Тайные сделки Берманов в Панаме

Федор (слева), Игорь и Марк Берманы на президентском приеме по случаю годовщины республики. ФОТО: Raul Mee/Äripäev

Усерднее других жителей Эстонии, использующих возможности налогового рая, оказались крупнейшие собственники Балтийского судоремонтного завода (БСРЗ) семья Берманов. Фирмы под руководством подставных директоров, у них есть как на Мальте, так с недавнего времени и в Панаме, выяснилось из новой порции утекших документов, пишет Postimees.

Годами Берманы управляли своей собственностью в производственном концерне БСРЗ через эстонскую фирму Ferriol. В августе 2016 года Ferriol вместе с акциями Берманов перешла зарегистрированной на Мальте SOLV International Ltd.

Мальтийская фирма – это международное предприятие, консультирующее по налогам, которой занимаются два давнишних доверенных лица Берманов: мальтийский налоговый адвокат Кристиан Эллуль и бухгалтер Карл Шранц. Они – финансовые акулы, которые консультируют влиятельных иностранцев.

Хватку Эллуля и Шранца характеризует, например, то, что именно они вели дела от имени словацкого бизнесмена Мариана Кокнера, после разоблачения отмывания денег которого в феврале этого года был убит словацкий журналист Ян Кучак.

Понятно, что любовь Берманов к Мальте не обусловлена теплым средиземноморским климатом, дело в возможности оптимизировать налоги. При распределении дивидендов расходы на подоходный налог на Мальте в четыре раза меньше, чем в Эстонии. Если на родине пришлось бы в качестве подоходного налога отдать 20 процентов, то на Мальте ставка подоходного налога при хорошем управлении составляет всего пять процентов.

Так что нечему удивляться, что крупный собственник БСРЗ, начинавший в 1970-х на предприятии инженером Федор Берман использует мальтийскую фирму Friol Investment Limited. Его брату Игорю Берману принадлежит в островном государстве фирма IB Holding Limited, а сыну Марку Берману - Marim Trading Limited. Все три фирмы были созданы в один и тот же день – 9 апреля 2015 года.

Вероятнее всего, без панамских документов общественность Эстонии никогда не узнала бы о мальтийских фирмах Берманов. Имена крупных собственников БСРЗ просто так в этих фирмах не найдешь, ими за Берманов управляют налоговые консультанты Эллуль и Шранц. А теперь стало известно, что Мальта - не единственная страна, где двигаются деньги Берманов.

Нити тянутся через Атлантику

Находящиеся в распоряжении Postimees новые документы Mossack Fonseca свидетельствуют, что Берманы работали и в другом льготном налоговом регионе – в Панаме.

Например, в базе данных есть подписанные Марком Берманом заявления и копии паспортов от января 2016 года, в которых он указал себя выгодоприобретателем в фирме с британских Виргинских островов Exmoor Finance Corporation и панамском предприятии Poynton Investment Corp. Если первая из них в прошлом году, не имея большой коммерческой деятельности, канула в Лету, то через вторую до ее ликвидации успели пройти сотни тысяч евро, паев по акциям и даже золото.

История становится еще интересней, если взглянуть на сделки.

Например, 9 ноября 2015 года Poynton планировала дать долгосрочный кредит в пять миллионов евро мальтийской фирме Марка Бермана Marim Trading Limited. Договор подписали, но через год расторгли приложением.

Изменение перенаправило требование Poynton против Marim – теперь уже на сумму в 3,34 миллиона евро – живущему в Швейцарии сланцевому бизнесмену Райво Тамму. Сроком погашения кредита обозначили 12 лет, а процентная ставка составила один процент.

Тамм получил и второе требование Poynton. Некоторое время назад Poynton продал Marim за 200 000 евро доли в американском биржевом фонде и 120 унций, то есть 3,3 килограмма золота. Деньги Marim должна была заплатить в течение пяти лет с момента передачи имущества. И это долговое требование получил теперь Тамм, то есть формально Берман остался Тамму должен.

Уши реальных участников дела не торчат из сделки нигде – с одной стороны Атлантики договор по кредиту подписал назначенный в Mossack Fonseca для Poynton подставной директор, а с другой – бухгалтер Marim Карл Шранц.

В среду Марк Барман сказал Postimees, что в действительности Poynton не была его фирмой, как можно вычитать из документов Mossack Fonseca: «Я не был реальным получателем прибыли Poynton. Реальным получателем прибыли Poynon был Райво Тамм, который является моим давним другом и бизнес-партнером».

Таким образом, он утверждает, что не переводил свое имущество из одного предприятия в другое, а взял кредит у друга и купил финансовые инструменты: «Моя фирма хотела купить у фирмы Тамма данное имущество. Речь шла об обычной сделке», - прокомментировал Берман покупку золота и акций. Связаться с живущим в Швейцарии Таммом Postimees вчера не удалось.

Подставные директора приподняли шляпы

Если верить документам, до того безоблачная деятельность Бермана и Тамма в Панаме начала угасать в мае 2017 года. Из внутренней переписки фирмы выясняется, что ставшие более внимательными после первой порции панамских документов работники Mossack Fonseca начали закручивать гайки, чтобы не нарушать законы.

После того как они проверили фоновую информацию, им в глаза бросился находящийся не в ладах с законом резидент США Марк Д. Берман, и они начали просить у Марка Бермана подтверждения, что это не он. Из ряда электронных писем не остается сомнений, что еще прошлой осенью в Mossack Fonseca считали Бермана реальным получателем прибыли в фирме Poynton.

После отбиваний, длившихся несколько месяцев, Берман ответил, что он не является резидентом США. «Речь идет об однофамильце. У меня нет никаких дел с США. В последний раз я был там студентом в 1998 году», - написал ранним летом прошлого года Берман, находившийся тогда в отпуске.

В то же время сделки Poynton становились все более запутанными. В июле 2017 года Poynton через Mossack Fonseca попыталась заключить договор с членом правления дочернего предприятия БСРЗ Dekoil Сергеем Мельниковым. А именно, якобы у Мельникова возникло требование в размере 602 220 евро против кипрской фирмы Klimentav Investments Limited, которая является пайщиком Dekoil на Кипре. Но поскольку у Poynton, предположительно, было точно такое же требование против самого Мельникова, договорились, что Poynton выкупит это требование у Мельникова.

В действительности сделка, вероятно, не состоялась, поскольку Mossack Fonseca начала детально изучать, на каком основании вообще делается такой обмен. В конце октября прошлого года у фирмы было по горло неотвеченных вопросов, и она отправила сообщение, что отказывается быть агентом Poynton.

30 октября четверо подставных директоров Poynton в Панаме из числа работников Mossack Fonseca написали заявления об отказе от должности. Часть документов по приказу собственников отправили налоговому адвокату таллиннского адвокатского бюро ATTELA Мареку Херму.

Но почему у Mossack Fonseca было заявление Бермана, в котором он называет себя выгодоприобретателем в Poynton? «Возможно, это было связано с тем, что я помогал реальному выгодоприобретателем Poynton Райво Тамму в каких-то связанных с Poynton проектах, а потому и мне нужно было представить какие-то документы», - предположил Берман.

Из утекших документов видно, что реальным получателем прибыли фирмы Poynton был Марк Берман. ФОТО: Оливер Кунд

Комментарий Марка Бермана: Мальта казалась лучше

Прежние крупные собственники БСРЗ (Федор, Игорь и Марк Берманы) основательно обдумали, какой в длительной перспективе могла бы быть структура оптимальной мажоритарной собственности БСРЗ, которая учитывала бы и бизнес-структуру, и интересы акционеров. Тут приняли в расчет необходимость исключить дробление прав и интересов акционеров БСРЗ в течение длительного времени и обеспечить и в дальнейшем постоянное принятие решений на уровне акционеров в плане долгосрочных интересов ВСРЗ. Основательно проанализировали несколько вариантов, в том числе связанные с фирмами, зарегистрированными в Эстонии, в Голландии и на Мальте.

В плане необходимых для достижения цели юридически-регуляционной среды, опыта управления подобных структур и расходов оптимальной оказалась структура, основанная на зарегистрированных на Мальте фирмах. Малтийские фирмы и были созданы именно для достижения этих целей. Структурирование собственности через Голландию и Мальту обычно распространено и в Европе.

Мальта является страной-членом Европейского союза и не является офшорным регионом. У жителей Европейского союза есть четыре свободы, одна из которых – свобода учреждения. Таким образом, каждый гражданин Европейского союза без каких-либо ограничений может учредить в любой стране Евросоюза свою фирму. Все указанные акционеры фирмы официально видны в Коммерческом регистре Мальты. То есть речь не идет о скрытых паях (Марк Берман)

Закон станет жестче

Таким образом, как крупные акционеры БСРЗ Берманы скрыли свое участие в судоходстве на Мальте и на Кипре, в будущем скрыться уже не получится.

В октябре прошлого года Рийгикогу принял Закон о препятствовании отмыванию денег и терроризму, самая нашумевшая поправка которого касается обязанности раскрывать реальных выгодоприобретателей фирмы.

Начиная с 1 сентября все зарегистрированные в Эстонии фирмы должны раскрыть в Коммерческом регистре данные о своих реальных выгодоприобретателях. На примере Берманов это означает, что фирме Федора Бермана Ferriol OÜ недостаточно будет указать в качестве пайщика SOLV International, а придется раскрыть и реальных получателей прибыли мальтийского предприятия.

Под реальными выгодоприобретателями коммерческого предприятия понимаются люди, которым напрямую или косвенно принадлежит фирма. В руках непосредственного собственника находится более 25 процентов паев или право собственности. Косвенным собственником является человек, контролирующий фирму, которой принадлежат более 25 процентов паев или право собственности другого предприятия.

НАВЕРХ
Back