Путешествие между двумя депрессивными городками

В Оокатку заходит мужчина с пустыми банками и в ковбойской шляпе.

ФОТО: Sille Annuk

«Этих, красных, сажаешь на крючок - и сразу тащишь. На белых, которых можно собрать в поле, не стоит даже пытаться ловить». Речь идет о дождевых червях. Рассказчик берет билет до Вайтау. Люди толпятся у автобуса, который отправляется по маршруту Йыгева-Муствеэ. На пути бесчисленное количество остановок и тупиков. Google сообщает, что по прямой расстояние составляет 42 километра, но в реальности дорога занимает час, пишет Postimees.

«Ты знаешь, что-то руки стали короткими: уже не могу книги читать, рук не хватает». Этот человек едет в Муствеэ.

«Когда началась эта ерунда с картами (бесплатный проезд на уездных линиях), у водителя 20 карточек кончились еще до обеда», - говорит пассажир до Вайату.

Словно гигантский скелет кита у железной дороги стоит автовокзал Йыгева. Времена изменились, и автобусы больше не отходят от железнодорожного вокзала. Люди уже не сидят в зале ожидания, на потолке которого красуется копия шишкинского «Утра в сосновом лесу». Когда-то в здешнем буфете на завтрак подавали капусту с колбасками, нашпигованными кусками сала, огромными, как  трутни.

Радость из этого города не исчезла, и когда министр экономики и инфраструктуры Кадри Симсон в среду зашла в этот автобус, ее лицо сияло, как солнышко из мультфильма. В автобусе на 33 местах разместились 25 пассажиров. Большой план Симсон – при помощи бесплатного автобусного сообщения оживить жизнь на селе – кажется, сработал.

Эта линия соединяет два города, а в Йыгеваском уезде их всего три. Но движение скудное.

Йыгева-Муствеэ.

ФОТО: P M

За первые восемь дней бесплатного общественного транспорта на этой самой линии по направлению из Йыгева к Муствеэ было произведено всего 98 валидаций. В обратном направлении история еще более скромная – всего 47. «Где-то в промежутке автобус должен был быть совсем пустым», - предсказывает кто-то.

С другой стороны, днем ранее уезд посетил министр государственного управления Янек Мягги, который, почувствовав соблазн, отметил, что Йыгевамаа нужен новый идентитет. Уезд разбегается.

«Ему его лицо не нравится что ли?» - задалась вопросом швея Сильви (59), которая возвращалась из Йыгева в родную деревню Торма. «У нас есть собственное лицо. Вооремааские холмы и друмлины. Какое ему дело до нас?»

Сильви уже 16 лет каждый божий рабочий день ездит из Торма в Йыгева шить, а вечером возвращается назад.

«Раньше я искала тех, кто захватит меня с собой, но один знакомый, который подвозил меня, ушел на пенсию. Иногда приходилось голосовать», - говорит она. Вечером возвращалась домой на автобусе. Только на одни билеты уходило почти 100 евро в месяц.

Сильви шьет покрытия для кроватей, их увозят в Швецию, где прикрепляют к кроватям: «Мне от этого бесплатного проезда только радость! На прошлой неделе сэкономила 19 евро».

У Сильви сдельная работа: сколько сделала, столько и получила. Ее зарплата выше или ниже средней по Эстонии? - осторожно поинтересовался я. Сильви разглаживает аккуратно сложенный на коленях, как на магазинной полке, светлый пиджак и краснеет.

«Ой, намного-намного меньше средней по Эстонии. Куда там?»

Народу в автобусах теперь больше, но сейчас, в первые дни после получения пенсии, все едут в город - к врачу, в аптеку и за покупками. В городе и магазинов больше и выбор шире.

Июль – это месяц отпусков, и Сильви надеется, что сможет провести больше времени с внуками. Варенье уже сварено, последняя клубника собрана.

Работы для швеи в Йыгева стало мало: «Молодежь больше не хочет сидеть на месте. А мне нравится! Как может не нравится, если ты занимаешься этим всю жизнь?»

Арви – едет в Вайтату и хорошо разбирается в дождевых червях – молодой пенсионер. 50 лет. Здоровье больше не позволяет ему работать. Раньше работал не фермах, но ни одной фермы больше нет.

В какой-то момент автобус забрался на самую высокую йыгевамааскую гору – Лайускую друмлину. Скорость упала до 52 км/ч. Перед этим вышла одна пожилая дама в розовом летнем костюме, которая сказала «Aiteh!». На следующей остановке вошла другая дама практически в таком же розовом летнем костюме. Солнце начало проглядывать из-за туч.

В Ооткатку, обочина которого заставлена манекенами в одежде старых времен, заходит мужчина в ковбойской шляпе, в руках у него два мешка с пустыми банками.

«Я должен сходить в городе в магазин», - говорит Арви. На нем сине-черно-белая фланелевая рубашка. Он выходит в Вайату.

В Лилликатку выходит подросток, спрятавшийся за капюшоном и стеклами очков, который вполне мог бы оказаться популярной в Эстонии поп-звездой Нублу, но поди знай, он ли это.

В Торма автобус пустой – остаются шесть человек.

Юллар Саар (56) – пенсионер по инвалидности – говорит, что ему совершенно все равно: бесплатно он ездил раньше, бесплатно ездит и теперь. Когда-то в Лугейском лесничестве он был лесником: «Я всегда был доволен жизнью. В целом». Он ездил в Йыгева к врачу, которого должен посещать раз в месяц.

Водитель автобуса Рейн Тооминг говорит, что народа в последние две недели в автобусе стало  ощутимо больше: «Пожилые люди совершают пробные поездки. Но вообще, кто ездил за деньги, ездит и теперь».

Пенсионер по инвалидности Юллар Саар говорит, что бесплатно он ездил раньше, бесплатно ездит и теперь.

ФОТО: Sille Annuk

Через час наполнившийся в Муствеэ автобус начинает путь назад в сторону Йыгева. В Муствеэ светит солнце, молодые девушки делают на фоне желтой таблички мостик и колесо на траве, и даже собака с разбитым носом согласна смирно стоять перед объективом хозяина, лишь бы ей дали возможность спокойно смотреть на озеро.

Автобус номер 207 Муствеэ-Торма-Канткюла-Йыгева на автовокзале Муствеэ.

ФОТО: Sille Annuk

В прибрежном парке красиво, никто не купается, но, наверное, еще успеют. Анне Жасмин (78) из Вайату возвращается домой. Ходила в магазин. Нужно было одно, другое, но все купила. «Мне нравится, молодежь может путешествовать», - говорит она о бесплатном транспорте.

«Карточки у вас есть?» - спрашивает Ирина Никитина (55). Но у водителя нет. Ирина едет в Йыгева продлевать инвалидность. Каждый месяц нужно ездить к врачу. В субботу будет День города Муствеэ, выступит Анне Вески, но Ирина еще не знает, пойдет ли на праздник - может быть, придется заниматься внуком.

В зеркало заднего вида виден водитель Рейн Тооминг, за его спиной можно разглядеть Ирину Никитину, которая едет в Йыгева продлевать пенсию.

ФОТО: Sille Annuk

В Садала заходит рыжеволосая дама, делает рядом с водителем какие-то труднообъяснимые движения и начинает проверять билеты. У кого карточек нет, у тех есть бумажные билеты. Дама сладко кивает головой. А у кого есть карта, у тех нет билетов. «Как, где ваш билет?» - рыжая дама выказывает раздражение.

Все успокаивается, когда онаа снова садится рядом с водителем. Это – Любовь Котикова из Кохтла-Ярве, контролер Atko.

«Нет, штрафов я еще никому не выписывала», - говорит она и начинает щебетать, что бесплатных пассажиров, конечно, больше, а вечером она планирует снова попасть в Кохтла-Ярве через Муствеэ.

«Не тяжело?»

«Нет, я 43 года этим занимаюсь».

На вокзале Йыгева автобус становится пустым. Котикова заходит в здание вокзала, немного кружит по залу и исчезает.

Как сэкономить деньги для государства?

По словам члена правления Йыгевамааского центра общественного транспорта Хельдура Ляэне, в случае небольшого количества пассажиров можно сэкономить, отправив в рейс заказанные за деньги государства такси.

- Почему вы захотели ездить именно по маршруту Муствеэ-Йыгева?

- Это два уездных города, между которым должно быть плотное сообщение. Я спорил на эту тему, когда мы были объединенными тут в уезде. На этой линии иногда ноль пассажиров, хотя автобус ходит из Йыгева в Муствеэ и обратно?

Я бы предложил еще туры в Палаские леса, но там вы останетесь один со своими идеями.

- Почему жители Йыгева меньше всего пользуются внутриуездным общественным транспортом? Об этом еще весной говорили в Рийгикогу во время обсуждений бесплатного общественного транспорта.

- Хочу сказать, что люди ездят, их сравнительно много и маршруты составляются на основании пожеланий людей. Если люди говорят, что они хотят ездить, возникает сеть маршрутов. Конец прошлого года был показательным, когда закрыли четыре линии дальнего следования. Я осмелюсь сказать, что я по телефону узнаю по голосам почти всех пассажиров, для которых эти маршруты  были важны. Статистически их немного, но персонально им это нанесло ощутимый удар.

Уже в течение трех-четырех лет я вношу персональные изменения в маршруты. Этой весной из лесной школы Лууа поступило пожелание – приняли новую группу. Им нужно было сообщение с Тарту, чтобы в воскресенье вечером привозить, а в пятницу вечером отвозить. Осенью это должно возобновиться. Остальные изменения на линиях только персональные.

Когда будет составлен список учеников Йыгевамааской объединенной гимназии, начнем смотреть и перестраивать маршрут.

- Теперь, благодаря валидированию, предположительно стало больше информации о том, на каких линиях больше, а на каких меньше пассажиров?

- Перевозка на определенных линиях себя изжила. Это предполагает, что из пункта А едет определенное количество пассажиров, которые хотят попасть в пункт Б. Этих людей больше нет. Линии начинают пустовать. Мы делаем маршруты, которые работают только по вторникам и четвергам – речь идет об определенных людях, которым нужно ехать в это время.

Тут было бы разумно придумать что-то другое. Раньше государство дотировало местные перевозки в размере 70 процентов, теперь на все 100. Тут ничего другого не сделать. Если бы мы могли дотировать что-то другое в дополнение, например, местное такси?

Есть Uber и другие системы, которые точно фиксируют, кто, откуда и куда ехал. При государственной дотации в Йыгевамаа могли бы быть три-четыре дополнительных такси, сейчас их всего два. После этого можно было бы закрыть определенные автобусные линии. Это было бы удобнее и для людей, поскольку так им не пришлось бы стоять у столба и  подгадывать время у кабинета врача, человек мог бы приезжать к глазному на такси в точное время.

Поселковые общества занимаются разными делами, но организовывать транспорт они не имеют права. Но они могли бы это делать – кто и в какое время хочет ехать. Предпочтение, что приедет турист и захочет ехать, это же не важно, их так мало, они могут справиться со своими машинами.

- Говорят, что пожилые люди не могут заказать  машину, они не умеют пользоваться интернетом.

- Пожилых людей недооценивают, они справятся! Если нужно, им помогают: звонят и заказывают из Таллинна, если нужно. Я не верю, что где-то в лесу живет какой-то пожилой человек, которые никогда не слышал об интернете. Они все шагают в ногу со временем. Они не ездят каждый день, но можно сообщить опорному лицу или опекуну. Сейчас они не могут вызвать такси, потому что цены кусаются. Автобусная линия до лесной деревни Х не должна постоянно работать "на всякий случай", так что в итоге это окажется более выгодным для государства.

Читать также

НАВЕРХ