Как научиться жить с долгами, или Долг платежом красен

Когда Нина (на фото со спины) брала срочный кредит, она и подумать не могла, что вернуть его будет крайне трудно. Чтобы как-то решить эту проблему, она обратилась за советом к консультанту по долговым обязательствам Катри Хейнъярв, которая ведет прием должников в социальном доме на улице Туулемаа в Таллинне.

ФОТО: Лийс Трейманн

Хотя работы у судебных исполнителей постепенно становится меньше, народная тропа к консультантам по долговым обязательствам не зарастает.

Сотни людей все еще теряют жилье, десятки тысяч ежемесячно получают от кредиторов напоминания о непогашенных долгах.

Преодолевшая пятидесятилетний рубеж Нина, отправляясь к консультанту по долговым обязательствам, не знала о том, что количество погрязших в долгах людей, по словам судебных исполнителей, банкиров и банкротных управляющих, начинает сокращаться. Ведь ее долг только растет.

Нина работает уборщицей и взяла бы еще и дополнительную работу, она даже не ходит к врачу, чтобы подлечить заболевание, ставшее уже хроническим. Однажды она взяла больничный, но потеряла так много от своей минимальной зарплаты, что позволить себе снова заболеть она уже не может.

Нина гонит мысли о том, что однажды ее здоровье может окончательно отказать. Женщина думает только о том, как погасить срочные кредиты в пару тысяч евро.
Она готова отдавать банку ежемесячно 50 евро из своей зарплаты (около 200 евро), чтобы ее больше не беспокоили. Нина не понимает, почему Греции прощают ее огромные долги и еще дают деньги в придачу, а ей не дают покоя.

Типичные истории
Несколько лет назад Нина получила от Налогового департамента финансовое требование — она работала как FIE и не заплатила налоги. Один знакомый убедил женщину, что ей не стоит ходить в Налоговый департамент, чтобы составить график выплат, так как ее там просто не поймут. Она послушалась, взяла срочный кредит под высокий процент и рассчиталась с Налоговым департаментом.

Потом Нина еще не раз слышала «добрые дружеские советы», но в конце концов решила позвонить консультанту по долговым обязательствам и поговорить с настоящим специалистом. Кат­ри Хейнъярв, которая принимает несчастных должников в Копли, выслушала Нину и в очередной раз посетовала, что бедствующие люди попадают к ней слишком поздно. История Нины еще не такая страшная — если бы только женщина немного разбиралась в юриспруденции и могла бы всерьез взяться за свои дела.

Недавно Хейнъярв узнала о несчастье еще одной семьи с пятью детьми: незадачливое семейство довело дело до того, что из-за такого же незначительного долга, как у Нины, их квартиру вот-вот выставят на принудительную продажу. Семья стала взывать о помощи только тогда, когда судебный исполнитель арестовал все счета, даже пособие на детей получить оказалось невозможно. Счета были заблокированы, поскольку должник или не пожелал, или не догадался, или не осмелился пообщаться с судебным исполнителем.

Еще одна типичная история: семья, несколько лет назад перебравшаяся из Ида-Вирумаа в Таллинн ради более высоких заработков, продала свою старую квартиру, купила новую в Ласнамяэ и оформила в качестве залога квартиру бабушки. Все было прекрасно, пока у людей была хорошая зарплата и крепкое здоровье. В конце концов они лишились не только своей квартиры, но и квартиры бабушки.

Или история двух братьев, которые работали вместе, один взял заем, а другой стал его поручителем. На официальном языке они превратились в солидарных должников, и выплачивать задолженность пришлось выступившему в роли поручителя брату.

Поручитель может, конечно, разводить руками, уверяя, что ему ничего не перепало за то, что он поручился за другого человека, взявшего кредит, но, как бы там ни было, под договором он подписался.

Если бы должники внимательнее читали Оскара Лутса, они бы, зная, что кто-то будет просить их стать поручителем, уехали бы на это время куда-нибудь подальше. Но ведь чаще всего поручителями выступают родственники или давние знакомые.

Доходят до самоубийства
В практике судебного исполнителя Мати Кадака бывали случаи, когда кто-то из студентов, поручившихся друг за друга при получении учебного кредита, уезжал за границу, и поручителю приходилось погашать чужие долги из своего кармана.

Судебным исполнителям приходится сталкиваться с разными ситуациями. Бывает, что должники скрываются от тех, кто пытается взыскать долг, а на следующий день сами обращаются в суд, чтобы получить с бывшего друга не одну тысячу евро.

Специалисты, консультирующие при финансовых затруднениях, пытаются давать мудрые советы, как справиться с ними, советуют собрать все счета и начать их оплачивать. Зачастую решение объявить себя банкротом оказывается самым правильным, по крайней мере, человек перестанет получать угрожающие письма (которые так и хочется, не читая, выкинуть, что нередко и делают).

Кайди Сильвер-Шнёбе, возглавляющая объединение консультантов по долговым обязательствам, рекомендует должникам самим защищать себя и не мириться покорно со всеми процентами и обязательствами, которые предъявляют кредиторы.

Буквально на днях она в качестве стороннего наблюдателя присутствовала на судебном заседании, где разбиралось дело очередного должника. Было очевидно, что он даже не понимал, о чем говорит судья, и почему, взяв срочный кредит, он оказался в таком тупике.
«Люди, которым ежедневно приходится слышать угрозы, настолько теряются, что доходят до самоубийства», — сказала консультант из Тарту Диана Тюрна.

В ее компьютере дела 618 человек. В 2009 году, когда она начала консультировать должников, их было 260. Каждый месяц список пополняется.

Даже если люди, ставшие должниками по причине своего безработного статуса, находят работу и пытаются начать возвращать долги, ни о каком луче надежды не может быть и речи, поскольку зарплаты чаще всего минимальные.

«Мы все надеемся, что истории, с которыми имеем дело, будут иметь счастливый конец, но этого, как правило, не случается», — сказала Тюрна, по словам которой ее главная задача состоит в том, чтобы помочь людям осознать, что им нужно научиться жить с долгами.

Вот и Нина, поблагодарив консультанта, покинула его кабинет. Она не получила волшебную палочку, с помощью которой сможет решить свои финансовые проблемы, но одно она поняла четко: эти проблемы придется решать самой. Выход видится ей в том, чтобы хотя бы какое-то время поработать в Финляндии, а лучше в Швеции, уборщицей. Если бы это действительно было так просто!

Фирмы и люди погрязли в долгах
В 2011 году требования о признании банкротства были поданы в отношении 242 физических лиц. При этом банкротами были признаны 92 физических лица.
• Банкротства предприятий:
2008    2009    2010    2011
236    541    472    183 (за 9 месяцев)
• Дела, переданные судебным исполнителям на основании судебного решения или постановления в начале года:
2007    2008    2009    2010
19 078    35 576    62 293    112 796
• Решения о выселении в производстве у судебных исполнителей:
2007    2008    2009    2010
   571    522    483    445

Опыт Swedbank
Количество долгосрочных должников стало уменьшаться. В 2009-2010 годы к нам обратились около 6000 клиентов, которые в связи с платежными трудностями ходатайствовали о реструктурировании кредитов. В 2011 году это потребовалось 850 клиентам. К нынешнему моменту треть клиентов, у которых были проблемы с платежеспособностью, сумели встать на ноги, а с остальными мы ведем каждодневную работу.

Путем исполнительного производства в 2010 году за девять месяцев было продано 244 единиц имущества, а за девять месяцев 2011 года — 341. Речь идет (помимо жилья) о дополнительных залогах, дачах, сданных в аренду квартирах, земельных участках и тому подобном.

Банк не ставит свой целью продажу чьего-то имущества, для нас хороший клиент — это все-таки тот, кто успешно обслуживает кредит.

До принудительной продажи доходят те клиенты, которые, несмотря на предложенные банком решения, не смогли за долгое время восстановить доход, достаточный для обслуживания кредита, или продать залог, а также те, с кем банку не удается добиться контакта, и клиенты, не желающие сотрудничать. Клиенты, которые хотят найти решение создавшимся проблемам и активно ведут переговоры с банком, обычно находят выход.

Еще раз: если клиент сотрудничает с банком, ему предоставляют достаточно возможностей и времени, чтобы самому заниматься продажей залогового имущества.

Опыт банка Nordea
Наметилась совершенно определенная тенденция в сторону сокращения числа должников — таким образом, переживающих трудности людей становится меньше. Объем задолженности по жилищному кредиту последние полтора года был стабильным, а начиная с третьего квартала 2011 года ситуация стала заметно улучшаться.

Принимая во внимание нынешнюю экономическую ситуацию, уровень безработицы и содержимое долгового портфеля, мы можем предположить, что объем задолженностей и число принудительных продаж сокращается.

Если посмотреть на портфель залогов проблемных кредитов в целом, то видно, что находящееся в свободной продаже количество единиц имущества, то есть, имущества, которое продает сам клиент, превышает объем имущества, выставленного на принудительную продажу. По сравнению с тем же периодом прошлого года, число принудительных продаж сократилось примерно на 20 процентов. В продаже по-прежнему находится более ста объектов, но большая часть из них в Nordea не является жильем — это участки земли, недостроенные дома или дополнительные залоги, в том числе дачи, куп­ленные на инвестиции квартиры и тому подобное.

Причиной сокращения принудительных продаж, безусловно, является то, что владельцы начали понимать: сотрудничая с банком и добровольно продавая имущество, можно быстрее получить хорошую продажную цену, чем в случае принудительной продажи.

К тому же владельцы имущества понимают, что цены на недвижимость больше не повышаются скачкообразно — наоборот, в зависимости от объекта они могут понижаться, в связи с чем не имеет смысла тянуть с продажей.

Типичный профиль самых крупных должников из числа частных лиц (в том числе группа попавших в беду) остается таким же. С точки зрения суммы самые большие проблемы по-прежнему с частными лицами — девелоперами, которые скупали разные жилые площади или земельные участки.

Опыт Bigbank
По сравнению с пиковым периодом (это главным образом первая половина 2009 года, — клиентов, имеющих трудности с платежеспособностью, стало значительно меньше, и их число стабильно уменьшается.

Должников, появившихся во время экономического кризиса, можно разделить на две группы. Первую составляют конкурентоспособные на рынке труда люди, которые в пиковый период кризиса пережили временные трудности и, приобретя ценный опыт, уже стабилизировали свое финансовое положение.

Ко второй группе относятся те, кто по-прежнему испытывает финансовые трудности, поскольку обязательства по жилищному кредиту превышают стоимость недвижимости, а также те, кто вместо того, чтобы жить экономнее, продолжают вести прежний образ жизни.

Нынешний должник — это человек, который попал в финансовые затруднения несколько лет назад, но так и не сумел найти работу с доходом, соответствующим его обязательствам или стилю жизни. В ситуации, когда человек долгое время является безработным, вовсе отказался от поиска работы или живет случайными заработками, не просто выкарабкаться из финансовых трудностей.

КОММЕНТАРИЙ

Стийна Лийвранд,
советник Инспекции по защите данных

С 1 ноября в издании Ametlikud Teadaanded (Официальные извещения) действует новый порядок публикации информации, который в дальнейшем, исходя из целей публикации извещений, устанавливает временные рамки с целью защиты неприкосновенности частной жизни.

Кроме того, с 1 января 2012 года будет прекращена публикация пока еще доступных сообщений, содержащих личные данные, если она не является необходимой для достижения цели. В дальнейшем сообщения о банкротстве, а также о банкротном производстве в отношении частных лиц будут публиковаться в сроки не позже трех лет с момента оглашения или же до завершения банкротного производства.

Прежде лицам предоставлялась возможность обратиться в Инспекцию по защите личных данных с просьбой, чтобы сообщения в Ametlikud Teadaanded, утратившие цель дальнейшего оповещения, были удалены.

В регистре задолженностей по выплатам, управляемом AS Krediidiinfo, после погашения долга разрешается публиковать данные о задолженности в течение пяти лет, если кредитором является кредитное учреждение, и в течение трех лет, если речь идет о кредиторах иного рода. 

НАВЕРХ