Мать борется за эстонскую школу для ребенка

И хотя мать просит, чтобы семилетний ребенок еще на год остался в детском саду, а будущей осенью пошел в эстонскую школу, ему, видимо, придется идти в этом году в русскую школу, поскольку законных оснований для отсрочки у него нет.

ФОТО: Артур Куус

Переехавший в Эстонию семилетний Антон по своему уровню владения эстонским языком для эстонской школы не подходит, но и отложить начало школьного обучения не удается по закону, поскольку в качестве альтернативы имеется школа с русским языком обучения, пишет Postimees.

Прожившая всю жизнь за границей Анника (все имена для защиты ребенка измененыред.) с двумя сыновьями в феврале прошлого года вернулась на историческую родину в Эстонию. И хотя домашним языком семьи до сих пор был русский, Анника говорит на эстонском на уровне В1 и благодаря этому очень быстро смогла устроиться в Тарту работником по обслуживанию клиентов. Сейчас она говорит с акцентом, но весьма бегло.

Младший сын Антон начал учить эстонский язык в Эстонии, когда прошлым летом его отдали в эстонский детский сад. Язык дается ему с трудом, признается Анника: «Где-то месяц назад он начал говорить в детском саду на эстонском. До сих пор он очень редко использовал эстонские слова». Поначалу маленький Антон был зациклен на том, что с эстонским он не справится. Сейчас эта уверенность мало-помалу начала отступать: «Он говорит простейшие выражения, вроде, „я хочу выйти“,“ хочу есть“, „мама, я тебя люблю“», - перечислила Анника.

Поскольку Антону семь лет, осенью он должен идти в школу. Самым большим желанием Анники было бы отдать ребенка в эстонскую школу, но и учителя в детском саду, и логопед говорят, что словарный запас Антона для этого слишком мал: «Если был он на полгода раньше начал говорить на эстонском языке,  словарный запас был бы богаче».

В начале года, когда только стали собирать документы, в семье считали, что Антон мог бы еще год остаться в детском саду: «Я абсолютно уверена, что в таком случае к школе у него проблем не было бы».

Ее второй сын учится в русской школе: «Он приехал в Эстонию в таком возрасте, что у него не было возможности пойти в эстонскую школу. Он семь лет проучился в русской школе». Там, по словам матери, у него нет возможности выучить эстонский язык, потому что нет мотивации на нем говорить.

«Для меня очень важно, чтобы у младшего ребенка теперь, когда он с таким трудом заговорил, не пропала мотивация», - объясняет мать, по оценке которой, сыну будет проще всего выучить язык именно сейчас. В будущем это окажется сложнее.

Отсрочку от школы не дают

Ходатайством Анники занимается фонд Innove, который в определенных случаях дает детям отсрочку от школы. Случаем Антона занимается логопед центра Rajaleidja, который, к большому удивлению семьи, особо не обнадеживает.

«В Innove закон трактуют буквально, и там мне сказали, что нам нет смысла даже пытаться просить отсрочку от школы. Кроме того, этот логопед говорит, что даже если мы отведем ребенка в эстонскую школу, он уверен, что через полгода там скажут, что ребенок не справляется и его нужно перевести в русскую школу. У них такой опыт уже был», – говорит Анника, которая считает такое отношение невероятным.

Руководитель Тартумааского центра Rajaleidja фонда Innove Пирет Татунтс сказала, что не может комментировать случай Антона. В то же время, она признала, что отсрочку от школы дают в строго определенных случаях, которые в этом году очень ясно перечислили в законах об основной школе и гимназии. «С этого года произошли существенные изменения в плане отсрочки от школы», - говорит Татунтс.

Закон говорит, что отложить поход в школу на год можно в случае, если «навыки познания и обучения, социальные и личностные навыки ребенка, необходимые для начала обучения, не сформировались в нужной степени». Причем, у ребенка должны быть проблемы во всех приведенных областях. Одной недостаточно.

Также отсрочку от школы получают те, кому пойти в школу не позволяет здоровье.

«Раньше было постановление министра социальных дел, в котором был один пункт о языковом и речевом отставании, теперь закон в какой-то степени ограничен. Внешкольная консультационная комиссия может в каждом случае взвесить, есть ли основания для отсрочки», - добавила руководитель центр.

Решение ищут

Анника, по ее словам, чувствует брошенной на произвол судьбы: она просит помощи уже с начала года, но школа уже на носу, а решения нет. Единственное, что выяснилось, что по закону у Антона нет оснований для отсрочки от обучения.

По словам Пирет Татунтс, это не так. Она утверждает, что все еще занимается изучением случая Антона, но это требует времени. А потом соберется круглый стол - консультант, представители учебного заведения, родители, а иногда и представители самоуправления. «Случай может быть сложным. Мы вместе  попытаемся найти лучшее решение: в рамках закона, но и в интересах ребенка». Она пообещала принять участие в круглом столе лично, и заверила, что для развития навыков владения эстонским языком в системе образования есть очень много разных возможностей.

Главный специалист по вопросам начального образования отдела образования города Тарту Каспар Креэгимяэ также сказал, что сотрудничество между городом и Innove продолжается: «Этот случай не завершен, ходатайство об отсрочке от школы еще находится в производстве фонда». Креэгимяэ добавил, что общий круглый стол пройдет на этой неделе и решение будет принято во второй половине июня.

В прошлом году отсрочку от школы получили 542 ребенка по всей Эстонии, в позапрошлом – 516. По отказам у Innove статистики нет.

НАВЕРХ