Эдвард Лукас: Россия и ядерная дипломатия

Ядерная война. Иллюстративное фото.

ФОТО: SCANPIX

В мире ядерной дипломатии девять часов — это долгий срок. Именно столько времени потребовалось послу Кэй Бэйли Хатчисон (посол США при НАТО — BNS), чтобы пояснить в твите свои сделанные во вторник неоднозначные замечания, которые, как казалось, угрожают России предупреждающим ударом в том случае, если она введет в употребление запрещенную крайне важным соглашением о контроле за вооружением новую ракету.

Посол США при НАТО правильно поступила, когда затронула эту тему. Американские госслужащие уже десять лет — сперва в частном порядке, а теперь и открыто — жалуются на новое российское оружие — крылатую ракету наземного базирования (GLCM). Она нарушает Договор о ликвидации ракет средней и малой дальности (ДРСМД), который президент Рональд Рейган и лидер СССР Михаил Горбачов подписали в 1987 году в рамках целого ряда договор о контроле вооружения и прочих соглашений, обозначивших окончание холодной войны.

Россия считает ДРМСД устаревшим и утверждает, что противоракетные сооружения США в Восточной Европе требуют ответных мер. Что нужно сделать США?

Самым жестким и соблазнительным ответом было бы разорвать ДРМСД и разработать американский ответ на GLCM. Конгресс уже проголосовал за выделение средств на исследования по созданию и разработке нового оружия (что разрешено договором). Правительство также склоняется к этому.

К сожалению, это отлично вписывается в план игры Кремля. Это стало бы для России прекрасным предлогом полностью отказаться от ДРМСД, отправив на тот свет один из последних столпов последовавшей за холодной войной эры контроля за вооружением (другие вроде Договора об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ) уже давно развалились).

Что еще хуже, размещение нового вооружения в Европе привело бы именно к той ссоре между США и их европейскими союзниками, которой добивается Россия. Политическая война, которую Кремль ведет на Западе, опирается на принцип «разделяй и властвуй». Ее тактики включают тайные усилия в социальных сетях, политически заряженные энергетические и инфраструктурные проекты и дипломатические авантюры. Их цель, как и цель советских усилий в 1970-х и 1980-х годах, заставить европейцев считать США вмешивающимися в чужие дела и равнодушными.

Серьезное отличие от той эпохи — то обстоятельство, что сейчас у США нет необходимости состязаться с Россией в темпе «по одной ракете». НАТО тратит на военную технику гораздо больше, чем Россия. У США уже имеется крылатая ракета-невидимка класса «воздух-земля» JASSM, способная переносить ядерную боеголовку. Они могут разместить существенно больше этих ракет на самолетах, которые стоят на аэродромах Великобритании, или отправить в европейские воды военные корабли, снабженные стреляющими с моря ракетами средней дальности.

Сенсорная и отслеживающая технология также развивается, что значит, что США и их союзники в НАТО сейчас обладают гораздо лучшими представлениями о том, как Россия и другие противники перемещают свои расположенные на суше ракеты. Сейчас не начало восьмидесятых, когда увеличение присутствия ракет США в Европе было жизненно важным пробным камнем для воли Запада против обладающего военным перевесом противника.

Вместо этого США следует заполнить по-настоящему важные военные пробелы. Главная проблема, с которой приходится иметь дело НАТО, это мобильность военных сил: инфраструктурные бутылочные горлышки и бюрократические сложности означают, что на передвижение вооруженных сил по Европе требуются недели, а не дни и часы, как потребуется в случае кризиса. Накопленные за время холодной войны снаряжение и экспертные знания давно исчезли.

Одно из решений — увеличить присутствие США в Польше с помощью дополнительной бригады боевой поддержки на аэродроме Повидз. Логистики менее заметны и приносят фирмам оборонной промышленности гораздо меньше доходов, чем разработка новой ракеты, но они много значат. Большая табличка со словами «Форт Трамп» перед польской базой безусловно вызвала бы одобрительное внимание в Белом Доме.

США также нужно устоять против требований ради спасения ДРМСД вывести противоракетные базы из Польши и Румынии. Они не направлены против России (взгляните на глобус: если Путин даст приказ о ядерном ударе по США, ракеты полетят над Арктикой, а не Восточной Европой), но они защищают Европу от потенциального ракетного удара из Ирана. Администрации нужно продолжать сопротивление любым попыткам России или ее европейской группы поддержки провести не имеющие значения связи между этими базами и ДРМСД.

Оговорки бывают у каждого, но послу Хатчинсон стоит помнить, что контроль за вооружением — это скучная тема, а задача дипломатов — заботиться о том, чтобы она такой и оставалась.

***

Эдвард Лукас — автор снискавших международный успех книг «Новая холодная война» и «Обман», журналист и вице-президент действующего в Вашингтоне и Варшаве аналитического центра Center for European Policy Analysis (CEPA).

НАВЕРХ