Старейшина: семейное насилие подрывает общество

Поделиться Поделиться Поделиться E-mail Распечатать Пришли новoсть Комментировать

Марек Юргенсон.

ФОТО: PEETER LANGOVITS/PM

В последнее время все внимание приковано к молодежным бандам, бесчинствующим в парках центра города. Под прицел взяты как причины, по которым молодежь сбивается в стаи, так и возможности государства и самоуправлений для превентивной деятельности в данном вопросе. «Остается надеяться, что этот вопрос не будет со временем снят с повестки дня, а мы сможем предложить подрастающему поколению альтернативную деятельность и моральную поддержку, которая поможет держаться подальше от сомнительных кампаний и не уничтожать свое будущее», передает управа Хааберсти слова старейшины Марека Юргенсона.

Гораздо серьезнее, чем бесчинство подростков в таллиннских парках, стоит проблема домашнего, или как сейчас принято говорить, семейного насилия, которая затрагивает всю страну. Проблема глобальная, и количество жертв пугает. Безжалостная статистика подтверждает, что дома получает увечья больше людей, чем на дороге, где сейчас ситуация, по мнению общественности, близка к катастрофе. Проведённое в 2015 году Институтом открытого общества исследование показало, что в Эстонии за год от семейного насилия пострадали порядка 38 000 женщин, 15 000 мужчин и 2400 детей.

«К сожалению, мы одно из самых отсталых государств в Европе в вопросах помощи жертвам насилия и превентивных мер в этом вопросе. До сих пор мы свято верим, что полученные дома тумаки не делают из женщины или мужчины (84% жертв домашнего насилия - женщины и 16% - мужчины) полноценную жертву насилия и все ужасы, происходящие дома за закрытыми дверями, можно разрешить примирением, а не наказанием. Как правило, насильник расслабляется дома, тогда как избитая жертва с морально травмированными детьми вынуждена искать убежище в приюте. Изувер в дальнейшем утопает во внимании соцработников, которые видят в нем ту же жертву, пытаются не вгонять его в еще больший стресс, а мягко и ненавязчиво уговаривают его больше так не делать», - отмечает старейшина.

В очень многих странах, из стран Балтии - в Литве, отказались от наивной практики примирения, и домашнее насилие приравнено к другим преступлениям. В Литве жертве семейного насилия не надо писать заявление в суд и бороться для того, чтобы дело рассмотрели: всем этим занимаются правоохранительные органы, даже если жертва отказывается от обвинения.

Закон против семейного насилия принят в 119 странах, среди них помимо Литвы - Австрия, Великобритания, Америка, Германия, Испания, Чехия, Словения, Голландия, Швейцария, Болгария. Закон показал общественности, что насилие в семье - самое настоящее преступление.

Например, в Америке, где закон против семейного насилия принят в 1994 году, в 1993-2010 годы количество забитых партнерами до смерти женщин уменьшилось на 30% и общее число насилия  сократилось на две трети.

В Европе одним из флагманов в решении этой проблемы стала Австрия, где закон против домашнего насилия был принят в 1997 году. Полиция получила право заставить насильника покинуть дом, даже если жертва уже этого не желает. Закон предусматривает 14-дневную защиту жертвы от преследования. Защита распространяется на места работы, учебы, место, где находятся совместные дети и т.д.

Литва приняла закон о семейном насилии в 2011 году. До принятия закона там действовал схожий с Эстонией сценарий, где насильник и жертва несли за случившееся солидарную ответственность. Семейное насилие расценивалось как частное дело, и правоохранительные органы могли вести процессуальные действия и начать производство, только если у жертвы имелись серьезные повреждения. До принятия закона чаще всего насилие в семье продолжалось.

После принятия закона количество забитых до смерти на почве семейных ссор уменьшилось за год на 30%, в 2011 году-  до 147 случаев, в 2012 году - до 104 случаев. Выросло число пострадавших, осмелившихся обратиться в правоохранительные органы. В 2011 году зарегистрировали 618 жертв насилия, в 2012 же их было уже 4582. Закон дал жертвам сил искать для окончательного решения проблемы помощи у государства.

«Мы не имеем право продолжать текущую практику и заниматься умасливанием агрессивной стороны. Нужно сделать всё, чтобы люди чувствовали себя дома в безопасности, стены дома должны защищать, а не разрушать. Если мы не сможем на уровне государства и общества положить конец насилию, негативный прирост населения не устремится вверх, униженная женщина не станет планировать прибавление в семье, будет падать продуктивность труда, креативность человека сойдёт на нет, пропадёт желание участвовать в общественной жизни. В семьях, где процветает семейное насилие, падает успеваемость детей, в итоге из них могут вырасти любители травли в школе, а в будущем, держащие в страхе семью тираны», - считает чиновник.

Семейное насилие приносит государству ущерб в сумме 116,5 млн. в год. Сумма ущерба была подсчитана по инициативе Института открытого общества в 2016 году. Итоговая сумма получилась путем объединения результатов исследований различных департаментов. Цена состоит из недополученной прибыли от производства, падающей производительности, средств и времени, потраченных на лечение, полицию, суды, тюремные расходы, падения качества жизни и т.д. Один случай семейного насилия обходится порядка 38 000 евро. Реальная сумма может быть в 10 раз больше, ведь только каждый десятый случай семейного насилия в обстановке нынешнего бездействия доходит до полиции.

«До сих пор ни парламент, ни министерство социальных дел и юстиции не принимали всерьёз проблему домашнего насилия. Кажется, что чиновники Министерства социальных дел слишком много времени провозились с кампанией «различия обогащают», и у них просто не осталось сил заниматься проблемой семейного насилия. Министерство юстиции просто топчется с ноги на ногу и не знает, с какой стороны подойти к данному вопросу. Жертвы же ждут помощи. Сколько еще ждать?» - заключил Юргенсон.

НАВЕРХ