Ласна – это классно? Чем живет город в городе
Автохлам хотят вывезти на окраину

Мария Юферева-Скуратовски.

ФОТО: Лийс Трейманн

Столичный Ласнамяэ – один из самых разнообразных районов Таллинна. С одной стороны, это, на первый взгляд, примитивные, но до боли родные и довольно удобные советские многоэтажки. С другой – высокие технологии и современная архитектура Юлемисте-сити. Это далеко не самый модный район, но многие его жители искренне полагают, что удобнее него в Таллинне просто нет. Даже если годами о нем бытовало исключительно пессимистическое представление. О проблемах и достижениях Ласнамяэ мы поговорили с его старейшиной Марией Юферевой.

Прогресс с задержкой

- Вы несколько лет руководите управой крупнейшего столичного района, это практически город в городе. Можно ли сказать, что Ласнамяэ за это время избавился от своей негативной репутации?

- Сложно сказать, избавился ли он от негативной репутации именно за те три года, что им руковожу я, но мне кажется, что этот тренд был намечен в последнее десятилетие. Стали появляться новые парки, крупные торговые центры, строятся новые дома – я бы сказала, даже элитное жилье, как, например, в районе парка Паэ. Постепенно район стал избавляться от того негативного образа, который господствовал в начале 90-х и в советское время. Раньше я не жила в Ласнамяэ, но последние три года моя жизнь сосредоточена здесь: я хожу здесь в магазины, спортивные клубы, иногда даже позволяю себе выходить в кафе. И мне, в принципе, больше никуда не хочется и не надо.

- Действительно многое приводится в порядок, исчезают пустыри, строятся детские площадки. В то же время иногда складывается впечатление, что до Ласнамяэ прогресс доходит с задержкой, по остаточному принципу. Почему, например, самые крутые СПА-центры и вообще развлекательные центры открываются не в Ласнамяэ? То есть если что-то в районе и открывается по-настоящему интересное, то где-нибудь в Юлемисте или вот недавно в Мустамяэ, где не проживает столько людей.

- По поводу пятидесятиметрового бассейна и спа-центра могу сказать, что уже есть детальная планировка около ледового холла Тондираба. В настоящее время мэрия Таллинна ведет переговоры с возможными инвесторами. Но, к сожалению, некоторые важные объекты действительно осуществляются с задержкой – не потому, что Ласнамяэ достается по остаточному принципу, а где-то, например, просто застройщика не найти. Но дела идут, и я надеюсь, что большой бассейн будет построен в ближайшие три года.

- Насколько уверенно мы сейчас можем об этом говорить? Речь о бассейне шла ведь и перед прошлыми выборами.

- Думаю, достаточно уверенно. Уже ведутся разговоры с конкретными предпринимателями и конкретными фирмами. Город делает для этого все возможное. Разве что цена вопроса пока неизвестна.

- Вы сказали, что иногда ходите здесь в кафе. В то же время, если посмотреть на концентрацию точек общепита в городе, Ласнамяэ в этом смысле отличается не в лучшую сторону. Есть даже мнение, что, если какая-то сеть кафе открывает точку в Ласнамяэ, качество почему-то оказывается хуже, чем в других районах. С чем это связано? Понятно, что не управа за это отвечает, но что, по вашей оценке, мешает развитию этой сферы?

- Думаю, это связано с конкуренцией. Если есть хорошо себя зарекомендовавшие кафе, где хорошее обслуживание, меню и доступные цены, другим точкам достаточно сложно конкурировать. И если они предлагают нечто не столь качественное, потребитель будет голосовать ногами. Есть и такая проблема, что потребитель просто не знает, что и где находится – а Ласнамяэ ведь большой район. О нехватке информации нам сообщали жители района, когда мы проводили опрос. Мы об этом думаем и постараемся сделать сводный список тех мест проведения досуга, которые есть в Ласнамяэ. А потом отправим его фирмам, предлагающим услуги в районе, чтобы они описали то, какие услуги они предлагают и какая у них ценовая политика.

В поле зрения «локаторы»

- С доступностью медицинской помощи в районе тоже не ахти. Вы несколько раз резко высказывались относительно проблем в Medicum, но они ведь тоже возникли не на пустом месте. Есть логика в том, что практикующий хирург лучше непрактикующего, а документация должна оформляться правильно. То, что там произошло, - это проблема самой клиники или симптом, которым проявляется отношение к району?

- Я в принципе считаю, что был неправильно проведен конкурс на госпоставку медицинских услуг от частных фирм. Глубоко убеждена, что Ласнамяэ необходимо рассматривать отдельно от других таллиннских районов, потому что в нем проживают 120 000 человек – и это самый большой район в городе. А его рассматривали наравне со всеми. Когда мы направили письмо министру мы как раз спросили, планируется ли проводить дополнительный конкурс и как планируется избежать подобных проблем в будущем. Ответа пока не получили, но этот случай показывает, что в Ласнамяэ должны быть собственные муниципальные медицинские учреждения, поликлиника, где будут принимать и семейные врачи, и врачи-специалисты. К счастью, у нас эти планы есть: в 2021 году планируется построить медицинский центр на Паэвялья, на «локаторах». Другой вопрос в том, что до этого надо как-то дожить. Поэтому Таллинн договорился с Восточно-Таллиннской и Северо-Эстонской региональной больницами, что их врачи будут работать непосредственно в ласнамяэском Medicum – это гинекологи, лор и окулист.

- Строительство Ласнамяэской больницы на Паэвялья должно решить проблему, но и это сейчас вызывает противодействие жителей. Вы ведь знаете, что в интернете собирают подписи под петицией против застройки «локаторов»…

- Мы встречались с жильцами окрестных районов. Рассказывали о планах развития этого района. Люди действительно настроены критически, мы выслушали все их пожелания, они переданы городским властям. Главное – жители хотят, чтобы в их пользовании остались благоустроенные зеленые зоны. И детальная планировка это учитывает – около четырех гектаров приспособлено под них, это примерно столько же, сколько в парке Паэ. Но люди почему-то опасаются, что строительство снизит стоимость их недвижимости. Хотя как наличие больницы может ее снизить?

- Там ведь появятся не только медицинские учреждения, но и жилые дома. Нельзя было не портить живописный ландшафт?

- Сейчас эти проекты обсуждаются. Я обязательно еще раз озвучу пожелания людей о максимальном сохранении зеленых зон на «локаторах». Город как правило прислушивается к ним. Планировка есть, например, и для участка неподалеку, где сейчас продают могильные камни. Там должен быть построен небольшой бизнес-парк по примеру парка Прийсле, который находится в конце Нарвского шоссе. Когда мы рассказали об этом на встрече с местными жителями, им это тоже очень не понравилось, хотя это могут быть небольшие магазинчики, мастерские, которые никак не портят среду обитания.  Сейчас район «локаторов»  и их окрестности не благоустроены. Проводить там праздники три раза в год  - конечно, здорово, но надо развиваться.

- Где тогда будут проходить массовые ласнамяэские гулянья?

- Меня саму этот вопрос очень сильно мучает, но мы что-нибудь придумаем. Пока могу только заверить, что очередной фестиваль по сжиганию елок пройдет еще на «локаторах». И Иванова ночь, видимо, тоже.

Внесите скамейки! Унесите скамейки!

- Парк Паэ и его окрестности более-менее приводятся в порядок. В то же время репутация у района Паэ нехорошая, на соседнем рынке ведется реконструкция, и летом меня поразило количество алкоголиков около него. Я патриот Ласнамяэ, но там у меня возникла мысль, что конкретно в этом районе я бы жить не хотела. Что-то делается для его благоустройства?

- Мы планируем построить там променад. Реконструкция в районе могла бы начаться раньше, но у предпринимателей были разногласия с генеральным планом, были вопросы по озеленению, и из-за этого сроки строительства сдвинулись. Сейчас споры решены, достигнут консенсус, и в 2019 году приступят к реализации красивого променада Паэ. Это будет широкая, хорошо освещенная улица, которая пройдет от Паэского рынка в направлении Смуули-теэ. Опыт показывает, что, когда район благоустраивается, асоциалам становится там неуютно. Мы можем бороться с ними только так, мы ведь не занимаемся отловом алкоголиков и хулиганов, это все же обязанность полиции. И она отлично знает, что у нас есть несколько таких неблагополучных районов – Паэ, Раадику и начало Маяка. Возможно, там стоило бы увеличить количество патрулей.

- Нет ли риска, что чем удобнее променад, тем выше вероятность, что по вечерам на расставленных скамейках будут как раз тусоваться наркоманы и алкоголики? В парке Кивила зачастую именно так и происходит.

- Скамейки – это наша головная боль. О нас даже сюжет недавно снимали, что мы, негодяи, их убрали. А дело было так, что нам жаловались люди как раз на эту проблему, поэтому мы скамейки убрали. Теперь стали жаловаться бабушки, что им негде сидеть. Мы в итоге сказали, что если товарищество нам напишет и попросит, мы их вернем. Это проблема вечная, и я не знаю, как ее решить.

- Приставить к каждой скамейке по сторожу?

- Не иначе. Кстати, в следующем году нам выделят одного паркового сторожа – хотя и на все ласнамяэские парки. Мы уже поняли их специфику: весной, например, нам нужно уделять особое внимание парку Паэ и лебедям, чтобы люди их не кормили. Таблички, судя по всему, не действуют. Если там будет охранник гулять вокруг озера, есть шанс, что родившиеся весной птенцы выживут. А в остальное время будем отправлять его патрулировать парки в целом, хотя вообще охрана правопорядка и наблюдение, например, за наркоманами в парках – это все-таки не наша сфера ответственности. Хотя мы и этим занимаемся тоже, например, мы встречались с представителями Института развития здоровья, когда обсуждалось открытие пункта по обмену шприцев в Ласнамяэ. Мы выбрали оптимальное для него место на улице Пласти. По-моему, уже в следующем году Институт собирался более конкретно подойти к решению этого вопроса.

- Еще одна проблема, которая, судя по постоянным сообщениям, волнует наших жителей, - это проблема вони и загрязнения воздуха в районе. Летом постоянно был запах гниющего мусора откуда-то со стороны Маарду, время от времени жалуются на запах нефтепродуктов, а пыль со стороны карьера Вяо, которой якобы нет, давно стала притчей во языцех. Как часто управа получает жалобы такого рода и что предпринимается в связи с этим?

- Не так часто. Хотя месяц назад жаловались, что пахло какой-то гнилью. Мы выяснили, что где-то в Раэ раскидывали удобрения по полям. Запахи бывают, но управа может реагировать на это, только связываясь с владельцами предприятий на подотчетной территории и посылая жалобы в Департамент окружающей среды или Инспекцию окружающей среды с просьбой прийти и разобраться на месте. В управе специалистов, занимающихся вонью, нет.

- Только лебедятами?

- Ну, конечно (с иронией), других-то проблем нет. Но, конечно, мы сами иногда чувствуем запах, однако решить проблему не можем. Делаем замеры, выписываем штрафы и требуем прекращения деятельности не мы.

- Но если это регулярная проблема, досаждающая жителям района, как, например, пыль с карьера Вяо, вы можете хотя бы четко выразить свою точку зрения. Проблема ведь там действительно есть…

- Не буду спорить – есть. Но думаю, ее невозможно решить, пока не исчерпаются запасы в карьере. Потому что пока карьер работает, пока ему выданы все необходимые разрешения,  у нас нет причины не доверять тому, что все происходит в рамках закона. В последнее время жалоб в связи с этим больше не поступало.

ФОТО: Лийс Трейманн

Вынести хлам на окраину

- Как поживает проблема парковок? Почему бы не начать ее решать, хотя бы упростив процедуру принудительной эвакуации брошенных развалюх? Это опять-таки, видимо, не в вашей компетенции, но хотя бы поднять тему вы пытались?

- Мы как раз занимаемся сейчас этой проблемой. По закону управа Ласнамяэ не имеет права забрать и утилизировать машину, даже если это совершенная развалина. Нужно менять закон. Но мы сейчас ведем переговоры с владельцем парковки, которая находится на окраине района, чтобы в дальнейшем взять на себя ответственность и перевозить на нее машины, захламляющие Ласнамяэ. Мы при этом не будем уничтожать автомобиль, мы просто его физически возьмем, перевезем и там сделаем склад этих развалюх. Штрафовать за то, что человек бросил свою машину во дворе, мы не имеем права, поэтому, видимо, придется делать это на свой страх и риск, но, если люди совсем уж не прислушиваются к нам, а жители жалуются на нехватку парковочных мест, то это просто вынужденный шаг. Кроме того, мы планируем вывести с внутриквартальных парковок большие грузовики. Мы стараемся все-таки, чтобы они парковались на окраинах.

- А микроавтобусы, паркующиеся в забитых узких дворах?

- Об этом мы не задумывались: на них, как правило, никто не жалуется, в отличие от грузовиков, пыхтящих дизелем. С микроавтобусами там больше пространственная проблема, чем экологическая. Кардинального решения проблемы парковок у нас, наверное, нет и не может быть. Те точечные меры, которые мы предпринимаем, вроде строительства дополнительных парковочных мест в района парка Прийсле и на Раадику и планируемой парковки в начале Пунане – это все не решает проблемы целиком. Хотя нам очень помогают некоторые квартирные товарищества, которые участвуют в программе «Дворы в порядок» и строят дополнительные парковочные места.

Но люди теперь хотят иметь больше одной машины на семью и парковаться рядом с домом, а это невозможно. Есть альтернативные и немножко дерзкие решения – построить карусельную парковку, как это делают в США, Китае или Японии. Это такая железная конструкция, где машины располагаются на нескольких этажах, и мы были бы даже готовы рискнуть и построить такую парковку, но нам нужно найти такое квартирное товарищество, которое скажет: «Мы отдаем вам торец нашего пятиэтажного дома, стройте! Давайте попробуем». Пока что такое решение не нашло горячего отклика, потому что люди думают: «А если эти конструкции вдруг заржавеют? А это что, теперь у меня за стенкой начнут сверлить и строить?»

- А вы активно призывали товарищества к этому?

- Мы работали. У нас были планы, мы знакомили товарищества с ними. Но как-то не пошло. Так же как не идет, к примеру, строительство велосипедных домиков возле многоквартирных домов. Если мусорные домики – то все прекрасно, а вот домики для велосипедов, для колясок, для самокатов – к таким решениям товарищества не готовы. Если найдется смельчак, который скажет: «Давайте, строим!», то город, я думаю, запустит пилотный проект.

- Если расставить по степени удобства жизни городские районы, на какое место вы поставили бы Ласнамяэ? 

- На самом деле, я бы поставила его чуть ли не первым. В лучшую сторону его отличает обилие торговых центров – мне здесь не хватает только рынка типа Ныммеского. Не муниципального, а такого, чтобы прямо «рынок-рынок»…

- Немножко культуры, немножко традиций?

- Именно. Но вообще в Ласнамяэ сейчас есть все, что может его сделать самым успешным и самым развитым районом. У нас есть старый жилой фонд, но есть и личная Силиконовая долина в Юлемисте-сити. Это, наверное, самый современный район города. У нас отличные парки – зимой я прекрасно бегала по парку Паэ на лыжах. Когда я жила в Кристийне, у меня, например, такой возможности не было. Здесь вообще отличные возможности проведения досуга.

- Что для Ласнамяэ является проблемой номер один?

- Парковки, конечно. Ну и еще люди, которые… несколько социально отвержены. На самом деле, очень больно и обидно, когда все так красиво выстроишь, все эти домики для гриля, а их возьмут, сожгут, сломают, разбросают, а ты сидишь такая: «Ну люди, что ж вы делаете, это же все для вас здесь!»

НАВЕРХ