Больничная касса в студии Postimees: в медицине те же правила игры, что в строительстве
Доктор Кай Ноор: «Квалифицированная медицина никого не интересует!»

Поделиться Поделиться Поделиться E-mail Распечатать Пришли новoсть Комментировать

В результате передела рынка медицинских услуг, учиненного Больничной кассой, многие пациенты неожиданно лишились с 1 октября врачебной помощи и теперь им придется искать специалистов по всей Эстонии. За что мы платим бесплатной медицине?

Больше всех пострадал Ласнамяэ, где на поиск новых клиник вынуждены будут отправиться даже слабовидящие и слепые пациенты. На вопросы Rus.Postimees ответили в прямом эфире руководитель глазной клиники Silmalaser доктор Кай Ноор и руководитель отдела по связям с клиентами Больничной кассы Адо Вийк.

В студии Rus.Postimees завязался горячий спор. Руководитель глазной клиники Silmalaser, известный доктор Кай Ноор сообщила подробности, касающиеся переделки рынка медицинских услуг. О том, что Silmalaser лишился финансирования, и клинике придётся аннулировать визиты 20 000 пациентов, она как руководитель узнала менее, чем за месяц до прекращения сотрудничества. Ноор убеждена, что Больничная касса побоялась взять на себя ответственность за продление договоров, спрятавшись за госконкурсом и оперируя таблицей Excel: «Наш опыт и качество медицинских услуг больше никого не интересует!»

Доктор добавила, что клиника выпала из конкуренции, отказавшись снизить расценки на 15%: «Больничная касса играет по правилам, созданным ею самой». Руководитель Silmalaser также уточнила, что её сотрудники звонили в одну из победивших в конкурсе клиник и пытались зарегистрироваться на приём. Итог таков: «Дважды звонок сбросили, в третий раз попросили оставить телефон с обещанием перезвонить». Фактически это может означать, что что часть победителей конкурса занимаются симуляцией оказания медицинских услуг.  

Представитель Больничной кассы Адо Вийк был непреклонен: «Закон один для всех! Это как десятиборье, в котором все конкурируют друг с другом». Вийк добавил, что по точно таким же правилам работают строители дорог и домов, по сути, поставив знак равенства между здравоохранением и строительным сектором.

Фрагмент дискуссии:

Кай Ноор: – Решение Больничной кассы привело к тому, что Silmalaser вынужден аннулировать 20 000 визитов. Именно столько визитов проходило через нашу клинику каждый год. Всего у нас 58 тысяч пациентов. Мы сотрудничали с Больничной кассой более 20 лет, с оптимизмом смотрели в будущее, много инвестировали в оборудование, повышение квалификации врачей и сестёр до высшей категории и проводили такие процедуры, которые никто, кроме нас, не осуществлял (доктор Кай Ноор проводила редчайшие операции на глазах при кератоконусе - прим.ред.). Теперь 11 врачей (всего 30 сотрудников) оказались под угрозой сокращения.    

Адо Вийк: – 93% наших врачей продолжат работать и дальше. Больничная касса действовала строго по закону, решив выбрать новых партнеров спустя несколько лет после заключения предыдущих договоров. Все наши партнеры знали, что у них были заключены временные договоры на три-четыре года. Теперь мы провели новый конкурс. Это как десятиборье, в котором все конкурируют друг с другом.  

– Могли ли получить деньги те фирмы, которые занимаются симуляций оказания медицинских услуг?

Адо Вийк: – Вы можете предполагать, что угодно...

Кай Ноор: – Могу сказать, что мы конкурировали только с ценами, а не друг с другом. Мы выпали из конкуренции, как только отказались уступить 15%. Меня даже вызвал к себе представитель Больничной  кассы и сказал, что понимает, что мы не можем пойти на такую скидку, предоставляя редчайшие услуги, но... мол, конкурс есть конкурс: вы просто не подходите. От победителей конкурса даже не требовалось, чтобы они расписали, какие услуги способны предоставлять.  

Адо Вийк: – Мы консультировались с союзами врачей.

Кай Ноор: – У нас ничего не спрашивали! Больничная касса побоялась взять на себя ответственность за продление договоров, спрятавшись за госконкурсом и оперируя таблицей Excel. Наш опыт и качество медицинских услуг никого не интересует.

Адо Вийк: – Мы имеем право заключать договоры только на основании конкурса. Были времена, когда мы брали на себя ответственность, но выяснилось, что общественность не доверяет таким договорам и подозревает нас в коррупции. Теперь всем придётся довольствоваться результатами конкурса. Вопросы нужно задавать тем, кто сидит на Тоомпеа – 101 депутату.  

Кай Ноор: – А почему Больничная касса столь безучастна к происходящему? Не дает даже ориентиров для организации конкурса...

Адо Вийк: – Общее количество оплачиваемых Больничной кассой услуг не сократилось.

– Что известно о тех фирмах, которые выиграли конкурс? Смогут ли  они предоставлять квалифицированные услуги? За счет чего?

Кай Ноор: – Мы звонили в одну из победивших на конкурсе клиник и пытались зарегистрироваться на прием. Дважды звонок сбросили, в третий раз попросили оставить телефон с обещанием перезвонить. Уверена, что доступность глазных врачей резко сократилась.

Адо Вийк: – С информацией можно ознакомиться на сайте Больничной кассы. Кстати, те, кто успел встать на очередь к врачу до 1 октября, смогут завершить свое лечение в Silmalaser за счёт Больничной кассы, даже если на это потребуется до трёх лет.

Кай Ноор: – А где это написано – кто на что имеет право? С каким диагнозом можно продолжить лечение, с каким – нельзя?

Адо Вийк: – Мы ждем от клиник сообщений о тех пациентах, которые нуждаются в продолжении лечения. С соответствующим письмом мы обратились в прошлую пятницу.

– А час икс пробил для пациентов в понедельник! Неужели это нормально?

Кай Ноор: – Мы должны расписать нужды 50 000 пациентов до 8 октября! О том, что нам не продлят договор, я услышала 6 сентября вечером. Менее, чем за месяц до прекращения финансирования! Это нормально?

Адо Вийк: – Все знали, что договоры временные. Результатов конкурса никто не может предсказать.

Кай Ноор: – Основной договор закончился 1 апреля, и нам продлевали его каждые три месяца. Больше мы ничего не знали. Нас никто не спросил, сколько мы инвестировали в оборудование, сколько у нас клиентов. Всем было всё равно. Больничная касса играет по правилам, созданным ею самой.

Адо Вийк: – Закон один для всех. По точно таким же законам работают строители дорог и домов, которые тоже инвестируют в технику.

Кай Ноор: – Больничная касса ставит знак равенства между строительным сектором и медициной! Приехали!

Адо Вийк: – В марте следующего года пройдут выборы в Рийгикогу, выбирайте тех, кто изменит правила игры.

– Кому мы должны сказать спасибо перед выборами за всю эту неразбериху? Социал-демократичкеской партии, курирующей сферу здравоохранения?

Адо Вийк: – Я не знаю.

Смотрите видео в повторе!

Жаркий спор в студии Postimees: пациенты в западне, кому нужна такая Больничная касса? / Одежда ведущей: Luisa Spagnoli Estonia

ФОТО: Sander Ilvest

  • Насколько критична ситуация с глазными врачами?
  • Действительно ли остались не у дел даже те клиники, которые годами оказывали услуги и проводили уникальные для Эстонии операции?
  • Что известно о тех фирмах, которые выиграли конкурс на миллионы? 
  • Сколько медиков придется сократить проигравшим?
  • Должен ли кто-то понести ответственность за неразбериху? Например, руководитель Больничной кассы, получающий 7800 евро в месяц и отправляющий жителей Ласнамяэ на бесплатном общественном транспорте за врачебной помощью в соседний уезд?

Одежда ведущей: Luisa Spagnoli Estonia 

НАВЕРХ