Российско-эстонская граница: по пути слепней, нелегалов и контрабанды

Арвед Брейдакс
Copy
Обращаем ваше внимание, что статье более пяти лет и она находится в нашем архиве. Мы не несем ответственности за содержание архивов, таким образом, может оказаться необходимым ознакомиться и с более новыми источниками.
Пограничники следят за происходящим по ту сторону.
Пограничники следят за происходящим по ту сторону. Фото: Arved Breidaks

Отрезок эстонско-российской границы длиной в несколько километров к северо-востоку от Печор в утренней туманной дымке выглядит обманчиво тихо. В нескольких метрах в кустах можно увидеть жестикулирующих российских пограничников, которых сегодня на контрольной черте больше обычного. Вдруг рассветное безветрие разрезает визг собаки, и эстонские пограничники скрываются в тень деревьев.

Вероятность встретить пытающихся проникнуть из России в Эстонию нелегалов на этом участке границы наиболее высока. Неделю назад именно отсюда в Эстонию проникли беженцы из Бангладеш и Пакистана, да и ранее нелегалы пытались попасть в Европу через печорские леса.

С другой стороны, вероятность застигнуть людей, приходящих со стороны России, вот так, стоя лицом к лицу с восточным соседом, довольно мала, если не исчезающе мала. Чтобы получить представление о том, что происходит на этом критически важном участке границы, Lõuna-Eesti Postimees ранним утром вторника принял участие в патрулировании тех мест, где у каждого пограничного столба своя криминальная история.

“Мы тут с противоположными целями, - говорит сопровождающий меня глава кордона Саатсе Арви Суви. – Я надеюсь, что здесь ничего не случится, а вы наоборот». Мы не спорим.

На автомобиле к границе не подъехать

Мы выезжаем с кордона Саатсе в :715. Утро безветренное и тихое. Над лугами рассеивается ночной туман, который, по слухам, мешал пограничникам осуществлять ночные обзорные полеты, которые в последние недели участились. Поскольку в России после чемпионата мира по-прежнему находятся тысячи туристов, приехавших без визы, по Fan-ID, некоторые из них пытаются по пням и кочкам пробраться в вожделенную Европу.

Полицейский микроавтобус везет меня с усиленным пограничным патрулем через эстонскую приграничную деревню Улитина. Сворачиваем с когда-то оживленного шоссе Саатсе-Печоры и движемся по лесной колее, пока водителю не становится жалко машину. Последние несколько сотен метров до границы мы идем пешком, поскольку там уже не проехать.

Наш патруль на границе начинается в 7:35. Впереди движутся два пограничника и полицейский кадет, я с командиром кордона остаюсь в двадцати метрах сзади. “Однажды тут перешел границу один пьяный русский”, - показывает Арви Суви на пограничный столб №370. Факт, в этом районе с каждым столбом связана своя история нарушений.

“Вся зона, граничащая с Печорами, до Койдула такая”, - говорит Суви, работающий в погранслужбе с 1995 года. Около города хватает дорог, по которым можно добраться до границы. Около границы беженцев оставляют одних, им показывают рукой направление, в котором находится Европа – и “Хорошо вам добраться!” “Здесь они попадают в джунгли”, - говорит Суви.

Беженец ищет выход из леса

Сравнивать эстонский лес с джунглями, конечно, ненаучно, но лес, кишащий слепнями и комарами, в котором попадаются коварные болота, - точно не то место, где выходцы из Юго-Восточной Азии и Африки могут чувствовать себя как дома.

Поэтому естественно, что, оставшись одни, беженцы ищут выход из леса, двигаясь вдоль просек, линий электропередач или шоссе. Десять мужчин из Бангладеш, которых поймали в деревне Улитина 17 июля около пяти часов утра, вышли из леса, ориентируясь на линии электропередач, и как раз шли по шоссе Саатсе-Печоры, когда их обнаружила погранохрана.

Беженцы повернули в Россию

Беженцы, вышедшие на шоссе, повернули налево и по иронии судьбы пошагали в обратном направлении. “Они уже шли в направлении России”, - говорит Суви. С другой стороны, если бы они повернули направо, они бы в конце концов пришли к пограничному кордону. То есть рано или поздно компания смуглых людей бросилась бы в глаза кому-то из местных, кто сообщил бы о них по телефону 112.

Путь патруля проходит по влажному ландшафту, который, правда, стал более проходим благодаря долгой засухе. Погранполосу окаймляют срубленные во время корчевания березы, по которым в грязное время ходить более удобно. Сейчас же все время спотыкаешься о них носком резинового сапога.

Соседи тоже на месте

В 5.45 Арви Суви советует мне оглянуться в сторону России: “Сосед тоже на месте”. По другую сторону границы сквозь кусты виден российский пограничник, делающий своим какие-то жесты и быстро исчезающий из виду. Патрулирующую контрольную полосу российские и эстонские пограничники между собой не общаются. Да их фотографировать стражей по ту сторону границу не принято, о чем мы успели договориться с нашей погранохраной заранее.

Граница расчищена от леса, но передвигаться по ней нелегко.
Граница расчищена от леса, но передвигаться по ней нелегко. Фото: Arved Breidaks

Движемся дальше по настилу, проложенному на болотистой почве. Идущие впереди пограничники останавливаются и смотрят, что происходит на другой стороне. Кажется, что сегодня в лесу больше российских пограничников, чем обычно, наметанный глаз находит их целых пять.

Я их не вижу, поскольку все внимание уходит на борьбу с полчищами слепней. Кровожадных насекомых столько, что невольно охаешь: “Ужас”. “Ты не пиши, что здесь так ужасно, иначе никто не пойдет охранять границу”, - смеется Арви Суви.

Тишину разрезает звук

Когда постоянно останавливаешься и оцениваешь ситуацию, тихое утро постепенно становится напряженным. Мы продвигаемся вперед медленно, обозревая пространство по ту сторону границы. Как будто ждем оттуда чего-то или кого-то.

Настил кончается, и мы отходим от него. Около 6.15 тишину разрезает собачье повизгивание – это российская пограничная собака, но вместо того, чтобы лаять, она издает какой-то непонятный звук.

“Опасность сейчас реальна”, - говорит Суви. На это мы реагируем тем, что ждем и смотрим, что будет происходить дальше. Мы скрываемся под бижайшими деревьями. И эстонский, и российский пограничник охраняет границу, стоя лицом в сторону России, поскольку и нелегальные беженцы и контрабанда движутся в эстонскую сторону. Поскольку у этого участка границы длинная криминальная история, есть причина остановиться здесь подольше.

Наконец, собака замолкает. Никто не появляется. Возможно, проводник просто играл с собакой, поскольку, если бы там за границей увидели, что кто-то пытается прокрасться по болоту, собака бы залаяла. Или же она учуяла какого-то дикого зверя? Пограничники отходят назад, чтобы еще раз оценить ситуацию, но вскоре возвращаются, и мы идем дальше.

Изменения в ландшафте

Охрана границы начинается на контрольной черте, но заходит и дальше в глубь страны. Установленные на границе устройства для слежения помогают пограничникам обнаружить движение в зоне, куда люди не могут пройти, но важно и патрулирование: люди могут заметить то, чего не увидела камера.

“Мы должны видеть, какая ситуация на границе, - поясняет Арви Суви. – В порядке ли пограничные столбы и есть ли изменения в ландшафте”. Изменения бывают разные - например, недавно притоптанный мох, сломанные ветки или брошенный бытовой мусор.

Вот и во время нашего патруля пограничники нашли купленную в России упаковку из-под сметаны, которую, вероятно, обронил кто-то из тех, кто пересек границу на прошлой неделе. “Если движется большая компания, то кто-то наверняка что-то уронит, кто-то сломает ветку, чтобы отгонять насекомых… эти следы остаются в лесу”, - говорит Суви.

Кажется, что эстонские пограничники зашли в Россию, но это иллюзия.
Кажется, что эстонские пограничники зашли в Россию, но это иллюзия. Фото: Arved Breidaks

Если строительство восточной границы продолжится, работы у следопытов станет меньше. Дорога, которая появится вместо мха, ограждение, утыканное камерами и датчиками, позволит охранять границу сидя за экраном, чтобы при необходимости отреагировать и быстро выехать на место.

Оставленный кем-то башмак как бы намекает на чье-то присутствие.
Оставленный кем-то башмак как бы намекает на чье-то присутствие. Фото: Arved Breidaks

Наш шести-семикилометровый патруль заканчивается в 7.30 на пустоши, где мы ждем отправленный за нами полицейский микроавтобус, чтобы вернуться на кордон. Солнце поднялось до верхушек деревьев и к сопровождающей нас туче слепней присоединяются пришедшие им на помощь мухи. Мы отмахиваемся ветками. Но заслуживает внимания, что, если к моим серым джинсам и синей форме кадета слепни цепляются целым роем, к зеленоватой форме пограничников нахальные кровососущие интереса не испытывают.

Урожайный день на мигрантов

Больше всего нарушителей границы в этом месяце было задержано 17 июля, когда пограничники задержали в Вырумаа две группы мигрантов из Бангладеш и Пакистана, а в Лухамаа были задержаны мужчины из Ганы и Бенина с поддельными документами.

Рано утром 17 июля в 3.30 в деревне Улитина волости Сетумаа была задержана группа из четырех человек – трое мужчин и одна женщина, -  которые назвались гражданами Пакистана. Ни одного документа у них не было.

Спустя всего час, около 5 часов утра, в той же деревне было задержано еще десять мужчин, сообщивших, что они граждане Бангладеш.

Тем же утром в 8 часов на погранпункте Лухамаа было задержано двое граждан Ганы и один гражданин Бенина. У 21-летнего мужчины из Ганы в паспорте была поддельная шенгенская виза, у второго 33-летнего ганца был частично подделанный вид на жительство в Германии. У гражданина Бенина (29) в паспорте был полностью подделанный французский вид на жительство.

Июль принес богатый улов мигрантов.
Июль принес богатый улов мигрантов. Фото: P M

Уроженцы Бангладеш и Пакистана могут передвигаться вместе

По поведению нелегалов из Бангладеш и Пакистана понятно, что до до того как попасть в Эстонию, они могли образовывать в России более крупную группу.

Все эти люди пересекли эстонско-российскую границу 6 и 17 июля. В 7.30 утра 6 июля в деревне Леймани Выруского уезда была задержана группа из восьми человек, в которую входили шесть граждан Бангладеш и два уроженца Пакистана.

17 июля с небольшим интервалом в деревне Улитина были задержаны две группы нелегально пересекших границу граждан Бангладеш и Пакистана.

Наверх