Волины стали гражданами с разрешения КаПо

Задержание Дениса Метсаваса в начале сентября 2018 года.

ФОТО: KAPO

Подозреваемые в государственной измене Денис Метсавас и его отец Петр Волин попали в орбиту интересов Полиции безопасности в середине 90-х. На их ходатайствах о предоставлении гражданства стоит положительная контрольная отметка КаПо, благодаря которой они в итоге и получили эстонские паспорта, пишет Postimees.

Из документов выясняется, что Волин подал заявление о получении эстонского гражданства в порядке натурализации в тогдашний Департамент гражданства и миграции в 1993 году, и прошел проверку Полиции безопасности без запинок.

Для этого нужно было сделать немного: кроме заявления, государство просило написать автобиографию и знать эстонский язык на начальном уровне.

В свое автобиографии Волин написал, что служил в Советской армии в 1971-1979 годах. И хотя у советских пограничников в зависимости от занимаемой должности была связь с КГБ, Волин больших погон не имел. Ходил в пограничные патрули и дежурил на посту, командиром никогда не был.

Правда, много средств для того, чтобы проверить достоверность написанного Волиным, у чиновников ДГМ не было. Соответствующая задача была поставлена перед восстановленной ранним летом 1993 года Полицией безопасности.

То, что Волин прошел в КаПо проверку, доказывает до сих пор хранящаяся в его личном деле отметка. В результате проверки не установлено, что Волин может представлять какую-либо угрозу для Эстонской Республики.

Такая же отметка есть на заявлении и сына Волина Дениса Метсаваса, которое он подал в 1995 году, когда ему было 15 лет. Тогда будущий офицер по планированию Генерального штаба Сил Обороны Метсавас носил фамилию Волин и в подростковом возрасте жил в Ласнамяэ. Фамилию своих предков из Юго-Восточной Эстонии Метсавас взял в 17-18 лет.

В чем заключалась проверка?

Пресс-секретарь КаПо Харрис Пуусепп сказал, что в начале 1990-х годов КаПо, проверяя желающих получить гражданство, не давала одобрения на получение эстонского паспорта, а лишь проверяла, нет ли исключающих для этого обстоятельств. Служба в погранвойсках Советского Союза таковым не являлась, зато получение гражданства Эстонии исключала, например, служба в органах безопасности оккупировавших Эстонию стран, или в разведывательных и контрразведывательных органах Вооруженных сил. В их число входил и КГБ.

Насколько основательной была проверка Волина и как ее проводили, до сих пор является тайной: «Вдаваться в детали нельзя, но в широком смысле разница с тем, как это происходит сегодня, - день и ночь. Законы изменились, технические возможности другие, отличаются и навыки и знания людей».

Консультировавший Postimees тогдашний чиновник ДГМ сказал, что в начале 1990-х в отношении ходатайствующих о гражданстве действовал упрощенный порядок, который теперь уже невозможен.

«Каждый совершеннолетний теперь должен сдать два экзамена: один – на знание языка, а второй – на знание законов. А они все были от этого освобождены, они не знали эстонского, да и не должны были знать», - привел пример чиновник.

Упрощенные условия создала массовость: в 1992 году в соответствии с восстановленным Законом о гражданстве почти треть населения Эстонии в правовом смысле была назначена иностранцами. Основную их часть составили мигранты советского времени и их потомки.

Южно-эстонские корни

Среди них Волин казался приятным исключением. Родом он был из Выру, его предки жили Юго-восточной Эстонии, эмигрантских корней не имел. Разве что его отец, Октрев Волин, был связан с красными.

Отказать Волину в получении гражданства можно было бы в случае, если бы он находился на действующей воинской службе, но к 1994 году он уже работал охранником в тюрьме. Работа могла стать одной из причин, по которой он подал ходатайство о получении гражданства – неграждане не могли занимать на тюремной службе определенные должности.

То, что государство было по горло загружено проверкой заявлений, демонстрирует то обстоятельств, что 1994 и 1996 годы до сих пор являются рекордными в плане предоставления гражданства в порядке натурализации. За эти годы паспорта со львами получили более 23 000 человек, в числе прочих были и Волин с Метсавасом.

Занимавший пост министра внутренних дел в годы получения Волиными гражданства Хейки Арике признал, что сито действительно не было мелким: «Контроль явно был не очень строгим».

По словам предшественницы Арике, Лагле Парек, государство щедро раздавало гражданство и поначалу этим пользовались: «Поскольку у нас не было возможности использовать все меры безопасности, все, подавшие заявления в первые годы, получили гражданство. Но тут мы обнаружили, что есть обманщики, и прекратили эту практику».

НАВЕРХ