Андрей Коробейник: особенности эстонской политики в уставшей от жизни стране

Поделиться Поделиться Поделиться E-mail Распечатать Пришли новoсть Комментировать

Андрей Коробейник.

ФОТО: MIHKEL MARIPUU/PM/SCANPIX BALTICS

Великие мечтатели нашей политической жизни ушли из большой политики. Их последователи в лучшем случае осмеливаются предложить  для развития экономики Эстонии таблицы-Excel, пишет в Postimees предприниматель, бывший депутат парламента Андрей Коробейник.

55 лет назад в речи перед мемориалом Линкольна в Вашингтоне Мартин Лютер Кинг сказал, что у него есть мечта. Что он мечтает об исчезновении неравенства в США. Мечтает, чтобы его четверо детей могли жить в стране, где бы их не дискриминировали по цвету кожи. В стране, где между людьми не делают разницы и где все свободны.

Может показаться, что эта мечта одного человека снизошла прямо с неба как благодать и тут же начала самостоятельно менять всю Америку. И действительно – с большой долей вероятности нынешние США и нынешний мир были бы другими, если бы один пастор в один прекрасный день конца лета не произнес на ступенях мемориала свою речь.

После этой речи сила гражданского общества стала символом всего мира и доказательством того, что от одного человека в обществе может зависеть очень много. Также это стало и доказательством того, что одной только мечты недостаточно. Нужно и дела. «Маленький гражданин» может изменить судьбу целой страны или даже всего мира – правда, в том случае, если его мечты осуществимы, а за фантазиями последовали дела.

Важнейшие визионеры эстонской политической жизни ушли из большой политики. А их последователи в лучшем случае осмеливаются предложить для продвижения экономики Эстонии таблицы-Excel. Столетняя Эстонская Республика напоминает столетнего уставшего человека, который мечтает лишь о том, чтобы все оставили его в покое.

Налоговый мир, мир в доме, закрытые двери, попытки избежать перемен и отказ от ответственности – спящее общество породило политиков из мира снов, которые, словно Мартовский Заяц и Чеширский Кот имитируют под деревом страстные дискуссии на тему пенсий и прибавки к зарплатам, при этом делая вид, что постоянно куда-то опаздывают.

Прибавить 100 или 200 евро – вот в чем вопрос. Или взять кредит и увеличить сумму вдвое? Вот тогда и на нашу улицу придет праздник. Настоящая сказочная страна. Что случилось?

Почему Март Лаар, Эдгар Сависаар, Сийм Каллас и другие мечтатели времен восстановления Эстонской Республики осмеливались мечтать и их мечты воплотились в дела, которые стали невидимыми, но самыми крепкими несущими конструкциями нашей страны? Где дела нынешних лидеров? Откуда, позвольте спросить, появятся их мечты?

Победное шествие Cargo-культа

В своем произведении «Пасынки вселенной» Роберт Хайнлайн описывает космический корабль, на борту которого за время долгого путешествия сменилось несколько поколений людей. Потомки первых обитателей корабля уже не помнят, откуда космическое судно стартовало и куда должно прилететь. Они используют термины темного прошлого – не помня и не понимая, что эти слова в действительности означают.

Эта прочитанная в детстве книга вспоминается, когда я листаю новые предвыборные программы партий Эстонии. Либеральные ценности, консервативные ценности, благоприятная экономическая среда, простая налоговая система, государственная реформа, реформа образования – всё это архаизмы, у которых в современной политике Эстонии, по сути, больше нет ни значения, ни функций.

Речь идет о своего рода карго-культе, когда жители острова в Тихом океане построили макеты посадочных полос и самолетов в надежде, что таким образом  материализуют у себя товары западной цивилизации. Так и в Эстонии в предвыборных программах используются пароли: для того, чтобы снискать счастье голосов и мандатов.

Но, как имеются свои особенности в русской охоте или в финской рыбалке, имеются они и в политике Эстонии. Политический карго-культ оказался самым эффективным инструментом власти, поэтому его не чураются использовать даже те партии, которые в начале своей деятельности верили в действия по существу. И в самом деле, для чего пахать поле, если заклинания и заговоры принесут лучший результат при меньших усилиях? Зачем заниматься государственной реформой, если  пенсионера в день голосования  к избирательной урне приведет прибавка к пенсии? Зачем принимать сложные, но крайне важные решения, если голоса поступают и без них?

Не стоит удивляться, что репутация политиков в Эстонии такая низкая и продолжает падать. Не могут же здравомыслящие люди бесконечно верить, что, строя модели самолетов и игрушечные аэродромы, они развивают настоящую экономику. Политики и сами лучше всех знают, что на макете аэродрома не сможет и не станет приземляться ни один самолет. Никогда. А если ты не веришь в себя, в тебя не поверят и другие.

Выбор будущего

Когда-нибудь до эстонского избирателя дойдет, что надеяться только на заклинания – слишком рискованная стратегия для какого-то дела. Мы живем в 21 веке, а такого  одурачивания не должно было бы происходить уже сто лет как.

И явно не происходило – в противном случае, никто не рискнул бы принести тысячи тонн камней на Тоомпеа и хребты других гор, чтобы сложить из них городища и крепости, которые позволили развить местную обороноспособность намного эффективнее, чем одна песнь приведения.

Какая из сторон у нас меньше заинтересована в политических дебатах по существу? Найдет ли избиратель время, чтобы перед выборами вместо нарисованных в развлекательных СМИ портретов личностей углубиться в предвыборные программы? Хватит ли у политиков смелости предложить длительное видение и конкретное содержание, вместо того, чтобы говорить с избирателем рекламными текстами, написанными спин-докторами?

Мы концентрируемся в политике Эстонии на противопоставлении и лозунгах, вместо того, чтобы предложить длительное видение вместе с решениями. Партии не решаются даже говорить на важные темы по существу.

  • Почему мы говорим о налоговом мире, а не обсуждаем вместо этого введение потолка для социального налога или реформу налогов на рабочую силу в целом, чтобы снова сделать Эстонию привлекательной для зарубежных инвесторов?
  • Как мы, вместо того, чтобы спорить на тему «закрыть границы» или «принять всех желающих», по существу решим проблемы эстонского рынка труда? Какие люди будут составлять эстонский рынок труда через десять лет? Где они будут работать?
  • Как сегодняшние изменения пенсионной системы согласуются со структурой экономики и рынком рабочей силы завтрашнего дня, которые вообще не похожи на то, что у нас было в прошлом веке?
  • Почему мы в Эстонии, в 2018 году, выдаем детям серые паспорта, утверждая, что нельзя покушаться на основы политики гражданства? Чьи интересы мы при этом обслуживаем?
  • Почему мы задействуем народ в государственном управлении лишь в риторике формирования репутации, утверждая, что все реальные инициативы и шаги в механизмах прямой демократии находятся в руках граждан?
  • Почему в Эстонии нет региональной политики? Кто будет жить в деревне через 10 и 20 лет? Что государство сделало для того, чтобы человек предпочитал Коонга и Тсолго Таллинну?

Важных вопросов в политике Эстонии в действительности еще десятки, но их формулирование и представление может испортить настроение и вызывать стресс. Проще взять смартфон и посмотреть какую-то историю для поднятия настроения - например, о дружбе кошечки и собачки. Или посчитать голоса, сделать для избирателей селфи с предвыборного праздника и принять поздравления. Настроение сразу улучшается и начинает казаться, что в жизни нет проблем – и все это действующая модель.

Или как?

Недавно Андрей Коробейник вышел из Партии реформ, в которой состоял с 2011 года.

НАВЕРХ