Каждый сходит с ума по-своему

Март Хельме, лидер EKRE

ФОТО: Sander Ilvest

«Может быть, все дело в жаре? Ведь такой жары, говорят, двести пятьдесят лет не было. Вот и сошли все с ума, каждый по-своему…»

Братья Стругацкие. «За миллиард лет до конца света».

Наиболее загадочный феномен в ряду последствий нынешних температурных рекордов представляет собой не чрезвычайно высокая пожароопасность лесов, не пересыхание многих ранее не иссякавших водоёмов и даже не прогнозируемая со стопроцентной уверенностью гибель минимум половины урожая сельхозкультур. Это всё факторы, хотя и крайне неприятные, но в подобных условиях ожидаемые.

Гораздо более странным представляется неожиданно высокая в сравнении с прежними аналогичными периодами политическая активность населения. По крайней мере, у нас в Эстонии.

Стали преодолевать свои страхи

И дело даже не просто в повышенной активности, а в существенном поправении электората, хотя никаких внешних причин, оправдывающих это, вроде бы, не наблюдается. Разве что желание свалить вину за небывалую засуху на нелегальных мигрантов… Так ведь и эта проблема, похоже, решается; во всяком случае, поток беженцев с Ближнего Востока, согласно данным ООН, вроде бы, сокращается.

И, тем не менее, уклон в правизну налицо, о чём свидетельствуют результаты июльского опроса фирмы Kantar Emor на предмет популярности политических партий. Неожиданным практически для всех стало то, что Консервативная народная партия Эстонии (EKRE) набрала на этот раз 22 процента респондентских голосов, буквально наступив на пятки своим главным политическим соперникам – центристам (24%).

Даже председатель EKRE Март Хельме, комментируя итоги опроса, выглядел несколько растерянным. По его словам, он «не может исключить и того, что электорат EKRE столь же быстро, как он объединился вокруг партии, может её и покинуть». При этом лидер консерваторов-народников, пытаясь исправить неловкое впечатление от такого неожиданного признания, добавил: «Я склонен, скорее, считать, что очень многие избиратели, которые до сих пор не осмеливались открыто высказать то, что они предпочитают именно нас, стали преодолевать свои страхи и признаваться, что они нас поддерживают».

Всякому сверчку – по своему шестку

Что характерно – при почти скачкообразном росте популярности EKRE рейтинги двух ведущих парламентских партий остаются фактически на одном уровне, с колебаниями объяснимыми, предсказуемыми и даже прогнозируемыми. Достигнув низшей точки в 2013 году (18%), что было неизбежно при длительном и фактически бесконтрольном нахождении во власти, Партия реформ оттолкнулась от этого дна и стала постепенно, а перейдя через четыре года в оппозицию, всё уверенннее возвращать себе прежние показатели (сегодня 28 процентов голосов избирателей).

Тогда как Центристская партия, пользовавшаяся к моменту своего прихода в Дом Стенбока такой же, и даже большей поддержкой, чем реформисты, – сегодня, активно включившись в реализацию властных функций, с такой же неизбежностью стала терять «призовые очки», опустившись до 24%. Ничего неожиданного. Ещё ни одной правящей партии, кроме, разве что, КПСС, не удавалось долго сохранять, а тем более приумножать популярность среди граждан своей страны.

Здесь наиболее интересны – и наиболее поучительны – примеры двух других, пока ещё парламентских, партий: IRL (ныне просто Isamaa, «Отечество») и СДПЭ. Потому что это именно за счёт их электората расширяет свой плацдарм EKRE.

Один из главных «отечественников», Урмас Рейнсалу, комментируя для «Актуальной камеры» итоги опроса, не мог, да и не очень старался, скрыть своего раздражения: «Избиратели EKRE просто больше сидят дома в четырех стенах. И в это время, в самый сезон, Emor пытается застать своих респондентов. Получается, у них нет времени на пляж, на путешествия, на работу в полях. Они находятся дома. Поэтому в опросах и возникает подобная аномалия. А избиратели Isamaa – разумные люди. Поскольку летом надо отдыхать по полной, а не шуметь по поводу рейтингов».

Понять его раздражение легко: партия едва-едва цепляется за нижний порог проходимости в Рийгикогу (5%), так что тут есть из-за чего расстраиваться…

Вообще феномен этой партии заслуживает пристального изучения и анализа. Созданный в 1995 году «Союз Отечества» (Isamaaliit) объединил две политические организации, откровенно позиционирующие себя в качестве консервативно-националистических: Партию национальной независимости Эстонии (Eesti Rahvusliku Sõltumatuse Partei) и Национальную Коалиционную партию «Отечество» (Rahvuslik koonderakond „Isamaa“). Таким образом, новая партия по сути монополизировала националистический сегмент политического ландшафта, заполнив эту нишу, как казалось, всерьёз и надолго.

В 2001 году была создана партия Res Rublica, провозгласившая себя сообществом «свободных от идеологии молодых прагматиков, придерживающихся либеральных экономических взглядов». Её появление на политическом небосклоне Эстонии было похоже на вспышку «сверхновой».

Одним из центральных пунктов предвыборной платформы стало обещание справиться с преступностью и коррупцией. Младоконсерваторы во главе с харизматичным Юханом Партсом мгновенно привлекли симпатии избирателей, на ближайших выборах получили мандат доверия и прошли в Рийгикогу.

Однако эффект от появления «сверхновой», оказался недолговечным. Основной запас энергии ушёл в яркий фейерверк, на длительную кропотливую работу её почти не осталось.

Одновременно стал ощутимо иссякать запас прочности и у «староконсерваторов» из Союза Отечества. И в 2006 году было решено объединить две этих силы в Союз Отечества и Республики (Isamaa ja Res Publica Liit – IRL). Но и это  новообразование оказалось не очень жизнеспособным. И хотя в качестве партии экс-IRL ещё продолжает существовать, пусть и под новым именем, однако опыт показывает, что если дела идут неважно, то надо менять не вывеску, а девочек…

Похоже, теперь флаг национал-консерватизма, выпавший из ослабевших рук IRLандцев и «республиканцев», попал к надежному знаменосцу.

Будьте проще, и люди потянутся к вам

А всё дело, на мой взгляд, в том, что простая публика любит простые объяснения и не менее простые решения. Кто виноват в нынешних бедах и проблемах Эстонии? Россия и беженцы-нелегалы. Всё остальное – производные от этих двух зол. Лидеры EKRE без обиняков называют вещи своими именами, в отличие от "отечественников", мямлящих что-то маловразумительное, с потугой на интеллигентность (Урмас Рейнсалу не в счёт).

Видя такой решительный настрой, оживились и те, кто до сих пор «не осмеливались открыто высказать то, что они предпочитают»…

Примерно тот же упрёк можно адресовать и соцдемам. Вообще идеи социализма, а тем более под демократическим соусом, усваиваются медленно и плохо, вызывая изжогу в виде самых противоречивых толкований даже среди своих сторонников. Собственно, путаница в социал-демократических понятиях как началась – уже не в теории, а на практике – в октябре 1917 года, так по сию пору и не прекращается.

Одним словом, итоги июльского соцопроса с более-менее твёрдой уверенностью можно трактовать так, что в обществе сложился примерно равносторонний треугольник разнонаправленных сил из консерваторов (Партия реформ), социал-либералов (Центристская партия) и национал-патриотов (EKRE), а также из примкнувших к ним «промежуточных звеньев» в виде социал-демократов, «отечественников» и Свободной партии.

Долго ли сохранится такой расклад? Бог весть. По законам физики и геометрии следует, что такая фигура наиболее гармонична и устойчива. Но политология скорее сродни биологии. Вроде бы, всё проанализировано, и развитие должно бы идти вот по такому-то пути. Но каждый организм реагирует на одни и те же внешние факторы по-разному.

…Где-то в середине 1960-х в одной из американских секретных лабораторий, изготавливавших отравляющие вещества, произошла авария, результатом которой стала утечка большого объёма смертоносного газа. По счастью, никто из персонала не пострадал, поскольку люди строго соблюдали правила техники безопасности. Но в зоне действия газа оказалась довольно многочисленная группа подопытных обезьян.

Прибывшие на место аварии спасатели были уже готовы к худшему и заранее жалели погибших зверьков. Каково же было их удивление, когда они убедились, что вызывающий мгновенную гибель людей газ не оказал на приматов никакого действия. Не считая, разве что, изрядного испуга и – кое у кого из четвероруких – лёгкого насморка.

Хорошо бы и нам «по-обезьяньи» отделаться от этой аварии – рейтингового скачка EKRE…

Читать также

НАВЕРХ