Эстонка в Японии: я вышла из их роскошного туалета вся мокрая, пропахшая одеколоном и слегка испуганная

Улица Фукуоки.

ФОТО: Laura Zirel

Свой первый час в Японии я провела в туалете аэропорта Осаки. Я не просто так там стояла - в руках у меня был телефон, и я гуглила, как использовать отхожее место. «Какого черта в туалетах в аэропорту все на японском языке?» - была моя первая мысль. «Как смывать?» - пришла в голову вторая. Но, если смотреть с позитивной стороны, туалет был очень чистым, пишет уехавшая в Японию на практику студентка медицинского факультета Лаура Зирель.

Мало того, что все на японском, так у унитаза еще и огромное количество функций. И только я нашла сайт WikiHow, где с помощью картинок объясняли, куда садиться и наступать, пришло сообщение от Tele2 о том, что мой месячный лимит превышен и я должна справляться как-нибудь сама: «Позвони нам, когда оплатишь счет! До тех пор ты не сможешь пользоваться интернетом, отправлять сообщения и… звонить! Твой Tele2». WiFi, как оказалось, тоже не работал.

Я решила сама изучить туалет. Что же плохого может случиться, подумала я. Первое, что я заметила: стоило мне приблизиться к толчку, как из наушников раздавалось пение птиц. Теперь-то я уже знаю, что в разных туалетах в Японии разные звуки - в некоторых стрекочут кузнечики, а в одном был такой сильный шум прибоя, что собственных мыслей не было слышно. Все для того, чтобы тот, кто делает свое дело в соседней кабинке, тебя не слышал. Японцы в этом плане очень стыдливы.

Вторая функция японского туалета немного странная. Я не могу придумать ей нормального названия. Назову ее просто - функция мытья задницы. Когда я нажала на какую-то кнопку рядом с унитазом, из него извергся фонтан. Вода чем-то благоухала. Опять же с помощью манипуляций с кнопками выбираешь, желаешь ли ты женственный аромат или мужское амбре. И наконец - можно регулировать величину и напор фонтана. Будет неплохо, если при изучении всех этих кнопок вы будете сидеть на унитазе, потому что иначе получится как у меня: выйдете из туалета мокрым, пахнущим одеколоном и слегка испуганным.

Спустя ровно восемь часов после приключений в туалете аэропорта Осаки я добралась до города, куда и должна была попасть - в Фукуоку, город на юге Японии с 1,5 млн жителей. Я терпеливо ждала своего чемодана и облегченно вздохнула, когда он последним плюхнулся на ленту. А там ведь были все мои подарки японцам! Конфеты Mesikäpp, связанные тетей Тиной шерстяные носки и бутылки «Вана Таллинна».

Первым делом я почувствовала, что мои плотные джинсы и толстовка Adidas - это слишком. В 22.03 на улице было 33 градуса тепла. Я стояла как кулёма со своим большим чемоданом посреди аэропорта Фукуоки и смотрела, как летевшие со мной японцы находят в толпе своих родственников и друзей и спешат к ним обниматься. 

У меня засосало под ложечкой: а вдруг моя японская семья не приехала. «Я ведь дома тренировалась с поклонами и всем остальным!» - успела я подумать и тут заметила ее - мне махала темноволосая девушка с глазами как изюм и меньше меня на три головы.

В аэропорту.

ФОТО: Laura Zirel

Я сразу поняла, кто это - моя японская сестра Юки. Я помахала в ответ и пошла к ней. Я уже была готова поклониться, но она неожиданно схватила меня за руку и трясла ее вверх-вниз секунд 30 или даже больше. Я просто широко улыбалась в ответ - я была рада, что она пришла и была такой сердечной, была рада, что я на месте, и что время сна уже не за горами.

В Японию я поехала на свою медицинскую практику для шестого курса. Месяц я ходила хвостом за врачами в отделении интенсивной медицины в больнице при университете Фукуоки.

Я сама выбрала это отделение, потому что последние 10 лет я работала в отделении интенсивной терапии Северо-эстонской региональной больницы. Меня взяли туда помощницей, когда мне было 14 лет. Я очень гордилась своей должностью: у меня была своя тележка, куда я каждое утро складывала грязные инструменты и отвозила их на чистку. Каждый вечер я привозила их чистыми обратно в отделение, а в остальное время мастерила повязки и тампоны из марли. 

Когда я поступила в университет на медицинский факультет, меня повысили: я стала сестрой по уходу. Я хорошо помню своего первого пациента Кристьяна, который перенес операцию на сердце. Я читала ему газеты, даже придвинула телевизор к кровати (он там мог смотреть только документальную передачу о морских черепахах), он рассказывал о внуках и о хуторе, где он жил.

Теперь я работаю медсестрой. Ни один день на работе не бывает скучным. Я видела, как врачи уходили на пенсию и резиденты становились врачами. Кажется совершенно невероятным и иногда пугающим, что скоро и моя очередь.

Мой руководитель доктор Кота Хосино сказал Юки, что ждет меня на практику через пару дней - чтобы я немного привыкла к японской жизни и отдохнула после долгого перелета. С его стороны это было просто классно.

Юки готовилась к экзамену, и я бродила по нашему дому одна. Люди были очень дружелюбны, иногда меня мог кто-то остановить на улице, чтобы завязать разговор. В основном спрашивали, откуда я. И странным образом за этим не следовал вопрос, что это за Эстония такая (люди очень хорошо знали, где находится Эстония). 

Зато задавали другой вопрос: «А ты знаешь Баруто?» Японцы произносят «Баруто» как «Парто». Когда меня первый раз спросили о Баруто, я подумала, что японцы немного знают эстонский и спрашивают меня об эстонских утках (утка по-эстонски part - ред.).

Продолжение приключений Лауры в Японии будет опубликовано на следующей неделе.

НАВЕРХ