупция – больше не проблема для путинской России, а часть системы, которую он построил, и теперь перед нами стоит гигантская задача изменить это.

- Вы сказали, что вопрос не в том, падет ли режим Путина, а в том, когда это случится. Какие знаки на это указывают?

- Первый очевидный факт – ничто не вечно. Путин может полагать, что он вечен, и иногда он так себя ведет, как будто это действительно так.

Как мы говорили, крупные политические перемены в России могут произойти очень быстро. Думаю, если бы кого-то в августе 1991 года спросили, когда рухнет советский режим, никто бы не ответил, что это случится в конце месяца. Но именно так произошло.

Думаю, бессмысленно пытаться определить точное время, когда это случится. Возможно, через пять лет, возможно, в следующем месяце, в России дела делаются так.

- Всегда же есть возможность, что Путин может подать в отставку, но назначит вместо себя кого-то другого.

- Да. И есть возможность, что если это произойдет, на московские улицы выйдут сотни тысяч людей. Помнится, в последний раз в 2011 году это повлекло за собой крупнейшие демонстрации за время правления Владимира Путина. Поскольку выборы были бесстыдно фальсифицированы. И опять-таки: если бы кто-то мне сказал об этом раньше, я бы подумал, что он рехнулся. Но именно это случилось.

Но мы снова не были готовы, оппозиция сделала много ошибок и упустила из рук много возможностей, поскольку мы не думали, что столь массовые демонстрации возможны.

- Оппозиция сейчас в лучшем состоянии, чем в 2011 году?

- Еще много надо сделать. Мы делаем все для организации образовательных и обучающих программ, но мы должны учиться строить коалицию и тому, как сотрудничать с коллегами из других групп и организаций. Мы учились этому потихоньку и стали в этом лучше, чем прежде.

Российская оппозиция долгие года была печально известна своими разногласиями и склоками. Но если взглянуть на демонстрации, прошедшие за последние два месяца, то видно, что очень разные люди стоят на улицах плечом к плечу. Люди из “Открытой России”, из организации Алексея Навального, “Яблока” и других оппозиционных группировок.

Также на улицы выходят протестовать люди, которые не входят ни в одно объединение, они обычные граждане России, которых достала коррупция и высокомерие режима. Это единственный способ выразить свое недовольство правительством.

У нас нет свободных выборов, наш парламент – не место для дискуссий. Как сказал спикер парламента, все крупные СМИ под контролем государства.

- Среди историков и мыслителей иногда бытует мнение, что русские любят объединяться за спиной большого вождя. Стереотип, что русским нужен царь.

- Это один из наиболее обычных стереотипов о России. В то же время это неверный стереотип. Исходя из последнего столетия, оказывается, что всякий раз, когда русские могли свободно выбирать между диктатурой и демократией, они всегда выбирали демократию.

В 1906 году, когда впервые избирали российскую Государственную Думу, сторонники царизма не получили там ни одного места. В 1917 году на выборах в Учредительное собрание – после большевистского переворота – они проиграли выборы эсерам. В 1991 году демократический кандидат в президенты Борис Ельцин опередил кандидата от Коммунистической партии 57% голосов против 17%. Это факты, а не стереотипы. Так происходит, когда русские получают возможность выбирать, а не вынуждены говорить, как сильно им нравится жить под сильной властью царя.

Таким образом, важно иметь в виду, что российские авторитарные правительства возникали в результате подавления народной воли, а не как ее проявление. Это не было свободной волей россиян.

Думаю, оппозиции важно помнить, что наша цель – не в том, чтобы сменить Путина на Навального, Ходорковского или кого-то еще. Наша цель – не сменить человека, а сменить систему. Мы не хотим менять плохого царя на хорошего. Нет такой вещи, как хороший царь. Мы не хотим для России царя.

Поэтому в России есть четкое понимание, что что бы ни произошло после Путина, будь то более парламентарная система или президентская парламентарная система, в любом случае она должна быть более уравновешена, демократична и разнообразна, чем то, что мы видим сейчас.

История показала – даже в девяностые, когда у нас была демократия, но система была крайне президентской и все зависело от одного человека, - что дела России не идут хорошо, если вся власть сосредоточена в руках одного человека. Даже если речь идет о приличном человеке, каким был Борис Ельцин, это все равно не кончается хорошо, потому что сама система неправильна.

Читать также

НАВЕРХ