Кто виноват? Загадочная смерть молодого эстонца не дает покоя его семье

Карли Арумяэ в 2016 году.

ФОТО: Erakogu

Упал с лесов. Получил травму головы. Умер на следующее утро в палате интенсивной терапии Клиники Тартуского университета из-за кровоизлияния в мозг. Ему было 28 лет назад. Несчастный случай произошел 13 мая 2016 года. Гибель Карли Арумяэ до сих пор терзает его брата Ало Арумяэ, пишет Postimees. Что произошло? Почему так вышло?

«Я знаю, что у них был день уборки. В помещения с высокими потолками были установлены леса, чтобы была возможность почистить потолки», - рассказывает Ало.

Карли Арумяэ занимался ремонтными работами в многоквартирном доме на Тоомемяги в Тарту. Зарплату платила строительная фирма Wesico.

В тот день Карли был в помещении вместе с двумя другими строителями, леса уже больше не были нужны. Почему Карли забрался на леса и оттуда упал вниз головой, - до сих пор загадка. «Может, он забыл кошелек или пачку сигарет на лесах? Я не знаю».

Wesico покрыл расходы на похороны Карли и поддерживал его семью в тяжелые дни. Ало ходил в полицию давать показания – в деле он указан в качестве потерпевшего. Вместе с ним Карли оплакивали братья, сестра и мать.

Дом, в котором в процессе ремонта погиб молодой человек.

ФОТО: Sille Annuk

Изначально полиция сказала, что расследование может длиться до года. Год прошел, за ним второй. «Время летит очень быстро», - говорит Ало.

С момента несчастного случая прошло два с половиной года, но полиция по-прежнему не смогла подвести черту под расследованием. «Почему никто не хочет заниматься этим делом?» - спрашивает Ало.

Деятельность идет в трех учреждениях: в полиции, прокуратуре и Трудовой инспекции. Последняя через главного специалиста по коммуникации Яну Розенфельд сообщает, что в 2016 году изучила обстоятельства, при которых произошел несчастный случай, все, связанные с этим мероприятия были завершены в ноябре того же года.

«Поскольку речь идет о закончившемся гибелью человека несчастном случае и этим в рамках уголовного дела занимается полиция, мы передали свои выводы в полицию. Уголовное дело ведет полиция под руководством прокуратуры, и комментарии по поводу данного несчастного случая можно получить в прокуратурее», - сказала Розенфельд.

Майор полиции Тартуского отделения полиции Юллар Сымера сообщает через пресс-секретаря: «Для завершения уголовного производства требуется несколько больше времени, чем ожидалось, и это небезосновательно».

Он поясняет, что расследование несчастного случая на производстве – сложная и специфическая область трудового права, в которой следствию необходимо изучить множество касающихся дела нюансов для выяснения прав, обязанностей и прочего различных сторон договора.  

«Этот процесс требует времени, но уголовное дело в активном производстве, брат пострадавшего и множество свидетелей допрошены, экспертиза проведена, и мы делаем все возможное, чтобы вскоре довести до конца досудебное расследование».

За расследованием полиции следит прокуратура. Прокурор Лыунаской окружной прокуратуры Марге Пюсс изначально сообщает письменно:

«13 мая 2016 года произошел несчастный случай на производстве, в результате которого 28-летний мужчина упал с лесов на бетонную поверхность. На следующий день в результате полученных травм он скончался в больнице. 13 мая для расследования произошедшего начато уголовное производство.

На данный момент уголовное дело еще находится в стадии досудебного производства и полиция проводит различные следственные мероприятия. В качестве подозреваемого никто не был допрошен. В расследовании учитывается также оценка Трудовой инспекции и обнаруженные ею в ходе расследования несчастного случая нарушения - как со стороны работодателя, так и со стороны работника. В ходе уголовного производства важно выяснить, чьи действия или бездействие привели к гибели человека – работодателя или самого работника. Поскольку до сих полиции не удалось это установить, необходимо провести некоторые дополнительные следственные мероприятия».  

Расследование несчастных случаев на производстве, по словам Пюсс, обычно длится долго, поскольку речь идет о юридически сложных случаях. «Область безопасности труда регулируют различные правовые акты и постановления, поэтому получение общего и ясного ответа затруднительно и затратно по времени. Для того, чтобы прийти к взвешенному и обоснованному решению и передать дело в суд или при прекратить его, необходимо основательно проанализировать правовые и фактические обстоятельства».

Вчера состоялась беседа журналиста и Марге Пюсс по телефону. Мы спросили ее, нормально ли то, что расследование длится два с половиной года.

«При несчастном случае на производстве - да. Есть несчастные случаи на производстве, которые расследуются быстрее, есть те, которые требуют больше времени, это трудные дела, - ответила Пюсс. - Мы должны учитывать также выделенные для расследования ресурсы и распределение работы в следственных органах. В число задач следователя входит расследование множества уголовных дел, к сожалению, он не занимается только одним делом.

В данном случае сложность заключается в том, что трудно найти, чьи действия или бездействие стали причиной таких последствий, поскольку нарушения были допущены и работодателем, и самим погибшим».

Но у близких создалось впечатление, что человек упал с лесов - и никому до этого нет дела...

«Это, безусловно, неверное впечатление. Расследуем: для того, чтобы принять решение, направлять дело в суд или прекратить его... Это сложный случай».

Стало быть, это дело не в ходит в число приоритетных и им занимаются, если остается время?

«Так говорить нельзя. Несчастные случаи на производстве – это, как правило, сложно. Трудно судить, действия какой из сторон привели к последствиям. Все можно было бы сделать быстрее, но мы должны учитывать нагрузку следователей».

Несчастные случаи на производстве со смертельным исходом:

2013 – 20

2014 – 16

2015 – 17

2016 – 26

2017 – 9

Источник: Трудовая инспекция

НАВЕРХ