Мать солдата: из-за незнания эстонского языка служба превратилась в ад, сын грозится повеситься!

Солдаты. Иллюстративное фото.

ФОТО: Meelis Meilbaum / Virumaa Teataja

«Сын сам попросился в армию, а сейчас так разочарован! Звонит и в слезах спрашивает: мама, что мне делать? Говорит, если так будет продолжаться, он повесится. Что вообще там происходит?» - с таким вопросом в редакцию Rus.Postimees обратилась взволнованная мать одного из солдат Вируского пехотного батальона Наталья, проживающая в Ида-Вирумаа.

Она рассказала, что ее сын - 19-летний Эрик М. - в июле был призван на военную службу. Юноша прошел курс молодого бойца, принял присягу.

«Многих ребят, которые служат вместе с сыном, направили на то или иное обучение, а мой русскоязычный мальчик и его друг постоянно убирают территорию, моют туалеты, выносят мусор из штаба. Более того, другие ребята над ними насмехаются. Я бы даже назвала их поведение дедовщиной. Я спросила командира батальона, почему так происходит. Тот ответил: все из-за того, что Эрик не знает эстонского языка», - рассказала Наталья.

Как уточнил порталу Rus.Postimees сам Эрик, изначально призывников определяли на курсы младших унтер-офицеров или на водительские курсы категорий B и C: «Я должен был пойти на курсы вождения. Все было хорошо, но потом, за неделю до присяги, мне сказали, что я иду в скауты. На вопрос, почему меня закинули в скауты, ответили - из-за незнания эстонского языка. Но в итоге я и в скауты не попал по той же причине».

По словам Эрика, недавно окончившего профтехучилище по специальности «инфотехнология», за экзамен по эстонскому языку на уровень B2 он получил 30 баллов.

Мать Наталья также подтверждает, что хотя фамилия у Эрика эстонская, говорит он только по-русски. Тем не менее, ссылаясь на слова своего сына, женщина подчеркивает, он не единственный в армии, кто не знает государственного языка: «Там много таких! Мой сын рос без отца, это очень добрый, ранимый и домашний мальчик. После учебы - сразу домой, особо нигде не гулял. Из увлечений - мотоциклы, машины и спорт. Он бегал, отжимался, подтягивался. Накачался в домашних условиях, не записываясь в спортклуб. Очень хотел в армию, а тут такое!»

Тот день, когда Эрик в сердцах сказал матери о самоубийстве, был очень сложным: «Мы вынесли из штаба кучу мусора. Мыли полы в коридорах и туалетах. Дышать в туалетах было нечем - заходишь и подступает рвота. Еще и некоторые смеются над нами: „Ха, уборщики!“. Это неприятно».

«Я не знаю, что делать: нам сказали - два месяца будете на позиции „подай - принеси“, а когда в октябре будет новый призыв, заново пройдете курс молодого бойца. Не понимаю, зачем это надо, ведь у меня все и так уже пройдено», - недоумевает Эрик, видимо, более не помышляющий о самоубийстве.

Как объяснил младший лейтенант, специалист стратегических коммуникаций генштаба Сил обороны Игорь Ляпин, распределение на различные военные специальности происходит в зависимости от нужд каждого конкретного подразделения. Солдаты срочной службы летнего призыва, которые проходят 11-месячную срочную службу, после прохождения курса базовой подготовки обычно определяются на курсы младших унтер-офицеров или на водительские курсы B и C категории.

«Необходимо понимать, что при назначении военнослужащих на какие-либо специальности командование в первую очередь принимает во внимание имеющееся образование, знания, опыт и личные качества солдата. Распределение на различные специальности происходит по решению командования подразделения, обычно у солдат срочной службы спрашивают их предпочтения и стараются пойти им навстречу. Конечно, желания и предпочтения солдат не всегда совпадают с потребностями подразделений или решением командования, - признал Ляпин. - Недостаточный уровень образования или владения эстонским языком в некоторых случаях действительно может послужить причиной, по которой военнослужащего не назначают на ответственные специальности».

Он отметил, что во время курса базовой подготовки солдата Силы обороны организуют курсы эстонского языка для тех, чей уровень владения эстонским является недостаточным.

«Если говорить конкретно о службе рядового М., то из-за несоответствия требованиям уровня образования его нельзя было зачислить на курс младших унтер-офицеров и из-за практически отсутствующего знания эстонского языка зачисление на курсы водителей и дальнейшее назначение на должность водителя оказалось также невозможным», - сказал он, добавив, что низкий уровень владения эстонским языком не позволил отправить парня и на курсы обучения скаутов.

По словам Ляпина, действительно по решению командования батальона рядовой М. должен будет заново пройти курс базовой подготовки солдата, который стартует в начале октября. Тогда ему будут назначены дополнительные курсы эстонского языка, после чего он сможет приобрести одну из пехотных специальностей и продолжить службу в рядовом составе пехотного подразделения.

«До начала октября рядовой М. будет задействован на вспомогательных должностях при ремонтной автомастерской, также при необходимости будет заступать в наряды и участвовать в тыловом обеспечении учебных рот при проведении занятий на местности», - подытожил он.

НАВЕРХ