Хасбулатов, Руцкой и скамейка Вайно Вяльяса

Вячеслав Иванов.

ФОТО: архив автора

Странным образом, посвятив очередной годовщине августовского путча ГКЧП довольно много публикаций, эстонские масс-медиа практически полностью проигнорировали «круглую» дату – 25-летие октября 1993-го, когда, по одним оценкам, в Москве была расстреляна демократия и началась «эпоха ельцинизма», а по другим – как раз с точностью до наоборот: Россия окончательно встала на путь демократии и свободы.

Вообще-то определенная логика в таком забвении есть. Все-таки сама Эстония к тому времени уже обрела государственный суверенитет, окончательно и, как это представлялось, бесповоротно покинув орбиту влияния восточного соседа и безудержно устремившись на просторы Евросоюза и НАТО.

История и сослагательное наклонение

Однако на ее территории еще оставались российские, бывшие советские, войска, и на самом деле будущее могло обернуться совсем не таким радужным и безоблачным, как того хотелось бы. Так что если бы верх в Москве взяли сторонники Александра Руцкого и Руслана Хасбулатова, то совсем не факт, что Эстонии удалось бы сохранить полученную в августе 1991-го независимость.

Потому что кроме вице-президента России, возложившего на себя полномочия президента, и спикера Верховного Совета Российской Федерации, которых еще можно считать легитимно избранными представителями высшей власти, в этих же рядах присутствовали генерал Альберт Макашов и лидер русских националистов Александр Баркашов, не скрывавшие своих экстремистских взглядов. Скорее всего, одержав общую победу над «ельцинской кликой», они рано или поздно начали бы борьбу за власть, и еще неизвестно, что бы в итоге получилось. И с очень большой долей вероятности дело закончилось бы (или началось – это как посмотреть) полномасштабной гражданской войной, от которой для Эстонии, мягко говоря, не было бы совершенно никакой выгоды.

Конечно, на эту тему можно сегодня гадать и спекулировать вволю, ничем не рискуя. И находить неподдельное утешение в том, что история не знает сослагательного наклонения. Но мы-то знаем!..

Случайных совпадений не бывает

На самом деле четвертьвековой «юбилей» трагических событий в Москве в нашей республике все-таки был отмечен, по крайней мере, одним событием, которое, хоть и с большой долей условности, можно привязать к «октябрьскому путчу». Именно 4 октября, в Кярдла рядом со зданием старой школы появилась именная скамейка Вайно Вяльяса, который был первым секретарем Компартии Эстонии во времена перестройки и лично явился на церемонию открытия.

Ровно день в день, но за двадцать пять лет до этого, в Москве был прямой наводкой расстрелян танками Белый дом, в котором тогда находился Верховный Совет Российской Федерации, а спустя несколько часов арестованы Руслан Хасбулатов и Александр Руцкой.

Конечно, это совпадение. Но символическое. И разумеется, Вайно Вяльяс никакого отношения к октябрьским событиям в Москве 3-4 октября 1993 года не имел и иметь не мог. И всё-таки…

Вайно Вяльяс – одна из наиболее значимых, но в то же время наиболее закрытых фигур в новейшей истории Эстонской Республики. Закрытых не в смысле их особой засекреченности, а по сугубо личностным характеристикам. Та роль, которую он сыграл в восстановлении государственного суверенитета Эстонии, вроде бы, оценена по достоинству, двумя высшими государственными наградами: Орденом Государственного герба и Орденом Белой звезды. Но при этом Вяльяс крайне редко появляется, а тем более – выступает на публике, предпочитая приватность. Особенно после недавнего ухода из жизни его любимой супруги Май Вяльяс. Даже во всезнающей Википедии о нем приводятся крайне скупые сведения: родился, учился, был избран, назначен…

Я помню ходившее в советское время среди партийных деятелей и журналистов Эстонии кругах апокрифическое предание, согласно которому, после ухода с поста первого секретаря ЦК КПЭ Ивана (Йоханнеса) Кэбина его место должен был занять именно Вяльяс. Кэбина в народе уважают до сих пор, и на Вяльяса, который считался ближайшим единомышленником Ивана Густавовича, падал отсвет его авторитета.

Якобы документы на Вяльяса были посланы в Москву, где в ЦК КПСС и решались подобные вопросы. Но одновременно туда же поступили и документы на Карла Вайно, подготовленные тамошними бюрократами. И при рассмотрении вопроса на заседании просто произошла путаница: имя претендента аппаратчики, мягко выражаясь, плохо владевшие эстонским языком, приняли за фамилию, да так и утвердили кандидатуру. А когда ошибка обнаружилась, было уже поздно: партийная машина не имела функции обратного хода… А чтобы как-то «компенсировать» Вяльясу моральный ущерб, его направили Чрезвычайным и Полномочным Послом СССР сначала в Венесуэлу и Тринидад и Табаго, а затем в Никарагуа.

Так оно было или не так – знает только сам Вяльяс, да еще, разве что, его «тезка-однофамилец», живущий ныне в Москве Карл Вайно, дед руководителя президентской администрации Путина. По разным причинам, но и тот, и другой, вряд ли захотят открыть эту страшную тайну…

Впрочем, это теперь не имеет значения. Важны факты, а они таковы, что Вайно Вяльяс, который в 1988 году, уже возглавив ЦК КПЭ, участвовал в организованном Народным Фронтом Эстонии мероприятии, получившем название Поющей революции. А осенью того же года отстаивал перед Горбачевым и другими партийными лидерами СССР Декларацию о суверенитете Эстонии и о верховенстве ее законов перед союзными. По этой причине он до сих пор пользуется большим уважением среди эстонцев. Тогда как Карлу Вайно здесь не только никогда не поставят мемориальную скамью – ни при жизни, ни после нее, – но и, скорее всего, вообще никогда не пустят в Эстонию.

Да он и сам вряд ли когда-нибудь этого захочет. Вот, разве что, если бы в октябре 1993-го история пошла по другому пути… Но о сослагательном наклонении мы уже говорили.

НАВЕРХ