Вилья Кийслер: женщина – это новый мужчина

Вилья Кийслер

ФОТО: Postimees.ee

50 – это новые 40, красный – это новый черный (а розовый может быть новым красным!), и женщина – это новый мужчина. Так можно коротко перечислить изменения последних двух десятилетий, пишет в Postimees журналист Вилья Кийслер.

В действительности все далеко не так просто. Да, наша продолжительность жизни постоянно растет, сорокалетний человек совсем не думает о пенсии; пятидесятилетний чаще всего находится в лучшем периоде духовной жизни и - почему бы и нет – в прекрасной физической форме; бабушки и дедушки не хотят сидеть с внуками, потому что работают, посвящают свое время путешествиям и разным хобби.

С женщинами чуть сложнее. Конечно, они могут стать руководителями высшего звена и становятся. Но большинство руководителей и руководителей высшего звена – мужчины. Конечно, женщины могут входить в состав правительства и входят. Но в правительстве Эстонии из 15 министров лишь четыре кресла занимают женщины, и это плане истории еще очень сильный результат. Премьер-министра женского пола в Эстонии еще не было, хотя женщина-президент сейчас есть – но такое уже было как у финнов и латышей, так и у литовцев, и намного раньше, чем у нас.

Конечно, женщины могут стать богатыми и становятся. Но списки богатых недвусмысленно подтверждают, что большинству это богатство все же принесло замужество, то есть мужчина. Деньги и высокие должности любят мужчин значительно больше, чем женщин. Разница в зарплатах у нас составляет где-то около 25 процентов. Мужчинам нравится высмеивать этот факт (покажите мне того глупого предпринимателя, который платит женщине меньшую зарплату только потому, что она – женщина!), но эти шутки ничего не меняют. Это просто демонстрирует, что думает часть мужчин.

В советское время говорили о равенстве мужчин и женщин, но навряд ли это было тем равенством, о котором женщины действительно мечтают. Сегодня, работая дояркой, в энциклопедию не попадешь, но вряд ли какая-нибудь Лейда хотела бы получить из рук президента награду за ударный труд: дойка сегодня - дело машины, а не человека. Равенство в лучшем смысле не означает того, что женщины и мужчины должны стать одинаковыми, это - предоставление равных возможностей без дискриминации по половой принадлежности. Ее запрещает Конституция, а кроме того - и другие, более специфические законы. Для обеспечения равного обращения есть отдельный омбудсмен, который по горло завален работой.

Требование любого равенства легко высмеять, вплоть до того, что, мол, смотри, эти чертовы феминистки хотят, чтобы детей рожали мужчины и давали им грудь. Вряд ли этого кто-то где-то требовал на самом деле или даже думал о таком, но явно никто не будет спорить с тем, что ребенок рождается как у матери, так и у отца. И посмотрите вокруг: молодые отцы с удовольствием берут отцовский отпуск, с гордостью катят перед собой коляски и ходят с грудными детьми на общественные мероприятия. Новорожденных берут с собой даже не президентский прием.

С другой стороны, министр Майлис Репс привлекает к себе внимание, когда берет с собой очередного младенца на заседание правительства, и не всегда это внимание доброжелательное. А представьте себе, что бы произошло, если бы Репс решила открыто покормить ребенка? При этом кормление ребенка грудью вполне естественно, это хорошее дело, и каждая, произведшая на свет ребенка, знает, что лучшей кормилица и утешительницы, чем грудь, для ребенка еще не изобрели.

Есть контексты, в которых женщины по-прежнему являются исключением. Это как Тийна Мыйз, которая в течение десятилетий была единственной женщиной, которая в банковском мире делала себе имя и деньги, но она до сих пор остается единственной женщиной, которая красуется на парадной фотографии Фонда государственной реформы. Ни мужчины, ни представитель учреждения не догадались хотя бы на этой знаковой фотографии поставить ее в центр.

Президент Керсти Кальюлайд, несмотря на осторожный стиль одежды, постоянно получает по голове: то она недостаточно сияла на приеме, то во время поездки на пароме выглядела как ориссаареский грибник.  Но она дерзает: может даже сфотографироваться в спортивном костюме без макияжа! Настолько у нас укоренилась привычка, смотреть в сторону Кадриорга с той мыслью, что женщины там могут исполнять лишь роль вешалки.

Это никакой не секрет, что как минимум частично диффамацию подпитывают и подбадривают и СМИ. Знаете же об этих статьях с заголовками «Смотри, что случилось с… (какой-то актрисой)»! Да что ж такое с ней случилось? – она просто состарилась. Такое происходит и с лучшими из нас. Прости, господи, такое происходит даже с мужчинами. Но мужчинам, в отличие от женщины, в процессе  старения разрешены как гусиные лапки, так и жирные бока: на них из-за этого никто не нападает. Понимание того, что человек с течением времени стареет и в итоге даже умирает, иногда кажется чем-то немыслимо новым.

А в последнее время мне кажется, что мужчины стали несколько завидовать женщинам. «Ты можешь, потому что ты – женщина», - слышала я много раз. И хотя мне до сих пор непонятно, что же мне разрешено такого, чего не разрешается мужчинам, я – и, скорее всего, любая другая женщина – не имею ничего против, если мужчинам так кажется. Что тут объяснять? Вдруг они знают что-то такое, чего не знаю я? Но я уверена: для того, чтобы носить красивое платье, хорош любой день, для радости и улыбки – тоже. Кстати, эти две последние вещи совершенно точно разрешены и мужчинам.

НАВЕРХ