Трагедию в Финском заливе нельзя забывать

Поделиться Поделиться Поделиться E-mail Распечатать Пришли новoсть Комментировать

Ежегодно 28-29 августа к памятнику на мысе Юминда в Финском заливе, где в 1941 году погибли более 15 000 человек, приезжают моряки, ветераны флота, приходят местные жители и туристы. Памятник сделан из красного гранита и в лучах утреннего солнца похож на пламенеющее сердце.

ФОТО: Тоомас Хуйк

Приближается трагическая дата в истории России и Эстонии — 28 августа. В этот день в 1941 году 41 992 человека, из них 12 806 жителей Таллинна, отправились на 225 кораблях и судах из окруженного немецкими войсками Таллинна на Восток до Кронштадта.

Это был трагический путь через минные поля, под бомбами самолетов и снарядами береговой артиллерии. Для 15 111 человек, в том числе 4400 жителей города Таллинна, в основном женщин и детей, это был последний путь. Беспомощных, плавающих после гибели судов в воде людей беспощадно расстреливали самолеты из пулеметов.

Одна из жительниц деревни Юминда, расположенной на берегу Финского залива, где ночью через минное поле прорывались корабли, вспоминая ужас того, что она видела, рассказывала: «Горело море, кричали дети». Свидетелями трагедии были и жители Финляндии, к берегу которой в районе города Котка море вынесло тысячи трупов. Может, поэтому фильм финских документалистов об этих события называется «Ад в Финском заливе».

Этой трагедии посвящены исторические исследования в России, Финляндии и Эстонии, написаны книги, сняты два фильма. Немало газетных и журнальных публикаций посвящены этому событию, но многие из них, к сожалению, наряду с правдой содержат откровенную ложь.

Эта статья основана на итогах 12-летней работы в архивах историка Радия Зубкова, контр-адмирала в отставке, занимавшего в прошлом должность главного штурмана ВМФ СССР. Мы не ставим своей целью сделать анализ военных аспектов данного морского сражения, предоставим это историкам. Рассмотрим, что произошло в августе 1941 года в Финском заливе, и поговорим о необходимости сохранения памяти о прошлом, чтобы это не повторилось в будущем.

Финский залив не зря называли «супом с клецками» — там были установлены тысячи мин. Катастрофическая нехватка тральщиков, полное отсутствие авиационного прикрытия на пути от Таллинна до острова Гогланд, слабое зенитное вооружение кораблей и судов привели к тому, что 17 боевых кораблей и все транспортные суда, за исключением шести, погибли на минном поле и от налетов бомбардировочной авиации.

В масштабах войны материальные потери Таллиннского перехода не поражают. Поражают людские потери — они беспрецедентны. Фактически за ночь и день погибли более 15 тысяч человек. Такого гигантского братского кладбища в море история человечества не знает.

Президент Эстонии Леннарт Мери, сам историк, принял решение открыть в 2001 году памятник погибшим в этом переходе на мысе полуострова Юминда. На открытии присутствовали представители католической, лютеранской и православной церквей, все рода войск Эстонии, представители посольств Эстонии, России, Финляндии и Германии, а также местное население.

Героизм моряков
Транспортные и пассажирские суда конвоев были сформированы из мобилизованных судов Латвийского, Эстонского и Ленинградского пароходств, со смешанными национальными командами.

Командиры кораблей и капитаны судов проявили профессиональную выучку и личную храбрость. Впереди всех по минному полю шли тральщики, и не было случая, чтобы кто-то дрогнул, обрубил трал и попытался спастись.

Капитаны судов не сходили с мостиков гибнущих кораблей и судов, а если сходили, то последними. Не ушел с корабля и погиб капитан транспорта «Элла», имевшего на борту 693 раненых, — капитан Э. Лепни и 644 человека погибли, спаслись лишь 49. Капитан транспорта «Лейк Люцерн» Г. Каськ, тяжело раненый во время прямого попадания бомбы в судно, довел корабль до острова Гогланд, где посадил судно на мель. Спасатели сняли и доставили на сушу 2500 человек.

Капитан транспорта «Скрунда» С. Остапенко 29 августа принял с поврежденного транспорта «Луга» более 2000 человек. Судно выдержало по пути 36 воздушных атак, на него было сброшено 144 бомбы, в пяти милях от острова Вайндлоо оно лишилось хода от прямого попадания авиабомбы. Но все 2000 человек раненых и пассажиров были сняты с судна и доставлены на Гогланд и в Кронштадт.

(Все знают мужество и высокий профессионализм моряков Германии, но даже они не всегда выдерживали подобные испытания. Так, на мостике лайнера «Вильгельм Густлов», погибшего в январе 1945 года, было сразу четыре капитана, лайнер тонул 45 минут, погибли почти 10 000 человек, а все капитаны спаслись.

Правда, самый молодой после войны застрелился.)
В деревне Кясму на кладбище есть красивый памятник над могилой, в которой покоится только мать капитана «Элла» Э. Лепни, но надписей на камне три: мать, сын и отец, тоже капитан судна торпедированного в 1941 году. Отец спасся с командой на спасательной шлюпке, но позже был ложно обвинен и сгинул в лагерях Сибири. Если вы будете в Кясму, не забудьте поклониться героям и жертвам войны, семье эстонских капитанов Лепни.

Спасательные работы
Одно то, что из 18 200 военных и гражданских пассажиров, доставленных в Кронштадт, лишь около 4600 прибыли туда на тех кораблях, на которых они вышли из Таллинна; остальные 13 600 — это спасенные с погибших кораблей, — говорит о размахе и результативности спасательных работ. Проводились они на тех же минных полях под теми же бомбами и пулеметными очередями, от которых погибали те, кого они спасали.

На острове Гогланд стоит скромная стелла с надписью, в которой есть слова: «Контр-адмирал Иван Георгиевич Святов. При прорыве флота из Таллинна в Кронштадт личный состав отряда кораблей под его командованием проявил мужество, стойкость и спас 12 160 бойцов, офицеров и гражданских лиц, оказавшихся в воде».

Из 27 транспортов и судов, участвовавших в прорыве, шесть дошли до Кронштадта, доставив туда около 4000 человек. Еще 10 сначала были лишь повреждены, а затонули или были добиты вражеской авиацией только после того, как с них были сняты почти все люди (всего около 9000 человек). 11 транспортов вместе с теми, кто на них находился, практически сразу погибли. Так затонул пароход «Вирония», на борту которого находились 1300 человек.

Обвинение главных сил Балтийского флота и лично командующего вице-адмирала В. Трибуца надуманны и безосновательны. Трибуц выполнял две поставленные ему задачи: эвакуировать войска из Таллинна и вывести боевое ядро флота (крейсер, лидеры, эсминцы и подводные лодки) из окружения.

Корабли шли намного быстрее конвоя, и ждать и охранять его без авиационного прикрытия, с ограниченным количеством снарядов и слабой зенитной артиллерией под ударами авиации было бы не только нарушением приказа, но и грубой ошибкой. Существенной помощи судам не оказали бы, а боевые корабли потеряли.

Английское адмиралтейство, чтобы сохранить боевые корабли, пожертвовало конвоем PQ-17, а тяжелый немецкий крейсер «Хиппер», прошел по головам тонущих с лайнера «Вильгельм Густлов» и, не останавливаясь, ушел — капитан не имел права рисковать кораблем, оказывая помощь тысячам погибающих. Такова жестокость войны.

Боевому ядру флота задача охранения судов и не ставилась, это должны были делать тральщики и сторожевые корабли. Серьезной ошибкой было то, что главные силы и отряд прикрытия, уходя, могли усилить охранение конвоя полудюжиной сторожевых катеров из состава своего охранения, но не сделали этого.

Каковы же итоги? Из Таллинна вышли 225 кораблей и судов, погибли 62, пришли в Кронштадт 163 (72,4%). Из 41 992 человек, вышедших из Таллинна, погибли 15 111 человек, прибыли в Кронштадт — 26 781 человек (64%). Конвои и боевое ядро понесли существенные потери, но задачу выполнили.

Через несколько дней началось наступление немцев на Ленинград, и каждое корабельное орудие было на счету, а зимой все они сыграли решающую роль в обороне Ленинграда.

Сохранение памяти
Эстония проводит большую работу по сохранению памяти о трагедии в Финском заливе. В Морском музее Таллинна находится в прекрасном состоянии подводный минный заградитель «Лембит» и ледокол «Суур-Тылл», участвовавшие в переходе. «Суур Тылл» доставил благополучно в Кронштадт 600 человек.
В 2001 был отреставрирован и открыт памятник погибшим при Таллиннском переходе в августе 1941 года.

Подводный археолог,ученый Морского музея Велло Мясс, на судне «MARE» уже несколько лет исследует затонувшие суда в Финском заливе (кстати, он же нашел точное место гибели русского броненосца «Русалка»).

На минном поле Юминда он обнаружил и определил точное место 42 объектов, в том числе подлодки Щ-301, транспорта «Вирония», эсминца, тральщика.
В конце июля этого года Клуб ветеранов флота Эстонии организовал поход яхты «Дива» «По пути конвоев августа 1941-го».

Мы вышли в 16 часов, шли, как и конвои, со скоростью 6,5 узлов, пришли в точное место гибели подводной лодки Щ-301, судов «Элла» и «Вирония». После торжественной поминальной церемонии на воду были спущены венки из живых цветов, дважды прозвучал колокол.

Темная ночь, шум ветра и волн, ощущение что вот здесь, в такое же время, в том же месте 70 лет назад погибли тысячи людей, наполнило души острым чувством сострадания и протеста — такое нельзя, невозможно допускать, это не должно повториться.

НАВЕРХ