Продавец метанола считает себя невинно пострадавшим

Copy
Обращаем ваше внимание, что статье более пяти лет и она находится в нашем архиве. Мы не несем ответственности за содержание архивов, таким образом, может оказаться необходимым ознакомиться и с более новыми источниками.
Александр Соболев (слева) во время судебного заседания в декабре 2002 года.
Александр Соболев (слева) во время судебного заседания в декабре 2002 года. Фото: Антс Лийгус/ Pärnu Postimees

Александр Соболев, которого в 2003 году за причастность к метаноловой трагедии наказали в судебном порядке 2,5 годами тюрьмы, убежден, что на самом деле количество умерших от отравления метанолом было меньше, чем объявленные тогда 68 человек.


Соболев, который держит в пярнумааской деревне Уулу гостиницу, поначалу весьма холодно встретил журналиста. «Трагедия есть трагедия, что вам, нечего писать про сегодняшние проблемы, например, о наркоманах, ворах или педофилах? — спросил мужчина, но потом  согласился: — Да, я понимаю, что произошедшее десять лет назад было трагедией».

Клянется в невиновности

Postimees подчеркивает, что приведенные Соболевым факты не проверялись, а суд признал его виновным.

У бывшего мотоциклиста-кроссовика Соболева были, по его словам, хорошие отношения с врачами. «Спросил у одного знакомого врача, почему так много людей погибло в этой трагедии, — вспоминал Соболев. — Тогда в Пярну ежедневно погибал какой-нибудь асоциал и всем им приписывали отравление метанолом — часто даже анализов не делали».

Соболев добавил, что мать одного из его знакомых умерла из-за проблем с сердцем, так ей тоже вписали метанол в причину смерти: «Тогда этот знакомый запротестовал, поскольку его мать не пила левого алкоголя вообще, после этого экспертиза выявила отказ сердца».

По его словам, только в 32 случаях было твердо установлено, что смерть была вызвана именно отравлением метанолом. Соболев до сих пор клянется, что не покупал и не продавал древесный спирт, а лишь одолжил денег одному деятелю. Но суд решил иначе и вынес обвинительный приговор.

Никто не хотел убивать

Соболев не скрывает, что занимался тогда левым алкоголем, но утверждает, что к метаноловой истории отношения не имеет. «Я дал взаймы денег Станиславу Гусеву, он отдал их азербайджанцу Тельману Агамалыеву, который использовал их для покупки украденного Майстришиным метанола», — объяснил он.

 По словам Соболева, даже Гусев не знал, что эти деньги были нужны для приобретения краденного метанола, а не настоящего спирта. «Тогда никто ничего не знал о метаноле как таковом, торговали обычным спиртом»,- продолжил он.

Соболев склонен считать себя в этой истории, скорее, потерпевшим.

«Я потерял здоровье и бизнес, к тому же люди теперь считают меня убийцей, — сказал он. — Разумеется, я до сих пор вспоминаю эту историю. Сидел я не в пионерском лагере, а в Батарейной тюрьме и слышал, как там каждый день умирали люди. Я не покупал и не продавал метанола и получил 2,5 года».

Да и Майстришина Соболев, как он сам утверждает, первый раз в жизни увидел в суде.

«Как я могу чувствовать себя виноватым в том, что умерли люди, если, во-первых, никто не хотел никого убивать, а, во-вторых, я не покупал и не продавал ничего, — заявил он. — А вот Майстришин — вор и бандит, который продал этот метанол, пошел с этими деньгами в казино и чувствовал себя там королем!»

Ключевые слова

Наверх