Путь Озила: от золотого мальчика футбола до козла отпущения

Mesut Özil

ФОТО: JEWEL SAMAD / AFP

Месут Озил родился в Гельзенкирхене - одном из центров тяжелой промышленности Рурской области на западе Германии. Из увлеченного футболом мальчишки с промышленной окраины он превратился в звезду мирового класса. Тем не менее потомок турецких мигрантов считает себя жертвой расизма и изгоем в немецком обществе.

В свое время Гельзенкирхен называли городом тысячи огней. Не из-за бурной ночной жизни, а из-за того, что здесь горело множество факелов: местные коксовальные заводы сжигали лишний газ из коксовых печей.

Сюда в 60-е годы прошлого века в поисках работы приезжали турецкие иммигранты. Среди гастарбайтеров был и дед Месута Озила.

Король "обезьянника"

В промышленном пригороде Гельзенкирхена маленький Месут оттачивал свое мастерство в Affenkäfig, или "обезьяннике", на улице Ольгаштрассе.

Именно так называлась расположенная рядом с его домом небольшая футбольная площадка, заключенная в железную клетку высотой в три метра.

A также

В этой клетке, как рассказывал его старший брат Мутлу, маленький Месут сражался после уроков с более старшими школьниками, и именно здесь он выработал филигранную технику и непревзойденное умение выводить партнеров на удар по воротам.

"Футбол был нашей жизнью. Каждый день, будь то солнце, снег или дождь, мы пинали мяч в "обезьяннике", - говорит Мутлу Озил, играющий в местном клубе "Фиртинаспор".

Сейчас, естественно, эта клетка носит гордое название "Обезьянник Озила". Месута здесь боготворят, и вряд ли можно найти местного мальчишку, который не мечтал бы повторить головокружительную карьеру своего кумира.

"В классе Месут был очень застенчивым мальчиком. Но на площадке у него совсем другой, взрывной характер. Дайте ему мяч, и он становится кем-то другим", - рассказывал журналистам его классный руководитель Кристиан Краббе.

Эта футбольная одержимость и позволила Месуту Озилу вырваться из замкнутого мира населенного мигрантами района, где социальная лестница непосильно крута, найти работу после окончания промышленного бума 60-х непросто, а возможности интеграции в немецкое общество еще более ограниченны, чем раньше.

"Мульти-культи футболист"

В 2005 году Месута, игравшего в местной команде, заметили селекционеры "Шальке 04", клуба Бундеслиги, и тут же предсказали молодому разыгрывающему полузащитнику большое будущее.

В 2008-м, недовольный годовой зарплатой в 1,5 млн евро, Озил перешел в "Вердер Бремен". Здесь он занял место дирижера команды бразильца Диего, ушедшего в "Ювентус", и стал ключевым игроком клуба.

В те годы Месут Озил превратился в "золотого мальчика" - символ успеха интеграционной политики Германии и любимца национальной сборной.

Даже Ангела Меркель восхваляла его как первого немецкого "мультикультурного" футболиста мирового уровня. По этому поводу "король пасов" получил в Германии еще одно прозвище: Multi-Kulti Kicker ("мульти-культи футболист").

Правообладатель иллюстрации Getty Images Image caption Ангела Меркель лично поздравила Озила с победой над сборной Турции в отборочном матче чемпионата Европы 2012 года

Но по-настоящему звезда Озила взошла на чемпионате мира 2010 года. После его блестящего выступления в ЮАР ведущие футбольные клубы обнаружили, что в Бремене играет, возможно, лучший игрок мира в своем амплуа.

Посыпались заманчивые предлождения, и в итоге Месут оказался в компании суперзвезд "галактикос", надев футболку с десятым номером мадридского "Реала". "От такого предложения не отказываются", - сказал он тогда, уходя из "Вердера".

Озила считали лучшим десятым номером в мире, он входил во многие символические сборные Европы и мира и назывался лучшим игроком сборной Германии 2011, 2012, 2013, 2015 и 2016 годов.

Тем не менее этот "король пасов" всегда вызывал противоречивые чувства среди болельщиков. Статистически Месут Озил стабильно показывает футбол высокого класса, но многих фанов раздражают его расслабленная манера и кажущееся безразличие, которые он демонстрирует на поле.

"Моя техника и чувство мяча - это турецкая сторона моей игры, - говорил Озил. - Дисциплина, отношение и полная отдача - это немецкая сторона".

Болельщики, критикующие Озила, чаще всего недовольны тем, что именно немецкая сторона его игры оставляет желать лучшего. Его убежденные поклонники с цифрами в руках доказывают, что видимость обманчива. Среди фанов лондонского "Арсенала" этот спор продолжается до сих пор.

В поисках признания

Когда в 2013 Месут Озил согласился перейти из мадридского "Реала" в "Арсенал", в шоке были все - и форварды "бланкос", лишившиеся лучшего в мире ассистента, и фаны "канониров", которые поверить не могли в то, что Озил решился на такой беспрецедентный дауншифтинг.

В своей автобиографии, опубликованной в немецкой газете Bild, Озил пишет, что решение уйти из "Реала" было самым трудным в его жизни.

Во многом этот переход объяснялся неоднозначным отношением к Озилу в руководстве "Реала" и тем, что тогдашний главный тренер "Арсенала" Арсен Венгер был горячим поклонником Месута.

Венгер убедил его в том, что стиль игры немца стопроцентно подходит "Арсеналу" и что болельщики этого клуба как никто другой оценят его лучшие качества.

Правообладатель иллюстрации Reuters Image caption Озил - самый высокооплачиваемый игрок "Арсенала" и один из лидеров команды, однако до сих пор многие болельщики упрекают его в недостаточной самоотдаче

"Это был человек с тихим голосом, притягательным подходом и мудрыми словами, которому я на самом деле был нужен. Он дал мне это почувствовать гораздо лучше, чем Карло Анчелотти в "Реале", - вспоминает Озил свои беседы с Арсеном Венгером.

Пребывание Озила в мадридском "Реале" было омрачено судебной тяжбой футболиста с его отцом Мустафой - тот требовал от сына более полумиллиона евро и обрушился с нападками на президента клуба Флорентино Переса.

Но фактором, окончательно склонившим чашу весов, было глубокое желание Озила быть нужным. Потомку турецких мигрантов, достигшему футбольного Олимпа, по-прежнему было необходимо признание.

Снимок с президентом

Фотография Месута Озила с Эрдоганом появилась в соцсетях в мае, когда президент Турции находился с визитом в Лондоне. Снимок был воспринят как жест поддержки диктатору, безжалостно подавляющему гражданские свободы в Турции.

Фото вызвало бурю возмущения в немецкой прессе, тут же поставившей под вопрос лояльность Озила и целесообразность включения его в сборную Германии.

Справедливости ради нужно отметить, что последний сезон Озила в "Арсенале" был довольно неудачным, и в немалой степени сомнения экспертов были вызваны футбольными причинами.

Правообладатель иллюстрации Reuters Image caption Озил утверждает, что его фото с Эрдоганом не имело политического подтекста

Месут Озил был срочно вызван тренером сборной Йоахимом Лёвом из отпуска в Берлин и был вынужден оправдываться, объясняя, что фото с Эрдоганом - никакое не политическое заявление, а лишь дань уважения родине его предков.

Озил даже встретился по этому поводу с президентом Германии Франком-Вальтером Штайнмайером, который, в отличие от некоторых футбольных функционеров, был готов с пониманием отнестись к аргументам футболиста.

В обстановке приближавшегося чемпионата мира в России скандал был замят.

Однако провальное выступление сборной Германии заставило немецкую федерацию футбола оправдываться, и тут вновь всплыла история со злополучной фотографией.

Президент Немецкого футбольного союза Райнхард Гриндель вновь призвал Озила объяснить, зачем он снимался в компании Эрдогана, и немецкий футболист воспринял это как попытку свалить на него ответственность за неудачное выступление сборной и сделать его козлом отпущения.

Сыграло свою роль и политическое прошлое Гринделя: в свою бытность членом парламента он заявлял, что мультикультурализм - это миф и что немецкие города чересчур исламизированы.

С футбольной точки зрения негодование Озила можно понять: спортивное статистическое агентство Squawka подсчитало, что в проигранном немцами матче с Южной Кореей, после которого сборная Германии вылетела из турнира, Месут Озил создал для своих партнеров семь голевых моментов.

Это больше, чем любой другой игрок в каком-либо матче групповой стадии турнира.

Правообладатель иллюстрации Getty Images Image caption Статистика свидетельствует, что критика игры Озила в матче с корейцами была неоправданной

"Король пасов" свою работу сделал, и если хотя бы половина этих моментов была реализована, немцы уверенно выиграли бы роковой матч. Но форварды сборной Германии раз за разом промахивались. И тем не менее именно Озила выделили как одного из виновников поражения.

На фоне звучащих в Германии заявлений о том, что в сборной-де слишком много игроков с иностранными корнями, Озил воспринял эту критику как ксенофобские нападки, вызванные его турецким происхождением.

Три заявления

После долгих размышлений 29-летний полузащитник "Арсенала" выложил в воскресенье в "Твиттере" одно за другим три пространных заявления, в которых он объяснил, почему больше никогда не наденет футболку сборной Германии.

"В глазах Гринделя и его сподвижников я немец, когда мы выигрываем, но иммигрант, когда мы терпим поражение , - пишет Озил. - Все это потому, что я все еще не принят обществом. Ко мне относятся как к "чужому".

"В 2010 году я получил премию "Bambi" как пример успешной интеграции в немецкое общество, в 2014 году я получил "Серебряную лавровую ветвь" от Федеральной Республики Германия, в 2015 я был футбольным послом Германии. Но я явно не немец?" - вопрошает футболист.

Месут Озил приводит примеры личных оскорблений со стороны немецких политиков правого толка и заключает: "Эти люди использовали мое фото с президентом Эрдоганом как возможность выразить свои доселе скрытые расистские настроения, и это опасно для общества".

"Такое отношение отбило у меня желание надевать форму сборной Германии, - пишет он. - Я чувствую себя ненужным и думаю, что все то, чего я достиг с момента моего международного дебюта в 2009 году, забыто".

"Я носил форму сборной Германии с огромной гордостью и огромным волнением, но теперь всего этого нет... Расизм неприемлем ни при каких обстоятельствах", - заявил Месут Озил.

Немецкий футбольный союз в ответ официально заявил о сожалении в связи с тем, что Озил решил покинуть сборную, и не согласился с тем, что в немецком футболе царит расизм.

"Мы категорически отвергаем обвинения в том, что союз и расизм связаны друг с другом. Немецкий футбольный союз многие годы усиленно участвует в интеграционной работе в Германии", - гласит заявление союза, однако при этом германские футбольные функционеры признают, что не защитили Озила должным образом от расистских нападок со стороны.

НАВЕРХ
Back