Не только о Кобзоне: каким мог бы стать канал ETV+

Поделиться Поделиться E-mail Распечатать Пришли новoсть Комментировать

Алексей Шипулин.

ФОТО: Архив Алексея Шипулина

Известный режиссер-документалист, лауреат многих  международных кинофестивалей таллиннец Алексей Шипулин с 2014 года снова живет в родном городе. Но и до его переезда несколько фильмов он снял в Эстонии. Фильм о Леннарте Мери получил Гран-при на фестивале в Армении, а работа «Эстония.ру или Эффект бабочки» завоевала Гран-при на фестивале в Таллине.

- Ваш фильм «Мы. 17 лет спустя» стал одним из призеров международного фестиваля «Эфирная шкатулка» в Дюссельдорфе. И помнится, что главным героем фильма был артист…Народный артист Советского Союза Иосиф Кобзон, который 30 августа ушел из жизни.

 - Фильм «Мы. 17 лет спустя» – это сокращенная версия фильма «50/70  или Еще, еще, еще!», сделанного мной по заказу Иосифа Кобзона. В основе картины –  съемки «Юбилейного тура» артиста, которым он (в 2007 году) завершил к 70-летию свою концертную деятельность.  Гастроли прошли по всем бывшим республикам Советского Союза, включая Эстонию, также состоялись концерты в Болгарии и Израиле. Фильм получился большой. Две серии по 52 минуты.

- Он был показан в России?

- Нет. В 2008 году Кобзон оказался  в опале. Это было время травли мэра Москвы Юрия Лужкова, а Кобзон с ним дружил. И когда в Кремле Юрия Михайловича стали клевать особенно интенсивно, часть политической элиты сделала вид, что с мэром не знакома. А Кобзон, наоборот, при каждом удобном случае подчеркивал, что он друга не предаст. В результате первые лица государства Медведев и Путин не пришли на юбилейный концерт артиста, который он давал в Москве накануне дня рождения. Это был сигнал.

Когда я работу над фильмом завершил, руководство Первого канала ТВ России его посмотрело. Сказали, что фильм очень неплохой.  А дальше пошел сюр:

«Но мы ваше кино не покажем. Кобзон сейчас не актуален и народу неинтересен…  Хотя… далеко фильм не убирайте. Вдруг Иосиф Давыдович  помрет. Вот тогда мы вашу работу обязательно возьмем для показа…

- Взяли?

- А кто им даст? Единственная копия  у меня. Здесь, в Эстонии. А Первый канал (как впрочем и остальные федеральные каналы России) скурвился настолько, что, как говорится, с ними на одном поле теперь не сядешь.

Алексей Шипулин

Алексей Шипулин

Архив Алексея Шипулина

Окончил филфак Тартуского университета в 1982 году и отделение режиссуры ВГИКа в 1991 году. Член Союза кинематографистов РФ. Лауреат международных кинофестивалей. Академик  международных кино и телеакадемий.

Основная сфера деятельности – документальное кино. Также работал как сценарист и режиссер фильмов и программ на федеральных телеканалах РФ.

Наиболее известные фильмы:

«Серый воронок».

«Казань – Москва – Казань».

«Старый альбом».

«Пол Маккартни. 73 часа в России».

«Эстония. ру или Эффект бабочки».

Автор сценариев и режиссер сериалов и фильмов для телеканала «Культура» РФ. Среди них:

«Жила-была Цензура».

«Леннарт Мери. Волны судьбы».

«Имант Зиедонис. Солнечный ритм».

«Код Айтматова».

Как режиссер, сценарист и шеф-редактор участвовал в создании телепрограмм «Документальный экран» и «Документальная камера» для телеканала «Культура». С 2005 по 2009 год работал шеф-редктором и сценаристом историко-приключенческой программы Первого канала «Искатели». (Лауреат премии ТЭФИ за 2008 год).

В дополнения к основным работам было снято несколько заказных фильмов. Среди заказчиков: Иосиф Кобзон, Юлия Тимошенко, Хор им. Пятницкого,

Алмазная компания «Алроса», Нефтяная компания «ЮКОС».

В настоящее время завершается работа над первым художественным фильмом, снятым в Эстонии на русском языке. Рабочее название «Хочу Любви».

- А если предложить фильм для показа нашему каналу ETV+?

- О том, что такой фильм существует, руководство ETV+ знает. Но никаких предложений от них не поступало. Тут, мне кажется, тоже есть проблемы. Если федеральные каналы России переполнены имперскими амбициями, то «местный канал для русских» остается заложником провинциального сознания. Причем, эстонского сознания. В котором для русской бытовой культуры (к которой относится ТВ) место отводится весьма периферийное.  Во всем мире телевидение устроено примерно одинаково. Есть креативные монстры типа Би-би-си, Discovery или La 5 ARTE. С огромными бюджетами и возможностями.  А большинство каналов сидит на стереотипных штампованных программах, форматы которых покупает на телерынках.

Ничего плохого в этом нет. Некоторые из них отлично придуманы и сделаны. Но свое лицо телеканалам придают собственные авторские программы и фильмы. И эксклюзив. И тогда можно наблюдать рост рейтинга. Я могу ошибаться, но зачем эстонскому руководству нужен рост рейтинга русского телеканала? Как правило, в руководстве сидят чиновники, а не творцы. Канал функционирует, средства осваиваются – и ладно.  Хотя, я думаю, что у фильма о Кобзоне может быть здесь внушительная аудитория. Это зрители от 30 лет и старше, для которых советская эпоха была не пустым звуком и Кобзон был одним из символов этой эпохи. Причем, очень популярным символом.

Кстати. На днях также ушел из жизни главный битломан Советского Союза Коля Васин. В 1971 году он написал письмо Джону Леннону, в котором поздравил музыканта с 30-летием. В ответ Коля получил диск Beatles с автографом Леннона. И опасаясь преследований КГБ, закопал диск в лесу. Коля – один из героев нашего фильма «Пол Маккартни. 73 часа в России». Фильм веселый, яркий. Собрал множество призов кинофестивалей. И потенциальная аудитория у него еще больше, чем у фильма о Кобзоне. От 20 лет и… О нашем поколении уже не говорю. Коля был личностью знаменитой и широко известной.

Если эти картины правильно анонсировать, то  вся русская часть Эстонии будет сидеть у экранов.

- Ну а что же телевизионные чиновники?

- Не так давно я общался с какой-то важной дамой-редактором с ETV+. Предложил ей тему для документального фильма о концлагерях. В интернете ходит мем, что именно Красная Армия освободила узников концлагерей в 1945 году и человечество должно быть за это  благодарно Советскому Союзу. Меня заинтересовало: а что было с лагерями потом? И выяснилось, что большинство лагерей из немецких было превращено в советские. Среди них – такие знаменитые, как Заксенхаузен и Бухенвальд, который освободили, кстати, союзники.

Лагеря наполнили военнопленными, казаками и даже бывшими узниками немецких лагерей… Конечно, газовые камеры уже не работали, но периодически кого-то расстреливали и условия содержания были такие же, как при немцах… Работала эта система до 50-х годов. Заявка моя канал не заинтересовала. Что интересно, лет десять назад фильм на эту тему можно было снять и в России. Но сейчас это противоречит местной идеологии.

- Может быть, телевизионной даме показалось, что тема лежит не в пространстве Эстонии?

- Но возникла-то она именно здесь! Мой приятель, известный артист – по происхождению немец. И когда он уже ходил в первый класс, родители его сидели в эстонской советской  тюрьме. Как лица, пораженные в правах за национальность. А сам он жил с дедом на выселках на Суур-Сыямяэ в бараке. Это была середина шестидесятых годов. И фильм о лагерях я бы сделал именно через призму истории этого парня.

Еще об Эстонии. Как-то в разговоре я услышал, что в эстонской истории не хватает позитива. И очень удивился. Я как раз занимался темой великих  географических открытий, изучал знаменитые экспедиции Крузенштерна и Беллинсгаузена – остзейских дворян, уроженцев Эстляндии. Я предположил, что в этих экспедициях могли принимать участие эстонцы, как-то связанные по жизни с мореплавателями. Например, из окрестных деревень. И в списках экипажей нашел таких людей.

Среди матросов шлюпа «Восток», на котором под командованием Ф.Ф. Беллинсгаузена была открыта Антарктида, есть такие имена: Олав Рангопль, Пауль Якобсон,  Христиан Ленбекин,  Абросим Скукка. Среди мастеровых есть некто Тиммерман. И заслуга в открытии Антарктиды, конечно же, должна быть разделена между всеми участниками экспедиции. И, может быть, среди наших современников есть потомки тех матросов? А в их семьях, кроме воспоминаний, могли сохраниться и артефакты. На мой взгляд, это очень интересная тема. Вернуться к истории великих открытий и событий через потомков людей, к этой истории причастных.

- Мы плавно отошли от первоначальной темы. Раз так, какие еще проекты и идеи могли бы реализоваться на нашем русскоязычном канале?

- Их множество. Креативных личностей с хорошим образованием в Эстонии много. Можно было бы устроить конкурс проектов. И благодаря этой затее серьезно обновить телепрограмму.

- Что лично вы могли бы предложить?

- В мире есть множество знаменитостей, выходцев из Эстонии. Например, из Таллинна в  Москву переехали артисты Игорь Ясулович, Владимир Коренев, Лариса Лужина,  Владимир Стержаков… В Питере работают актриса Наталья Акимова, драматург и театральный режиссер Геннадий Шугуров. Еще множество людей по всему миру. Не только из мира искусства и культуры, но и ученых, спортсменов и т.д. Я бы сделал цикл программ об этих людях под условным названием «Знай наших».

- Что еще?

- Очень актуальна в современном обществе тема насилия в детской и подростковой среде. Причем, травля детей в школах часто идет под прикрытием педагогов и штатных психологов. Которые, не разобравшись, действуют заодно с теми, кому бы следовало дать по рукам. Я придумал ток-шоу «Гадкие утята». Куда будут приглашаться дети – жертвы травли, дети – активные ее участники, может быть,  их родители. И конечно,  специалисты. Педагоги, психологи, администраторы. Цель программы – затравленного «гадкого утенка» превратить в лебедя.

- Интересно. А не боитесь, что эти темы будут украдены? Так легко вы их называете.

- Не боюсь. Не буду объяснять, почему. А к тому же, на одну украденную тему я могу придумать десять новых.

- Все-таки, сетка вещания ETV+ обновляется. Заявлен к показу первый сериал на русском языке, который снимается в Эстонии. LasnaГорск. Что вы скажете?

- Это очень здорово. Я давно говорил, что в Эстонии должно развиваться свое кинопроизводство на русском языке.  Это добавило бы популярности артистам русских театров, привлекло бы в театры дополнительных зрителей. И избавило бы артистов от многих  комплексов, включая ощущение невостребованности. LasnaГорск –  это ситком. Комедия ситуаций. И на телевидении это вполне серьезный жанр. Который развивается во всем мире. Лучшие образцы уже отказались от идиотского закадрового смеха, есть интересные актерские и режиссерские работы. Например, «Интерны». Желаю успеха создателям. Дарье Саар, Ирине Васильевой, Володе Барсегяну и все остальным.

- Давайте вернемся к Кобзону. Фильм «Мы. 17 лет спустя». Что вас заставило сделать эту версию? Только желание сократить фильм по времени?

- Ответ вытекает из названия. За годы, которые прошли после распада СССР, в его бывших республиках многое изменилось. И следуя за Кобзоном, мы это смогли увидеть. Например, в Узбекистан Кобзона просто не пустили. Вождь решил, что советские песни могут вызвать волнения в обществе.  А в Баку публика на бис попросила исполнить песни Таривердиева. На что Кобзон провокационно напомнил бакинцам, что Таривердиев – армянин. И зал взорвался аплодисментами. Это была овация Таривердиеву. Но были и обратные примеры. Я с сочувствием отношусь к Украине. Но  самые яркие  вспышки национализма мы увидели в Киеве. Где просто был подожжен занавес. И из охваченного пламенем дворца «Украина», пришлось спешно эвакуировать три тысячи человек. Пожар начался, когда Кобзон исполнял «Коробейников». Людей выводили из зала, а оркестр Николая Некрасова и Кобзон не останавливали выступление. Под пылающим занавесом это было эффектно. Мы все это снимали, и эти кадры вошли в фильм.

Было еще много интересных ситуаций, но не хочу пересказывать содержание картины.

- Кобзон у вас выглядит этаким рыцарем. Мужественно держался во время пожара, поддержал Лужкова…

- Добавлю. Во время захвата заложников на спектакле «Норд-Ост» Кобзон пошел к  террористам, и после переговоров с главарем, вывел из зала несколько человек. Личное мужество у артиста было на очень высоком уровне. Еще примечательна  история с выбором сценического псевдонима. Певцу намекнули, что с таким именем ему карьеры не сделать. Мол, выбери себе псевдоним более благозвучный. На что Кобзон ответил, что так его назвали отец с матерью и менять он ничего не будет. Конечно, не все в жизни Иосифа Давыдовича было легко и однозначно. Но теперь – земля ему пухом.

-  И все-таки, увидят зрители Эстонии вашу картину или нет?

- Захотят – увидят. Но это уже зависит не от меня. Мое дело – режиссура и драматургия.

НАВЕРХ