«Десять баллов из десяти»: отец рожденного на шоссе ребенка вступился за работника скорой помощи

Поделиться Поделиться E-mail Распечатать Пришли новoсть Комментировать

Kiirabi tegutsemist on kõrvalseisjatel mõnikord raske mõista.

ФОТО: Mihkel Maripuu / Postimees

Воскресенье, 8 июля 2018 года, навсегда останется в памяти жителей Валга Геннадия и Трийну: ровно через неделю после закрытия Валгаского родильного отделения по дороге в Тарту посреди леса на свет появилась их дочь Мия.

Супруги Геннадий Быстров и Трийн Юрьенсон решила из-за начавшихся рано утром схваток ехать рожать в Тарту. Роженица сама села за руль, поскольку у мужа нет водительских прав. Схватки были через каждый час. «Она сказала, что сможет сама ехать и все в порядке, время еще есть. Поехали в сторону Тарту. В районе Рынгу жена почувствовала, что все серьезно», - рассказывает Геннадий.

После этого они остановили машину и вызвали скорую помощь. «Она сказала, что больше не может ехать. Я думаю, что тряска в машине поспособствовала началу родовой деятельности», - говорит муж.

Впереди ждал серьезный разговор

По словам новоиспеченного отца, скорая помощь приехала за считанные минуты, на тот момент голова ребенка уже показалась. До Тарту было чуть более 30 км. На обочине дороги малышка и появилась на свет.

«Позитивное начало дня. Утром в 6:43 помогли в лесу в машине появиться на свет новой гражданке Мие – поздравляем!» - написал в Facebook техник скорой помощи под фотографией, которую сделал отец и на которой запечатлена бригада вместе с роженицей.

Мать и ребенок были доставлены в Тарту, с ними все в порядке. Новорожденная весит три килограмма и пять граммов. Для Трийн Мия – второй ребенок, для Геннадия – первый. Но Трийн пришлось впервые рожать в дороге.

Руководитель Тартуской скорой помощи Аго Кыргвеэ сказал, что публикации таких фото – непозволительное поведение для сотрудника скорой помощи. Ранее он сказал СМИ, что подумывает отстранить его от работы, но сейчас сообщил Lõuna-Eesti Postimees, что увольнения в планах нет.

«Я думаю, что он продолжит работать. Но сам по себе этот случай достоин сожаления. Думаю, что с ним будет проведена очень серьезная беседа. Конечно, его ждет строгий выговор. Совершенно недопустимо, что скорая помощь себя дискредитирует публикацией в соцсетях данных пациентов. Это не подходящий способ передачи информации в принципе для медицины», - говорит Кыргвеэ.

Отец ребенка возмущен таким отношением руководителя скорой помощи, поскольку он не был против публикации снимка: «Я не вижу в этом никакого нарушения. Мы были осведомлены об этом и сами хотели, чтобы другие увидели, что было такое прекрасное утро. Конечно, и у скорой помощи не каждое утро такое счастливое».

У Быстрова для бригады скорой помощи есть только слова благодарности: «У меня еще не было такого хорошего контакта с медициной. Они не сделали ни одного лишнего движения. По десятибалльной системе дал бы им десять баллов и еще десять сверху».

Отец видит в распространении фото только позитивные моменты. Он убежден, что в Валга должно быть родильное отделение. «Хотел с помощью этого заставить людей задуматься: для чего было нужно закрывать Валгаское родильное отделение? Не у всех все пройдет так хорошо, как это произошло у нас».

Изменений не будет

Кыргвеэ, который также является членом совета Валгаской больницы, сказал, что работники скорой помощи не имеют права делиться в соцсетях информацией даже тогда, когда пациенты согласны на это. «Разрешение семьи в этом случае ничего не стоит. Если человек хочет опубликовать свои снимки, пусть делает это сам. Безусловно, это не должен делать работник скорой помощи».

В первую очередь Кыргвеэ ссылается на Закон о защите личных данных, но добавляет после, что принципы даже важнее закона. Речь, по его словам, в порядочности медиков.

«Я понимаю, что все волнуются за работника скорой помощи. Но то, что были распространены личные данные, никто этого понимать не хочет. Я не знаю, как кто-то может использовать эту информацию. Гражданин, которые это опубликовал, думал, что это дойдет только для друзей. Друзья отправили своим друзьям. Информация стала жить своей жизнью. Ее подхватят люди, которые могут как-то по-своему ее толковать и использовать. К толкованию добавляется некомпетентность», - говорит он.

«Любые принятые решения, безусловно, не должны меняться. Рожениц в том районе все же очень мало. Также нет достаточного количества персонала», - говорит Кыргвеэ.

По его словам, данный случай не является последствием закрытия родильного отделения, поскольку похожие инциденты происходят постоянно по всей Эстонии: «В Таллинне каждый год три человека рожает в скорой помощи или вовсе на улице».

Он отметил, что женщине стоило в качестве транспорта выбрать скорую помощь: «Ненормально, что человек, который вот-вот родит, сам садится за руль и едет в Тарту».

В год в машинах появляется на свет до нескольких десятков детей

Член правления Больничной кассы Пилле Банхард сказала в апреле Postimees, что, по данным Центра тревоги, в прошлом году в автомобилях родилось 11 детей. «По данным медицинского регистра, детей, у которых в качестве места рождения был отмечен автомобиль, было 19», - уточняет Банхард.

Больше всего детей появляется на свет в машине в Таллинне и Харьюмаа. «В столице встречаются такие счастливые женщины, роды которых длятся 15 или 30 минут и которые, даже живя в центре Таллинна, из-за пробок не успевают доехать до больницы», - говорит она.

С 2005 года ни один родившийся по пути в больницу ребенок не умер.

НАВЕРХ