Треклятая «интеграция» - политический лозунг или состояние души?

Маргарита Кялло

ФОТО: личный архив

Ужасно не хочется использовать этот оскомину набивший термин «интеграция». Интеграция то, интеграция се – ерунда все это! Вон, уж скоро 30 лет, как Эстония является независимым государством, а четверть населения страны так и не интергировали. Правда, знакомое мнение? А главное, такое близкое израненной русской душе, которой хочется, как в сказке «По щучьему велению», чтобы мир вокруг преобразился в открытый, дружелюбный, понятный, а эстонский язык со скоростью взмаха волшебной палочки стройно, без запиночки, полился из уст неэстонского населения. Мечтать не вредно!

Действительно, даже полезно. И мечта должна быть далекоидущей, с размахом, чтобы любые трудности на пути к ее достижению казались незначительными, а значит, преодолимыми. Вот, моя мечта заключается в том, чтобы слово «интеграция» превратилось из политического лозунга в состояние души каждого отдельного индивида нашего общества.

Тут не обойтись без личного примера. Расскажу свою, так называемую, «саксесс стори». Родилась на самом северо-востоке нашей страны, в городе Нарва, некогда именуемом Ругодив (небольшое историческое отступление). Училась в русской школе. С первого класса учила эстонский язык как иностранный. На экзамене в девятом классе с трудом пересказала вызубренный билет, содержание которого, отчасти, так и осталось для меня загадкой. Получила пятерку. Ну, отличница же, как может быть иначе? Но уже тогда поняла, что так дальше продолжаться не может: грамматика становилась сложнее, тексты длинее, а перспективы поступления в университет туманнее без знания государственного языка. Благо, родители были передовые, готовые на все ради светлого будущего своего чада.

Начала брать частные уроки репетитора по эстонскому языку. В то время начинающий педагог от Бога сумела за три года занятий растолковать, что к чему. В двенадцатом классе выпускной экзамен был сдан на твердую четверку, после чего последовала поездка в Таллинн для сдачи эстонского языка на категорию. Почему в Таллинн? Да просто экзаменационная комиссия в Нарве самая суровая была. Экзамен сдала замечательно, на категорию С1, с устной похвалой со стороны членов комиссии. Успех! Но как ни странно, щемящий страх в душе и дрожь в коленках каждый раз, когда нужно было хоть слово произнести на эстонском языке, так и не исчезли, а стремление покинуть страну, которая так и не стала уютной родиной, все громче отзывалось эхом в закоулках моей души.

Неэстонское население страны имеет деформированную самооценку и ограниченный доступ к полезной информации. 

Судьба не заставила себя долго ждать. С блеском поступив в вуз, я перебралась в Таллинн. Иностранцев здесь было пруд пруди. Знакомство, чувства, свадьба. После окончания вуза переезд на родину мужа, в Финляндию. Вот она долгожданная заграница, северо-европейская страна с сильной социальной системой поддержки и открытыми границами. Но, как оказалось, и здесь первое, что надо было сделать – это интегрироваться. Ну, вот, приехали... Опять курсы языка, только теперь финского. Он хоть и похож на эстонский, все же во многом отличается. Эстонский, так как был неродной и пассивный, только мешал. И тут я приняла роковое в своей жизни решение: а что если временно упаковать эстонский язык в посылку «до востребования» и окунуться в финский язык, культуру, телевидение, музыку? Ну, одним словом, окунуться в прорубь интеграции с головой, снять себя с ручного тормоза страхов и предрассудков и, как на американских горках, с визгом, свистом ветра в ушах и открытым разумом, прокатиться на «программе интеграции».

Сказано – сделано. Когда я оказалась в чужой стране, вдалеке от окружавших меня в Эстонии критики властей и жалоб тех, у кого не получилось, вне рамок общественного мнения, все стало получаться само собой. Да, несомненно, я должна была прилагать усилия, но они приносили желаемый результат. Я с жадностью внимала всем культурным особенностям: пробовала местные блюда, слушала финскую музыку, ходила в баню по-черному. Обнаруживала и фиксировала как сходства, так и различия между финской и нашей, эстоно-русской культурой. Пыталась понять ход мыслей и причины их возникновения. И, как мне кажется, достигла некоего состояния души, когда ты уважаешь и принимаешь окружающих, при этом не изменяя себе.

Через три с половиной года я покинула Финляндию и вернулась домой, в Эстонию, взяв с собой ценный багаж личностного роста и четкое понимание слова «интеграция». Пришлось достать посылку с эстонским языком «до востребования», и пременить полученный на чужбине опыт во второй раз. Вы знаете, получилось. Я с легкостью интегрировалась в эстонское общество, а мое свидетельство о сдаче государственного языка на категорию С1 так и не удалось ни разу предъявить, так как в этом не было нужды.

Печально то, что многие жители нашей страны так и не сумели подобрать ключик к своей коробочке с надписью «интеграция». Спустя много лет эта проблема актуальна и умело используется политиками в предвыборной гонке. Неэстонское население страны имеет деформированную самооценку и ограниченный доступ к полезной информации. Поделюсь некоторой. У Эстонии есть официальная, одобренная государством программа интеграции, что показывает формальную готовность решить этот вопрос, а дать ему духовное наполнение и реальные очертания – это наша с вами задача. Задача тех, кто претворяет эту программу в жизнь, в равной степени как и тех, кто является ее конечным потребителем. К концу этого - началу следующего года в Таллинне и Нарве откроют двери так называемые языковые дома (keele majad), где можно будет учить эстонский язык и участвовать в общественной жизни страны бесплатно.

К тому же, в Эстонии появилось новое политическое движение, одна из инициатив котого состоит в том, чтоб не делить школы на эстонские и русские. Пусть наши дети учатся в одной школе. Каждый на своем языке, но под одной крышей. Если мы до совершеннолетия разделяем наших детей, наивно полагать, что в последствии они смогут плодотворно сотрудничать. Если же им дать возможность с самого детства играть вместе на переменках, проводить совместные школьные мероприятия, праздники, экскурсии, то они научатся уважать друг друга, делить общие ценности, сохраняя свою культурную принадлежность. Не стоит обрекать последующие поколения на бессмысленное и искусственное деление, несущее собой никому ненужное противостояние. Население нашей страны слишком мало для этого. Результата можно достичь только в том случае, если отбросить атавизм распрей между эстонским и неэстонским населением и направить синергию на решение действительно значимых вопросов по благоустройству нашего общего будущего. Прозвучало слишком громко? Ну, и пусть. Цели должны быть высокими. Ведь удалось же мне подобрать шифр к заветному слову «интеграция» и превратить его из политического лозунга в состояние души.     

НАВЕРХ