Эдвард Лукас: ГРУ допустило шпионскую катастрофу

Александр Петров и Руслан Боширов на железнодорожном вокзале в Солсбери.

ФОТО: HANDOUT / REUTERS

Организация побега Олега Гордиевского из СССР прямо под носом у КГБ — одно из главных достижений в истории британской разведки. В наше время это было бы невозможно.

Важнейшему британскому шпиону в КГБ удалось передать заранее оговоренный сигнал: встать ровно в 7.24 перед одним из московских хлебных магазинов с пакетом Safeways в руках и тем самым подать МИ-6 знак, что ему нужно бежать. Но как господин Гордиевский смог выполнить остальную часть операции МИ-6 под кодовым названием «Пимлико»?

В ходе операции по организации побега, описанной в новой книге моего коллеги Бена Макинтайра Spy and the Traitor, ему следовало прибыть на определенную стоянку на шоссе вблизи финской границы, чтобы продолжить путь в багажном отделении британского дипломатического автомобиля. В наше время камеры наблюдения зафиксировали бы его попытку покинуть Москву. Сигнал с его мобильного телефона раскрыл бы его маршрут. Если бы он выключил или бросил его, это бы вскоре вызвало подозрения. Высокотехнологичную слежку можно встретить везде.

Проблемы наших шпионов в России (и Китае) могут быть спасением для наших систем безопасности на родине. Наши компьютеры также могут с поразительной скоростью просматривать записи камер наблюдения, чтобы найти предположительные совпадения: когда одни и те же лица появляются в Хитроу и Солсбери, это важная зацепка. Хорошие шпионы умеют скрывать лицо с помощью париков, шарфов и темных очков, но камеры замечают также походку и манеру держаться, которые гораздо сложнее изменить. Материалы видеозаписи позволяют находить совпадающие изображения и в этом отношении.

До цифровой эпохи ловить шпионов было гораздо сложнее. 40 лет назад в этом же месяце на мосту Ватерлоо не было никаких камер наблюдения, когда болгарский сотрудник телерадиовещания Георгий Марков был отравлен с помощью ампулы рицина по пути домой с Би-би-си. Почувствовавший острую боль в ноге и обернувшийся эмигрант увидел всего лишь человека, который, как ему показалось, бросил на землю зонт. Организованное КГБ убийство, как и нападение в Солсбери, было сигналом Кремля, что Великобритания не сможет защитить тех, кто ищет в ней убежище. Эта проблема до сих пор не решена.

Слабое утешение для Сергея Скрипаля и других жертв нападения в Солсбери заключается в том, что с тех пор наши возможности в плане слежки улучшились. Детективная работа не может заменить предупреждение. Жаль, что наши власти раньше не догадались, что бывший шпион МИ-6 стал мишенью для персональной ненависти Владимира Путина, и не обратили внимание на подозрительные объяснения в ходатайствах о визе предполагаемых убийц.

Два занимающихся журналистскими расследованиями издания, Bellingcat и Insider, добыли из правительственной базы данных часть информации об этих двоих (это несложно: на московских улицах торгуют компакт-дисками, содержащими потрясающее количество частных и официальных данных).

Идентичность двух россиян оказалась даже более хрупкой, чем их прикрытие. Содержащиеся в их деле аномалии и пробелы неопровержимо показывают, что двое мужчин, утверждающих, что их зовут Александр Евгеньевич Петров и Руслан Тимурович Боширов, в действительности являются офицерами военной разведки. В их делах отсутствуют обычные относящиеся к реальной жизни реквизиты вроде биографических подробностей, нормальных адресов проживания и указаний на прошлые удостоверения личности. Секретный штемпель на деле обоих мужчин обязывает чиновников держать в тайне любую информацию о них и содержит номер телефона Министерства обороны. Их иностранные паспорта выдал правительственный отдел, обычно занимающийся крайне важными лицами.

Фальшивая идентичность — это ядро успешной секретной работы. Когда ее заново используют для новых операций, это говорит о плохой работе разведки. Российская служба военной разведки нарушила еще более серьезное правило: эти паспорта были не случайными, обычными документами, а частью серии. Всего три цифры разделяют номера паспортов солсберийского тандема, а 26 номеров спустя встречается следующий фальшивый паспорт, выданный известному офицеру российской разведки, задержанному за организацию путча в Черногории в 2014 году ( в 2016 году – BNS).

Главы разведки всегда стараются избегать перекрестного заражения — допущенная в ходе одной операции ошибка представляет угрозу и для других. Все шпионы, которые продолжают пользоваться этими документами, могли бы с тем же успехом ходить с мигающими красными звездами на голове.

Дело не только в том, что будущие операции подвергли опасности. Огромные электронные хранилища памяти современности означают, что можно изучить и прошлое использование этих фальшивых идентичностей. Журналисты раскапывают детали прошлых поездок двоих мужчин по миру и пытаются выяснить, кому принадлежат другие документы той же серии.

Службы контрразведки могут копать гораздо глубже. Что могут раскрыть иммиграционные данные, заявления о визах и туристическая информация турфирм? Где находились владельцы этих паспортов? Данные, относящиеся к мобильным телефонам, позволяют отслеживать передвижение подозреваемых и восстанавливать контактные данные. Из практически непроницаемого тумана прошлого возникают детали причиненного Россией хаоса и ее проделок.

Пусть торжество сдерживает нервозность. Для начала — другие страны могут так же поступить с нами: в 2014 году Китай похитил данные 21,5 млн госслужащих США, чем нанес чудовищный удар неприкосновенности их частной жизни и способности служащих США действовать тайно. Базы данных частного сектора уязвимы для помех и краж, как слишком хорошо знают многострадальные клиенты Barclays и British Airways. Подозрительные фирмы, мошенники, все, кто сует свой нос в чужие дела, и враждебные государства в своих манипуляциях и вторжениях имеют дело с меньшими затратами и большим размахом действий.

Все более всеобъемлющие сбор, хранение и обработка электронных данных не только ограничивают естественную скрытую среду существования шпионов, но также снижают наши собственные шансы на анонимность или незаметность. Это фундамент неприкосновенности нашей личной жизни. Способности наших властей впечатляют, но они хотя бы находятся под жестким правовым и политическим контролем. Другие действуют не столь ответственным образом. Именно поэтому господин Гордиевский когда-то решил рискнуть своей жизнью, работая на наше общее благо.

***

Эдвард Лукас — автор снискавших международный успех книг «Новая холодная война» и «Обман», журналист и вице-президент действующего в Вашингтоне и Варшаве аналитического центра Center for European Policy Analysis (CEPA).

Колонка Лукаса публикуется в BNS еженедельно, медиа-клиенты имеют такое же право на ее публикацию, как и на публикацию новостей. Представленные в колонке мнения, оценки и взгляды не отражают взглядов BNS.

НАВЕРХ