Кальюранд хочет хорошо поработать в США

Поделиться Поделиться Поделиться E-mail Распечатать Пришли новoсть Комментировать

В минувшую пятницу Марина Кальюранд, назначенная Чрезвычайным и Полномочным Послом Эстонии в США, в Министерстве иностранных дел передала свои последние рабочие дела. Со вчерашнего дня она уже приступила к работе в Вашингтоне. Ранее Кальюранд возглавляла дипломатические миссии Эстонской Республики в Российской Федерации и Казахстане.

ФОТО: Liis Treimann

В субботу ранним утром в Вашингтон вылетела очередной посол Эстонии в США Марина Кальюранд. В пятницу во время встречи с Postimees она призналась, что последние несколько недель были для нее очень трудным переходным периодом.



Как долго вы готовились к новой должности?

Процедура принятия решения началась в Министерстве иностранных дел год назад, когда аттестационная комиссия сделала предложение министру. Так что первую информацию о возможной работе в Америке я получила год назад. Тогда я начала совсем по-другому следить за внутренней политикой этого государства и поступающей оттуда информацией.

Что для дипломата вообще означает уехать на несколько лет работать в другую страну?

Тут есть две стороны. Одна заключается в том, что ты начинаешь работать в совершенно новой среде. Я год жила в Америке как обычный гражданин, знаю эту страну и то, как она функционирует, однако работать там в качестве представителя своего государства — это совсем другое дело.

Естественно, работа в другой стране сопряжена и с изменениями в личной жизни: я не буду так часто видеть своих детей, мать. Супруг будет время от времени приезжать ко мне. Здесь у меня остаются две собаки — это может показаться глупой мелочью, но это тоже часть личной жизни, которую неизбежно придется оставить.

Дети рассматривают возможности учебы, и я очень надеюсь, что следующей осенью кто-то из них поедет со мной, поскольку было бы очень хорошо использовать те возможности обучения, которые предлагают США. Дочь изучает психологию, и это значит, что там у нее есть очень большие возможности. Я всячески подстегиваю и агитирую их использовать то обстоятельство, что мама живет в Вашингтоне.

Вы отметили, что нынешний момент — это будто сдача экзамена на зрелость.

Это беспокойное ожидание. Будто я на экзамене вытянула билет — я подготовилась и теперь жду, когда смогу начать отвечать. С университетских времен я помню, что самыми трудными были две первые фразы. А когда уже начинаешь отвечать, то чувствуешь себя уверенно, знаешь, что ты подготовился, владеешь темой.

Сейчас тоже такая ситуация: я хотела бы, чтобы уже настал тот день, когда я приеду в страну, передам свои верительные грамоты, поздороваюсь со всеми сотрудниками посольства, познакомлюсь с кем-нибудь из своих коллег, послов других стран в Соединенных Штатах Америки… Это и будет началом работы.

Сколько времени потребуется, чтобы вжиться, — одна неделя или пара недель?

Думаю, что месяц-два. Я уважаю такие дипломатические традиции, как визиты вежливости к другим послам. Я совершала их на своих прежних постах, и обязательно сделаю это и теперь. Во время визита вежливости можно поговорить с послом другой страны — только с ним — о проблемах, существующих в его государстве, о вопросах, которыми он занимается. Расспросить, какие контакты у него есть в стране нахождения, с кем он общается, от кого получает информацию, кто и каким образом доступен…

Такие мелочи очень важны. Поговорив примерно с двадцатью послами, уже можно будет сказать, что складывается первоначальная картина того, что собой представляет дипломатический корпус в Вашингтоне.

Вы были послом в России, теперь отправляетесь в другое гигантское государство. Как вы считаете, работа дипломата в такой большой стране отличается от работы в каком-нибудь другом, не таком крупном государстве?

Я бы не стала так акцентировать внимание на величине другого государства. Думаю, что во многом это все-таки упирается в то, какие отношения сложились с этим другим государством. В соответствии с этим начнут развиваться и контакты, можно будет дальше развивать отношения.

Я убеждена, что ни с одной из стран отношения не находятся на таком уровне, чтобы их невозможно было развивать дальше. Это всегда возможно. Будь то политический, экономический или культурный уровень.

Как бы вы сравнили прежнюю работу в России с тем, что вас теперь может ожидать в Америке?

Было бы некорректно сравнивать государства. Могу сказать, что США являются одним из наших самых важных партнеров и союзников и одним из наших лучших друзей, насколько у государств могут быть друзья. Думаю, что работу с Соединенными Штатами Америки упрощает то, что во многом мы думаем одинаково. У нас аналогичные ценности и понятия.

Работа будет легкой в том смысле, что я знаю, какова тамошняя среда. У нас хорошие отношения, практически во всех вопросах мы являемся союзниками. Более трудная сторона заключается в том, как развивать дальше и без того очень хорошие отношения — как найти еще сферы, в которых можно сотрудничать.

Я верю, что наше сотрудничество по развитию может быть еще лучше, чем сейчас. Сейчас у нас есть пара отдельных проектов в Афганистане, а также несколько отдельных проектов вместе с Эстонской школой дипломатов в странах восточного партнерства. Это одна линия, которой я обязательно буду серьезно заниматься.

Трудно ли вам было много лет назад отправиться послом в Россию?

Я сама русская, моя мать русская, конечно, я знаю русскую душу! Но я никогда не жила в России, в этом смысле эта среда была мне немного чуждой. Но в России знание языка очень помогло в преодолении барьеров. Конечно, в России на разных уровнях царят очень разные отношения. Политический уровень мог бы быть гораздо более активным, в то же время между людьми контакты с Россией значительно теснее.

Работа посла в России и США, наверно, считается пиком дипломатической карьеры.

Я бы не стала дифференцировать государства. Я согласна с тем, что пиком дипломатической карьеры является работа посла. Думаю, что у каждого молодого дипломата, который заходит в это здание на Исландской площади (здание Министерства иностранных дел. — Ред.), мог бы быть за пазухой маршальский жезл, или желание стать послом.

Тем не менее, да, бесспорно, работать в крупном государстве — в государстве, которое является постоянным членом Совета Безопасности ООН и играет очень важную роль на международной арене, — крайне интересно.

Думали ли вы о том, что еще хотели бы сделать в будущем?

Нет, сейчас я думаю только о том, что поеду в Америку. Я очень хочу туда поехать и очень хочу там хорошо поработать. Но я уверена, что в Министерстве иностранных дел есть еще достаточно должностей, которые очень интересны и на которых я еще хотела бы поработать.

Марина Кальюранд
Родилась 6 сентября 1962 года в Таллинне
Образование

• 1995 — Флетчеровская школа права и дипломатии при Университете Тафтс, США.
• 1992 — Эстонская школа дипломатов
• 1986 — Тартуский государственный университет, отделение права, красный диплом
Работа
• Начиная с 1991 года работает в МИДе Эстонии:
    2008 — вице-канцлер по вопросам экономики и сотрудничества по развитию,
    2007 — чрезвычайный и полномочный посол ЭР в Республике Казахстан,
• 2005–2008 — чрезвычайный и полномочный посол ЭР в Российской Федерации
Семья
• Замужем, супруг Калле Кальюранд  
• Дочь Кайса Кальюранд, родилась в 1987 году
• Сын Кристьян Кальюранд, родился в 1992 году

НАВЕРХ