Списывание на госэкзамене по математике: Innove аннулировал результаты 10 гимназистов из 17
Дополнено в 14.30!

Школа. Иллюстративное фото.

ФОТО: PEETER LANGOVITS/PM/EMF

В понедельник в редакцию Rus.Postimees обратился Андрей Инешин, сына которого - ученика 12-го класса Русской гимназии Хааберсти - заподозрили в списывании на государственном экзамене по математике. Вместе с юношей под подозрение попали еще 16 учеников, некоторые из них сознались. Как во вторник днем сообщил порталу Rus.Postimees центр компетенции в области образования Innove, у 10 из 17 учеников Русской гимназии Хааберсти, сдававших экзамен по математике, было выявлено нарушение. Таким образом, результаты их экзамена оцениваются в ноль баллов. Кроме того, в других четырех школах нарушение правил выявили у десяти учеников, то есть всего в этом году результаты экзамена по математике были аннулированы у 20 человек.

Innove потребовал разъяснений

«Сначала нам пришло письмо с требованием объяснить, почему некоторые дети допустили одинаковые ошибки в экзаменационной работе, - рассказывает Андрей, супруга которого преподает в той же школе, но в младших классах. - Мы им ответили, что было бы странным, если бы при одинаковом задании и при одинаковой системе обучения не было одинаковых ошибок. После этого сразу 17 детей вызвали в Innove для уточнения деталей. Всех пригласили к 14.30, но так как пускали по одному, мы добрались до комиссии около 17.00. Возможно, это было сделано специально, чтобы дети устали, почувствовали страх».

Андрей отправился в Innove вместе с сыном, который, к слову, учится без троек. По слова отца, происходящее напоминало полицейский допрос: «Состоящая из четырех человек комиссия оказывала давление на детей, цеплялась к словам, задавала запутывающие и отвлекающие вопросы. А начиналось все с того, что комиссия проверяла по списку, как ребенок сдал экзамен по эстонскому языку, и если результаты были хорошие - 70-80 баллов, с ним начинали говорить на эстонском языке и при этом отмечали: „Ты же сдал экзамен, получил эти баллы“. Но, минуточку, они сдавали на категорию В1 и В2, а это не С1 и не разговорный уровень. Детям пришлось нелегко».

Отец вспоминает, что многие были на грани срыва, особенно девочки, некоторые из которых выходили из кабинета заплаканными.

«Когда я туда зашел со своим сыном, все было культурно и корректно, но чувствовался негатив, отношение было как к подозреваемому. У сына спросили, как он может объяснить, что в одном задании у него и других детей были одинаковые ошибки. Дурацкий вопрос, согласитесь: никак он это объяснить не может, и никто не может, так звезды совпали. Все это действо было похоже на полицейский допрос, правда, без пристрастия», - говорит Андрей.

На экзамене присутствовал наблюдатель Innove и, насколько известно отцу, за руку со шпаргалкой тот никого не поймал. Андрей считает, что дети ни в чем не виноваты: «Там был человек, который следил за ходом этого экзамена, все прошло гладко, протоколы подписаны, претензий не было. Однако члены комиссии давили несколько раз - вы все-таки признайтесь, может, кто-нибудь списывал. Думаю, что дети не списывали и в итоге никто ни в чем не признался».

Решения комиссии дети и их семьи ждут уже вторую неделю.

«Я не понимаю, Innove - это тайная полиция Министерства образования? Решение комиссии мне не так важно, меня больше возмутил сам процесс. Очень похоже на 37-й год, когда по записке людей сажали в тюрьму на 10-15 лет или расстреливали. Называется репрессией, когда кому-то что-то показалось. А где доказательства? Одна учительница говорит: у нас есть факты. Какие факты? Видеосъемка? Нет. Показания свидетелей? Нет. Вот учителю там показалось, опираясь на ее личный опыт. Мне тоже много что кажется, но я не делаю из-за этого выводов. Зачем отравлять жизнь детям, которые вступают во взрослую жизнь?» - недоумевает читатель.

Под подозрением еще четыре школы

Заведующий центром тестов Innove Райн Санник подтвердил порталу Rus.Postimees, что действительно при оценке экзаменационных работ в вышеуказанной школе у оценщиков возникло подозрение в нарушении правил в работах 17 детей. «После этого мы обратились за разъяснениями к самим экзаменуемым, а также к экзаменационной комиссии и внешним наблюдателям. Сейчас мы выносим решение, останется ли подозрение в отношении всех детей или все-таки после разъяснений и получения плана рассадки в экзаменационном помещении с некоторых оно будет снято. Решение будет принято к завтрашнему дню, в связи с чем более конкретную информацию я сейчас дать не могу», - объяснил он.

«К сожалению, похожие проблемы возникли еще в четырех школах, - признал Санник. - До оформления решения и его оглашения и здесь мы не можем ничего конкретизировать. Нарушение правил экзамена можно обнаружить как во время экзамена, так и при оценке экзаменационных работ».

По его словам, в большинстве случаев при списывании на государственном экзамене по математике в различных экзаменационных работах систематически наблюдаются одинаковые ошибки и исправления, идентичные формулировки и перекликающиеся одинаковые правильные или неправильные дополнения к ответам. Как правило, такие случаи происходят с учениками, которые в экзаменационном помещении сидят рядом.

«Постановление №54 Министерства образования и науки от 15.12.2015 предусматривает, что если при оценивании государственных экзаменационных работ выявляется использование посторонней помощи или списывание (в различных экзаменационных работах систематически появляются одинаковые ошибки и/или исправления, идентично сформулированные длинные ответы, которые должны быть представлены в свободной форме, например, в письменной части языкового экзамена, перекликающиеся одинаковые правильные или неправильные дополнения к ответам, плагиат или нечто подобное, в какой-то одной части госэкзамена или при написании всей экзаменационной работы), тогда государственную экзаменационную работу нужно целиком оценить в ноль баллов. Поэтому в качестве результата нарушившего правила ученика засчитывается ноль и экзамен остается несданным», - заключил Санник.

Беседа VS допрос

По словам Санника, очевидно, что для каждого родителя может быть шокирующим осознание того, что его ребенок на экзамене мог использовать методы, которые не разрешены или в результате которых тот может не закончить школу. «Поэтому все этапы разбирательства могут казаться такими, где оценивание не кажется уместным и правильным. В связи с этим всем экзаменуемым, в отношении работ которых возникло подозрение, предоставлена возможность дать объяснения», - объяснил он.

«Поскольку в Русской гимназии Хааберсти количество экзаменуемых, в отношении которых возникли подозрения и ряд новых вопросов, было очень большим, на место был вызван директор, являвшийся председателем комиссии, и экзаменуемые, многие из которых были вместе с родителями. Беседы проходили по одному или в паре для тех, кто пришел с родителем», - описал он и добавил, что цель беседы состояла в том, чтобы, демонстрируя подозрительные места в конкретной работе, попросить разъяснений относительно возникшей ситуации.

«Очень многие ученики были готовы к сотрудничеству, поэтому в некоторых случаях мы получили исчерпывающие ответы на наши вопросы. Нельзя исключать, что для кого-то произошедшее могло показаться допросом в полиции, но если возникли подозрения, ими необходимо заниматься и докапываться до истины. Естественно, что ученики в этой ситуации чувствовали давление, но это чувствует каждый, кого подозревают в нарушении правил и кто должен отчитываться по этой теме», - сказал Санник.

По его словам, никто никого не вынуждал признавать себя виновным, хотя, безусловно, в ходе некоторых бесед отмечалось, что разумнее было бы рассказать, что на самом деле происходило на экзамене, так как подозрение не может возникнуть на пустом месте, если речь идет о нескольких учениках.

«Вряд ли мы заинтересованы в оправдании обмана и того, чтобы в обществе терпелось нарушение установленных требований. Это было бы несправедливо по отношению к тем, кто все делает честно, - заявил он. - Таким образом, утверждения родителей неверны. Если правила нарушены, то нужно нести ответственность и выяснять истину. К счастью, в процессе были и те, кто честно во всем признался и был готов нести ответственность. Несмотря на то, что в экзаменационном помещении этой школы есть также камеры видеонаблюдения, мы попросили школу представить записи с них, но, к сожалению, получили ответ, что записи за экзаменационный день не сохранились. Школа попросила выслушать каждого ученика отдельно, что мы и сделали».

Rus.Postimees также обратился за комментарием к руководству школы, однако до сих пор связаться не удалось. Мы продолжим следить за развитием этой истории.

НАВЕРХ