Интервью Postimees: Elron хочет расширяться на восток

  • В Ида-Вирумаа мистический рост пассажиропотока
  • Цены в час пик повышать не собираются
  • Поездов не хватает, а запросы пассажиров завышенны

Олле Тишлер в депо Пяэскюла.

ФОТО: Joakim Klementi

Быстрее всего нужны новые рейсы в восточном направлении, поскольку там за несколько лет число пассажиров выросло на 300%, сказал Postimees Олле Тишлер, возглавляющий Elron вот уже полгода.

- Elron уже много лет хочет купить новые поезда, но собственник, т.е. государство не находит для этого денег. На какие линии нужны поезда больше всего?

- Сейчас наше явное направление расширения – Ида-Вирумаа, там мистически большой рост пассажиропотока. Город Тарту – наш флагман. Это мы удерживаем, но там мы не можем говорить о стопроцентном росте, как, например, в случае пассажиров на линии Таллинн – Нарва. Из-за более частых рейсов пассажиропоток в городе Нарва вырос за четыре года на 300%. В Вирумаа ездят все: местные, туристы, бизнесмены, срочные военнослужащие. Оттуда мы получаем самый большой рост.

- Я езжу в Нарву поездом и нередки случаи, когда поезд забит народом. Новых поездов вам не дают, с каких линий вы их снимете, чтобы направить в Нарву?

- Мы не можем их ниоткуда снять. Потому и нужны новые поезда, что нет состава, на котором можно ехать. Один вариант – заказать дополнительные вагоны и удлинить поезда, но, очевидно, это не даст такого большого роста, как дополнительные рейсы, т.е. новый поезд.

- Насколько вам поможет, что пярнускую линию с нового года закроют?

- Довольно мало, поскольку там маленький поезд. Сейчас у государства есть договор об объемах с Edelaraudtee, то есть этот поезд нельзя оттуда снять. Он будет ходить в Вильянди. Тамошние предприятия обращаются к нам, чтобы сделать больше рейсов, например, Cleveron выразил желание организовать дополнительный рейс в 15 часов.

В 2020 году мы хотим провести большую реорганизацию, поскольку рост Вирумаа в последнее время еще больше ускорился. Поезд идет в Нарву 2 часа и 15 минут, а автобус – более трех часов. Для разумного человека в плане скорости поезд – единственный вариант.

- Если исключить пярнускую линию, на какой еще линии не хватает пассажиров?

- На линии Тарту – Йыгева, но и на так называемых линиях за Тарту, например, в Пиуза или Койдула. Там численность населения не может вырасти вдвое. Сейчас число пассажиров в Раквере, Йыхви и Нарве составляет половину от их числа на линии Таллинн – Тарту, но численность населения там как минимум такая же, то есть потенциал для роста очень велик.

- Elron видит себя в будущем скорее как экспресс-поезд или как «капустного червя», который останавливается около каждого столба?

- Естественно, как скоростной поезд, новые поезда нужны прежде всего на экспресс-линиях. Поезд вмещает в себя много народу и доезжает быстро – в интересах скорости неразумно останавливаться на каждой станции. У нас есть станции, где число пассажиров составляет 0,1-0,3 на поезд, т.е. один человек садится в каждый десятый поезд. На каждой станции тратится около двух минут времени.

Если убрать с длинной линии пять таких остановок, то пассажиры будут на месте на 10 минут раньше. Движение поездов эффективно при перемещении из города в город, деревенские остановки – это социальный проект, который должен сопутствовать услуге.

- Как будет выглядеть сеть маршрутов, согласно новому представлению, в 2020 году?

- Поезда надо использовать как можно лучше, то есть идея в том, как мы могли бы обслужить наибольшее количество людей. Если поезд идет в Койдула и стоит там целый день, это означает, что очень дорогая железяка просто стоит в кустах.

- Означает ли это, что в небольших населенных пунктах вроде Койдула или Рийзипере больше нельзя будет так часто садиться на поезд?

- Это было бы преждевременно утверждать, но еще пару лет мы должны будет справляться с имеющимися поездами и использовать их оптимально.

- Что вы хотите заказать – дополнительные вагоны или поезда?

- В первую очередь планируется заказать длинные поезда, из четырех или, может быть, даже пяти вагонов. В плане учащения графика кажется разумным заказать четырехвагонные и еще пару вагонов, которыми можно было бы удлинить двух- и трехвагонные составы. Сейчас речь идет о трех новых поездах. Латыши заказывают сейчас новые электрички для Риги. У нас максимум 240 посадочных мест, а у них 450.

- Будут ли сиденья в новых поездах более удобными?

- Мы присмотримся к сиденьям. В то же время их проектировали профессиональные дизайнеры, и я не думаю, чтобы эстонцы отличались телосложением от европейцев. Но если взглянуть на журналы о поездах, то в пригородных поездах возвращаются к пластиковым скамьям. Они легче и дешевле, а у нас довольно приличные кресла.

- О новых поездах говорили годами, когда они будут заказаны?

- Из госбюджета на 2019 год покупку новых поездов исключили, в то же время ищут возможности. Министр очень хорошо понимает, что они нужны, поскольку рост числа пассажиров поездов очень большой. До сих пор мы справлялись, но перезаполняемость все больше дает о себе знать.

Движение поездов 

ФОТО: P M

- Когда прекратится нехватка wifi в поездах, которую так много ругали?

- Если бы мы знали, что делать, мы бы давно уже это сделали. Мы отправили операторам данные, где сигнал ослабевает. Они их проанализировали, но точная причина неизвестна. Мы подумываем взять на вооружение новую частоту, работать не только на 1800 мГц, но и на 2500. Но больший скачок мог бы произойти с приходом 5G. Мы сами шутим, что wifi для пассажиров важнее, чем кофе.

- Как утверждает представитель собственника дизельных поездов Stadler, ежегодно в аварию попадает три-четыре их поезда. Это много или мало?

- Департамент технадзора оценивает число аварий с точки зрения размеров государства и длины железной дороги. Эстонские показатели в этом плане совершенно средние по Европе. Нельзя сказать, что у нас много несчастных случаев. Мои друзья тоже говорили, что, когда ты пришел в Elron, стали случаться несчастья. Но мы вывели аварию на переезде в Кульна под свет рампы, и теперь об этом стали говорить.

Что меня особенно удивило в аварии в Кульна – это заученная беспомощность и бегство от ответственности. Стали говорить о каких-то магнитных тормозах для поездов и о чем-то еще, но не о том, что человек мог бы раскрыть глаза пошире и смотреть, что идет поезд. Когда я услышал еще один комментарий госчиновника, занимающегося дорожной безопасностью, что наш поезд недостаточно оранжевый и его плохо видно, я подумал: что происходит!

- При вступлении в должность в начале года вы говорили, что планируется повысить цены на билеты в часы пик, чтобы регулировать заполняемость поездов. В последнее время об этом больше ничего не слышно.

- Сейчас для этого нет необходимости. Когда однажды начинаешь играть (с ценой на билет. – прим. автора), потом приходится продолжать игру. Автобусные фирмы обнародовали цифры выгоды, которую они получают от гибкого ценообразования, они довольно невелики. Мы не заработали бы на этом много денег и вызвали бы большую путаницу. Мы не ощущаем, что игра с ценой на билет решила бы какую-то нашу проблему.

- В случае поезда Таллинн – Тарту ставилась цель уменьшить время поездки до менее двух часов, и это почти удавалось до того, как сгорела диспетчерская на тартуской станции. Как быстро было бы вообще возможно доезжать до Тарту?

- Мы как раз встречались с руководителем Eesti Raudtee на тему того, на каких участках можно было бы еще увеличить скорость. На станцию Юлемисте можно въезжать на полной скорости, дотуда через пару лет можно будет доехать за 1 час и 10 минут, плюс добавляется 7 минут до Балтийского вокзала. Железная дорога позволила бы уже сейчас добираться так быстро, но дело в безопасности. Eesti Raudtee должна повысить безопасность возле железной дороги и придется изменить систему управления движением, поскольку события будут происходить быстрее.

- Если взглянуть, где проживает больше всего населения, сейчас есть смысл инвестировать в продление линий поездов? Например, проложить новые рельсы до Турба.

- Конечно, есть. Это даст возможность людям переехать туда жить. Эта линия могла бы идти до Хаапсалу и в этом контексте это верный шаг.

- Насколько это оправданно экономически?

- Я не видел подсчетов, но это точно более обоснованно, чем линия Тарту – Койдула. Думаю, это повлечет за собой экономическую интеграцию. Для нас дополнительные расходы были бы весьма маргинальны, поскольку поезд и так ходит до Рийзипере, а если бы он шел оттуда еще 50 с лишним километров, это увеличило бы эффективность линии. Вопрос в том, какой окупаемости хочет государство. За те же деньги можно было бы построить на шоссе Таллинн – Тарту еще пару километров широкой дороги, а в плане скорости железная дорога в Хаапсалу дала бы эффект вполовину быстрее.

- Пару лет назад было проблемой, что из-за нехватки машинистов людям приходилось выходить на линию усталыми. Эта проблема сохранилась?

- Теперь она в прошлом. У нас закончила обучение новая группа машинистов, восемь человек, и эту проблему удалось переломить. Новую группу мы откроем, очевидно, через пару лет, поскольку сейчас нам не нужны новые машинисты.

- Вы находитесь в должности полгода. Можете вспомнить самую дурацкую жалобу, которую вы слышали?

- “Кассир недостаточно вежливо вернул мне мою карточку”. У людей какие-то неопределенные ожидания и высокомерие, оставшееся с советских времен. Клиенты за 1.30 (цена билета в I зоне) все же получают очень хорошую услугу.

CV

Олле Тишлер

С 22 января 2018 года – председатель правления AS Eesti Liinirongid.

Имеет большой опыт руководства балтийским филиалом международного предприятия Oracle Baltics. Также работал директором по продажам в компаниях Novira Capital и IC Systems.

Получил степень бакалавра в Estonian Business School и магистерскую степень по международному бизнесу в Graduate School of Business Стрэтклайдского университета.

НАВЕРХ