Кристийна Баум: ненависть к чужакам отчасти есть и у шведов

Неонацизм. Фото иллюстративное.

ФОТО: SCANPIX

То, что потомок мигрантов в Швеции энного поколения останется «чертовым беженцем», в спину которому могут выкрикнуть «поезжай домой!», отчасти правда. Его положение не отличается от положения эстонских русских, пишет в Postimees живущая в Швеции колумнист Кристийна Баум.

Как и в Эстонии, в Швеции время от времени возникают дискуссии, кто может называть себя шведом и на каких условиях, а кто нет. В Эстонии широко распространено, что в зависимости от происхождения, акцента и цвета кожи ты можешь быть эстонцем, русским, беженцем или кем-то еще. Двойного толкования и промежуточных вариантов нет. В Швеции это дело многограннее.

Возьмем, к примеру, игрока шведской национальной сборной под номером 21. Он гражданин Швеции по рождению, родился и вырос, ходил в школу, выучил язык и получил футбольные навыки в Эребру. Вы думаете, в чем вопрос, ясно же, что это шведский парень. Но если вы узнаете, как его зовут и как он выглядит, вы не будете больше насколько в этом уверены.

Его зовут Джими Дурмаз, у него смуглая кожа и длинная борода, а его мать и отец были мигрантами. Тот самый человек, выросший в маленьком шведском городке гражданин Швеции, говорящий по-шведски, который любит свою родину, внес вклад в международный  успех и известность своей страны и который растит своих детей шведами по духу, в то же время является мигрантом во втором поколении, у которого нет такого же, как у коренного народа этнического происхождения и внешних признаков.

Именно это в последние недели обсуждают в Швеции наряду с чемпионатом мира по футболу: давно пришло время прекратить делить людей на них и на нас, своих и чужих, шведов и мигрантов.

Над отношением народа работают отдельно

Между Германией и Швецией шла решающая игра. Джими Дурмаз в конце второго периода матча вышел на поле, спустя пару десятков минут он допустил ошибку, за которую Германия заработала свободный удар. Так, на 95-й минуте игры, когда до финального свистка остается всего несколько секунд, мяч летит в ворота шведов и игра оказывается проиграна. Разочарование велико не только у игроков и фанатов, но и тех трех миллионов шведов, которые следили за состязанием по телевизору.

Через несколько минут на страницу Дурмаза в Instagram начинают поступать комментарии в стиле «Поезжай домой», «Сбрей свою игиловскую бороду», «Почему ты играешь со шведами, ты же не один из них». С другой стороны выражают очень большую поддержку, и в итоге за час поступает 3000 комментариев, пара десятков из которых имеют пренебрежительное, расистское или угрожающее содержание.

То, что потомок мигрант в Швеции в энном поколении остается «чертовым мигрантов», которому могут выкрикнуть в спину «Поезжай домой!», отчасти правда. Их ситуация не отличается от ситуации эстонских русских. И Златан Ибрагимович говорил, что он продвинулся так далеко в своей карьере благодаря тому, что на игровых полях Швеции ему нужно было больше других доказывать, что он чего-то стоит. То есть ему пришлось добиваться права называть себя шведом, что для светловолосых и имеющих фамилии, заканчивающиеся на «-сон», является само собой разумеющимся.

И хотя и Эстония, и Швеция должны заниматься интеграции, я вижу здесь разницу в отношении. Я не замечаю, чтобы в Эстонии было сделано хоть что-то важное для объединения эстонцев и русских. Разве была протянута рука посредством создания русскоязычного ЭТВ+, но с отношением народа отдельной работы не проводилось. В Швеции наоборот. Каждое веющее расизмом, исполненное ненависти к чужакам и пренебрежительное по отношению к другим народам заявление находит многоплановый и сильный негативный ответ. Как и прошлогодний теракт в центре Стокгольма, случай Дурмаза объединил народ и заставил их в едином порыве  выразить поддержку и любовь "чужаку".

Шведская национальная сборная начала следующий тренировочный день общим заявлением, в конце которого команда выкрикнула «F*ck rassism!». Шведский футбольный союз подал в полицию заявление о разжигании ненависти в Интернете и объяснил свой поступок тем, что они хотят не молчащего, а просвещенного общества. Мы выигрываем как команда и проигрываем как команда, мы не согласимся с тем, что против одного нашего члена направлена личная ненависть и гнев, сказал председатель союза. И добавил, что никто не оставил незамеченным, как много поддержки и любви люди выразили по отношению к Дурмазу и команде.

Поддержку выразила и министр спорта Анника Страндхелль, которая в тот день, когда Швеция играла против Мексики, пришла в парламент в желтом футбольном шарфе, который украшал номер 21.

Недоходное объединение Locker Room Talk Sverige, послом которого Дурмаз является с октября прошлого года, занимается в спорте разрушением широко распространенной мачо-культуры и культивированием полового равноправия и доброжелательного отношения друг к другу среди спортсменов. Через несколько дней объединение решило организовать в центре Стокгольма манифест «Backa Durmaz» («Поддержи Дурмаза»). Изначальное место проведения мероприятия полиция сочла неподходящим с точки зрения безопасности, поскольку район временно является строительной зоной. Народное собрание посоветовали провести в расположенном рядом Кунгстрэдгордене. Но объединение было огорчено, поскольку аренда первой площадки стоила 24 евро, а второй – 11 500 евро. До того, как футбольный союз решил взять на себя финансирование, город успел сообщить, что за такой важный манифест с объединения деньги не возьмут.

Некоторые должны больше доказывать

В Швеции идет предвыборный год, и из произошедшего пользу пытаются извлечь как правые радикалы, так и политики. Вообще считается, что высказывание мало-мальски негативного характера о меньшинствах как в местной, так и в зарубежной прессе приносит определенным политическим силам блага, поскольку из-за этого Швеция рисуется более мрачными красками, превращаясь во враждебную по отношению к мигрантам и расистскую. Более того, аккаунты в Twitter, с которых поступили самые жесткие комментарии, на данный момент уже удалены, это были пара пользователей и их последователей, которых создали в качестве подсадных уток для СМИ, которые не разбираясь их слопали.

Так председатель Партии центра Анни Лёф успела сообщить, что Швецию нужно отобрать у расистов и разжигателей ненависти. У тех, кто отравляет общество и позорит страну, уточнила она на своей странице в социальной сети.

Шведский журналист сомалийского происхождения Билан Осман убежден, что не стоит записывать случившееся на счет одиночных интернет-троллей, такой опыт имеют многие мигранты. Это есть: ненависть к чужакам, которую запускают отличные от этнических внешние признаки вроде смуглой кожи и не свойственного шведам имени. Родившиеся здесь в энном поколении, берущие банковские кредиты, платящие налоги, всю жизнь пытающиеся себя отстоять и влиться в общество шведы просто должны больше напрягаться, чтобы к ним относились так же, как и к другим.

В любом случае, мне очень повезло, что мои дети растут в Швеции – в обществе, которое сообща демонстрирует, что расизм и ненависть к чужакам нельзя поддерживать.

Кристийна Баум преподает в Швеции язык в школе для взрослых. В Эстонии она учила языку детей в основной школе. Со Швецией у нее возникли тесные связи с 1991 года. Также она 10 лет проработала в журналистике, прежде всего на радио: Kuku, Vikerraadio, Tartu Pereraadio, а также на раодиостанции Lidingö в Швеции. Два года она работала репортером в газете Sakala. По образованию биолог.

НАВЕРХ