Эстония дала вид на жительство российскому шпиону

Михаил Петров стряхнул эстонскую пыль с ног 22 июля сразу после освобождения из Тартуской тюрьмы. С Тартуского автовокзала он отправился на рейс до Германии.

ФОТО: Erakogu

Общественность считала, что он будет сидеть в Тартуской тюрьме пять лет, но в действительности через 11 месяцев он оказался на свободе. Долгое время шпионивший в Эстонии в пользу ФСБ российский гражданин Михаил Петров (44) не был выслан из страны: напротив, теперь он путешествует по шенгенскому пространству со всей своей семьей, имея в кармане выданный Эстонией вид на жительство, пишет Postimees.

Одна из самых странных шпионских игр последнего времени развернулась перед нашими глазами в апреле этого года, когда вышел в свет очередной ежегодник КаПо. Слишком седой для своего возраста, патлатый псковский тренер по джиу-джитсу Михаил Петров ничем не отличался от других задержанных, фотографии которых оказались в ежегоднике.

Кроме одной детали. «Петров попросил убежища в Эстонии, но мы знаем, что он связан с ФСБ», - отметил генеральный директор Полиции безопасности Арнольд Синисалу. Это было по сути единственное, что он в тот день согласился сказать о Петрове.

О том, что из пяти лет, назначенных ему в виде наказания, четыре года Петров должен отбыть условно, СМИ узнали случайно примерно через неделю. Именно тогда тренер запустил из Тартуской тюрьмы такую медиа-кампанию, какой ни одна спецслужба не пожелала бы.

А именно, в телефонных разговорах с Postimees и другими изданиями Эстонии, Петров утверждал, что в действительности он был разоблачен не в результате контрразведывательной операции, а сам приехал в Тарту 26 июня 2017 года, пройдя границу по визе через погранпункт в Койдула. Утром следующего дня в конторе Департамента полиции и погранохраны он попросил убежища и потребовал пригласить работника КаПо.

По его словам, Петров передал спецслужбам видео- и звукозаписи о двух эпизодах того, как в 2011-2013 годах он собирал информацию о зданиях, работниках, автомобилях и лицах, имевших отношение к КаПо.

И хотя, как заверил тренер, он был в списках ФСБ с середины 1990-х годов, в Эстонии он вел разведдеятельность лишь недолгий период и не успел выполнить задание, которое ФСБ ему в действительности дала.

11 месяцев вместо 12 лет

Почему в конце апреля этого года Петров внезапно стал таким разговорчивым в Тартуской тюрьме, стало ясно задним числом. Запуганный российской правовой и тюремной системой шпион хотел таким образом обеспечить себе гарантию того, что КаПо не отступится от данных ему обещаний.

Они заключались в том, что вместо 12 лет он получит 11 месяцев реального заключения, а потом его не вышлют обратно в Россию.

Фотография Михаила Петрова в ежегоднике КаПо, в котором утверждалось, что он много лет работал на ФСБ, шпионя в том числе и за работниками Полиции безопасности.

ФОТО: Kapo aastaraamat

«Я хочу спокойно выйти из тюрьмы и жить в Эстонии, или - мне дали это понять - смогу уехать в какую-то третью страну. Я надеюсь, что КаПо сдержит слово», - сказал Петров в апреле этого года.

Теперь понятно, что все сработало, как часы. Аккаунт Петрова в социальной сети ВКонтакте ожил 19 июля этого года. После нескольких тюремных фотографий 22 июля Петров позирует свободным человеком на Тартуском автовокзале перед отъездом к дочери в Берлин.

Если, по правилам, после освобождения из тюрьмы российских шпионов в тот же день отправляют через нарвский мост в Россию и они получают запрет на въезд, то с Петровым поступили иначе. Последние месяцы он провел с сожительницей и детьми в Берлине и в Португалии. Он тренируется больше, чем прежде. Денег не хватает, но по сравнению с российской тюрьмой, это просто сказка.

Эту историю можно было бы завершить выводами о гуманной стране, если бы не оставалось так много вопросов без ответов. Например, может ли и при каких условиях вид на жительство в Эстонии стать обменным товаром в договоренностях спецслужб с пойманными шпионами? Особенно с такими, у которых на первый взгляд нет никаких оснований для его выдачи?

Департамент полиции и погранохраны отказался сказать Postimees, на каком основании Петрову выдали временный вид на жительство. Петров утверждал как газете, так и «Радио Свобода», что насколько ему известно, вид на жительство ему дали на основании весомого государственного интереса, но, как заверили в полиции, это положение закона особо не используется.

Теоретически бывший разведчик мог получить вид на жительство для работы тренером, что, с точки зрения закона, является особым случаем. А именно, Эстония требует для прибывших из-за границы работников выполнения критерия по зарплатам, но некоторые профессии - например, монахи и тренеры - от этого освобождены.

Но проблема в том, что обычно у получающего вид на жительство тренера должно быть приглашение какого-либо спортивного союза, а также он должен в действительности работать в каком-либо клубе, отвечающем за пребывание тренера на территории Эстонии.

Сейчас Петров находится на Юге Европы, и он безработный. Он даже не знает, когда вернется обратно в Эстонию. Общавшиеся с Postimees и знающие Петрова тартуские тренеры не в курсе того, чтобы какой-то клуб предложил ему пристанище.

Абсурдность ситуации усиливает и то, что, подавая ходатайство о предоставлении временного вида на жительство, Петров должен был заполнить в полицейской анкете раздел, в котором задается вопрос, являлся ли ходатай штатным сотрудником иностранной разведки. Что он ответил, мы никогда не узнаем. Вероятнее всего, это не имеет значения, поскольку одобрение КаПо на получение вида на жительство у Петрова так и так было.

Вопросы без ответа

Общественности Эстонии стоит теперь обдумать несколько вещей. Во-первых, мы можем прийти к выводу, что как Россия пытается обменять провалившихся здесь разведчиков, так и Эстония предоставляет льготные условия для восточных перебежчиков, которые готовы выложить на стол достаточное количество информации.

Ничего особого в этом нет: подобных примеров, когда человеку предоставлялась «защита», в истории разведки полно.

Во-вторых, нужно отметить, что КаПо не разглашает, каково реальное договорное наказание пойманных шпионов, поскольку это может дать противнику слишком много информации о том, насколько болтливым в действительности оказался пойманный шпион. Разделение наказания Петрова в этой ситуации явно необычное.

И последний вопрос – самый интригующий: если, по словам Синисалу, КаПо знала о работе Петрова в пользу ФСБ, то почему регулярно посещавшего Эстонию человека задержали лишь после того, как он сам сдался Полиции безопасности в Тарту? Сотрудничество с Петровым началось в тот день в Тарту или раньше?

В ответ на запрос Postimees в КаПо ответили, что они не могут ответить на эти вопросы по существу.

Если сначала после разговора Postimees с Петровым осталось впечатление, что его дальнейшая жизнь связана с другими странами Европы, то на прошлой неделе он был убежден, что все же вернется в Эстонию.

Петров: я благодарен, что не сижу в российской тюрьме

Отсидевший до середины июля этого года в Тартуской тюрьме 11-месячной наказание бывший сотрудник ФСБ Михаил Петров изменился. Он по-прежнему оставляет невероятно много сообщений в социальных сетях, но теперь уже не так разговорив, если у него спросить, при каких обстоятельствах он сбежал в Эстонию и получил вид на жительство вместе с семьей после отбытия наказания.

- Вам дали вид на жительство в Эстонии?

- Да.

- Как это произошло? Вы же иностранный гражданин, которого признали виновным в преступлениях против Эстонии, и разоблачение которого КаПо записала в список своих побед.

- Я просто написал ходатайство и… вот, дали.

- Насколько я понял, вначале вы вообще хотели получить в Эстонии политическое убежище?

- Сначала я просто хотел уехать из России и остаться в Эстонии. После этого написал ходатайство о предоставлении убежища. Потом, в ходе процесса, обстоятельства изменились.

- Как у вас сейчас дела?

- Нормально, спасибо за вопрос.

- Здоровье в тюрьме не ухудшилось, как вы жаловались в прошлый раз?

- Не ухудшилось. Все хорошо. Сейчас я усиленно тренируюсь.

- Из сообщений в социальных сетях я понял, что сейчас вы находитесь в солнечной Португалии и имеете замечательную спортивную форму.

- Да, я много тренируюсь, хочу приехать в Эстонию в хорошей форме…

- Стоп! Недавно вы написали мне, что хотите, чтобы о вас забыли в Эстонии. Теперь у вас есть план вернуться сюда?

- Естественно, я вернусь. Эстония для меня… как сказать… родина. Власти Эстонии дали мне возможность не возвращаться в Россию и жить здесь.

- У вашего вида на жительство есть такое условие, что примерно полгода вы должны жить в Эстонии, а оставшееся время – где хотите? Находиться в Берлине у дочери или где пожелаете...

- Знаете, я не большой эксперт по условиям эстонского вида на жительство. Насколько я знаю, это так, если у тебя постоянный вид на жительство в Эстонии. Эстония пока дала мне временный вид на жительство, с которым я смог выехать из Эстонии, и никаких ограничений у меня нет. В будущем хотел бы получить постоянный вид на жительство.

Таави Минник.

НАВЕРХ
Back