Политики, похоже, проиграли войну с алкоголем

В эстонских магазинах пиво в 2017 году подорожало на 17,4 процента, причем, легкое пиво подорожало на 15,8 процента, а крепкое – на 20,5 процента.

ФОТО: Ээро Вабамяги

Согласно составленному Институтом конъюнктуры исследованию рынка алкоголя и его потребления, который был опубликован вчера, потребление алкоголя в Эстонии на душу населения в прошлом году увеличилось, пишет Postimees.

В течение нескольких лет руководитель социал-демократов Евгений Осиновский самоуверенно твердил общественности о позитивном влиянии акциза на алкоголь.

«На основе статистики и исследований известно, что на снижение потребления алкоголя влияют его подорожание и ограничение рекламы и доступности», - сказал Осиновский в октябре 2015 года газете Äripäev.  «Ужесточение алкогольной политики, несомненно, улучшит здоровье населения», - обещал он в октябре 2017 года в интервью ERR.

На оценку тогдашнего канцлера юстиции, по словам которого быстрое повышение акцизов в 2017 и 2018 годах противоречит конституции, Осиновский ответил, что при повышении цен на алкоголь возникнет доказанное серьезное влияние на снижение рисков от алкоголя в обществе.

Вчера, когда были обнародованы результаты исследования Института конъюнктуры, что за год потребление выросло, Осиновский уже не спешил давать комментарии, а несколько раз переадресовал журналиста Postimees к новому министру здравоохранения и труда Рийне Сиккут.

На запрос Postimees политик ответил, что эта тема в компетенции министра здравоохранения, и как бывший министр он не будет давать комментарии за нового министра: «Естественно, у меня есть мысли, я – думающий человек», - ответил бывший министр здравоохранения на вопрос, неужели у него как у инициатора повышения акцизов нет больше мыслей на эту тему. Однако несмотря на наличие мыслей, он не захотел поделиться ими с журналистом.

Не хочется признавать рост

«Нет, мы не узнали сегодня, что потребление алкоголя выросло. Повышение на 0,7 процента – это, конечно, не повышение. Статистически мы можем говорить, что потребление алкоголя осталось таким же», - не захотела признать рост потребления алкоголя утвержденная Осиновским в должности вице-канцлера по вопросам здравоохранения Марис Йессе.

Но несмотря на споры о том, является 0,7 процента повышением или нет, государственные чиновники не могут сквозь пальцы смотреть и на другие вызывающие обеспокоенность тенденции, которые выявило новое исследование на тему алкоголя.

Поскольку целью повышения акциза на алкоголь было изменить отношение людей к спиртному и заставить их пить меньше, результат оказался скорее противоположным. Если в 2015 году лишь семь процентов людей считали, что в Эстонии не нужно снижать потребление алкоголя, то в 2016 году к такому же выводу пришли уже 16, а в 2017 году – 17 процентов участников опроса: «Мы это считаем протестным настроением», - прокомментировала директор Института конъюнктуры Марье Йозинг, добавив, что заметно, какую агрессию вызывает алкогольная политика у эстонцев.

В то, что положительное отношение жителей Эстонии к употреблению алкоголя могло - вопреки надеждам - заставить их пить больше, вице-канцлер не верит: «Я действительно не хочу верить в то, что люди выражают свой протест, нанося вред себе и своему здоровью». По ее словам, приграничная торговля возникла бы и в том случае, если бы акцизы не поднялись. «Приграничная торговля с Латвией возникла бы все равно, там были свои мотиваторы и бизнес-интересы», - сказала вице-канцлер, добавив, что удержание низких цен на пиво в Эстонии просто сделало бы его доступнее для тех, кто не ездит в Латвию.

Также она привела пример, что цена и акциз на алкоголь – это лишь часть алкогольной политики, а потребление алкоголя пытаются снизить и другими методами. Так, с 1 июня вступило в силу новое ограничение на рекламу алкоголя, в планах - ограничить видимость алкоголя в магазинах. Отвечая на вопрос, подействуют ли мягкие методы вроде ограничений на рекламу на эстонцев, которые ради алкоголя готовы даже ехать в Латвию, Йессе сказала, что действие всей алкогольной политики доказано научно: «У нас нет оснований считать, что жители Эстонии имеют какой-то иммунитет к рекламе».

Возник черный рынок пива

Но намного более значимым изменением является то, что после повышения акциза оживился черный рынок алкоголя. «Если мы говорим о серой зоне, то это – алкоголь, привезенный из Латвии, который перепродают в Эстонии», - привела в пример вызывающую обеспокоенность тенденцию директор Института конъюнктуры Йозинг. Так выяснилось, что 24 процента людей, покупавших в прошлом году алкоголь в Латвии, приобретали его еще и по чьему-то заказу, а 1 процент вез алкоголь на перепродажу. По сравнению с 2016 годом, доля людей, выполнявших чей-то заказ, увеличилась на семь процентов. По словам Йозинг, большая часть людей и не знает, что речь идет о нелегальной деятельности.

И хотя в традиционном смысле торговля нелегальным алкоголем может показывать признаки сокращения, нет подтверждения снижения поступающего с приграничной торговли (и по сути, также являющегося незаконным) распространения алкогольных напитков на нелегальном рынке. По некоторым оценкам, в 2017 году незаконные покупатели латвийского алкоголя составляли 40 процентов от всех покупателей левого алкоголя. «Мы больше не говорим только о контрабандной водке, теперь речь идет и о сидре, и о пиве», - прокомментировала Йозинг.

Будущее туманно

«К сожалению, наш прогноз таков, что объем покупок в Латвии не снизится»,- говорит Йозинг. Поскольку с нынешними ставками акциза на пиво мы занимаем уже пятое место в Европе, а на среднюю эстонскую зарплату в Латвии можно купить пива в полтора раза больше, можно понять, почему снижения количества приобретаемого в Латвии алкоголя пока не ожидается.

И хотя акциз на алкоголь начал повышаться и в Латвии, там это делают значительно спокойнее, чем в Эстонии. В эстонских магазинах пиво в 2017 году подорожало на 17,4 процента, причем, легкое пиво - на 15,8 процента, а крепкое - на 20,5 процента. Из крепких напитков водка и джин подорожали больше, чем все другие алкогольные напитки – так, цена водки поднялась на 9,6 процента, джина – на 10 процентов, а ликер подорожал на семь процентов.

Из-за цен каждый второй, раньше привозивший алкоголь из-за границы, по его же словам, планирует делать это и в этом году. Среди умеренных потребителей такой план есть у 41 процента, а у употребляющих мало – у каждого десятого. Вне зависимости от частоты употребления, 11 процентов участников опроса уверенно сказали, что они в винном ралли принимать участие не будут.

К тому же поступление акцизов в казну не согласуется с бюджетными ожиданиями: по сравнению с прошлым годом покупка алкоголя в Эстонии заметно снизилась. Если в 2016 году в Эстонии были куплены 17,3 миллиона литров крепкого алкоголя и 121 миллион литров пива, то в 2017 году были проданы 13,4 миллиона литров крепкого алкоголя и 103 миллиона литров пива.

Обещанное снижение оказалось повышением. Таблица употребления алкоголя и поступления налогов.

ФОТО: A P

НАВЕРХ