Центры обмена шприцев на Ситси и Ластекоду: страхи, мифы, факты, миссия

Руководитель центра Инна Фарбер показывает контейнеры с использованными шприцами.

ФОТО: Лийс Трейманн

Год назад в доме по адресу Ситси, 28 открылся пункт обмена шприцев, с тех пор споры вокруг него не утихают. Сейчас дело находится в суде: квартирное товарищество считает, что деятельность подобной организации невозможна в помещениях, предназначение которых в регистре обозначено как коммерческая деятельность. По словам председателя правления товарищества Дмитрия Гришкуна, жильцы до сих пор недовольны наличием в их доме пункта притяжения наркоманов.

По словам Дмитрия, клиентов в центре на Ситси пока не слишком много, но становится все больше, и даже такого числа наркозависимых достаточно для того, чтобы вызвать недовольство окружающих. Расторгнуть договор аренды с Институтом развития здоровья, который курирует проект, товарищество не может, поскольку помещения являются частной собственностью и дом ими не распоряжается.

«Мешают они своим хождением по территории в таком состоянии. Институт заявляет, что там все культурно сдают шприцы и уходят. Это не так, приходят в разном состоянии. Были, например, свидетели, как клиент приползал, накрывшись коробкой и изображая черепаху. Кому понравится, когда у его дома такое происходит?» - жалуется Дмитрий.

По его словам, наркоманы умудряются заходить в подъезды и в них колоться, что тоже не радует жильцов. Особенно часто это случается в зимнее время. Страдает не только дом, в котором работает пункт, но и соседние. Жильцы говорят, что, если раньше клиентов центра было мало, то сейчас их число увеличилось, это место стало для наркоманов точкой притяжения. «Наш дом с этим никогда не согласится и будет отстаивать свою точку зрения до конца. К тому же, целевое назначение не соответствует работе центра, это не коммерческая деятельность. Институт мог бы найти другие приемлемые решения, в частности - открыть мобильные точки, а не притягивать наркоманов в район, где есть и детские учреждения, и люди живут», - заключил Дмитрий.

Центр был нужен именно в этом районе

Претензии жильцов Ситси, 28 прокомментировала руководитель центра предупреждения распространения инфекций и наркомании Центра развития здоровья (TAI) Алена Курбатова. По ее словам, в 2017 году TAI интенсивно искал возможность открыть центр в районе Ситси для того, чтобы уменьшить ущерб от наркомании. Были рассмотрены 12 адресов, три из которых подходили. Владельцы двух из них не были согласны заключить договор аренды для создания центра по обмену шприцев, так что дом по Ситси, 28 оказался единственной возможностью реализовать проект. Управа Пыхья-Таллинна хоть и признала проблему наркомании актуальной, не была согласна предложить свои помещения для центра.

По мнению Курбатовой, сейчас, когда пункт работает уже год, стало ясно, что он нужен именно в этом районе: его посещают 10-15 человек в день, как и было запланировано. Если бы их было больше, местные жители были бы раздражены, так что задача Института — сделать много маленьких центров по всему городу. Один из них в недалеком будущем планируется в Ласнамяэ. По данным местного констебля полиции, в районе не увеличилось число преступлений, связанных с наркоманией.

Что касается заявлений, будто клиенты пункта употребляют наркотики в подъездах, то, по словам специалиста, это маловероятно: двери в подъезды закрываются на замок. Наркоманы в районе были и раньше, именно поэтому центр был открыт именно на Ситси. Курбатова отмечает, что работники центра следят за ситуацией вокруг, так что обстановка в районе скорее стала более безопасной. TAI предложил товариществу установить камеры и ограничить возможности передвижения посетителей большими цветочными горшками, но товарищество не разрешило это сделать.

Вернуться к жизни

В Таллинне действуют два пункта обмена шприцев: один на Ситси, 28, а другой - на Ластекоду, 6. И если в Пыхья-Таллинне клиенты действительно просто обменивают использованные шприцы на новые, то на Ластекоду также действует дневной центр, который работает с 10.00 до 16.00 (пункт обмена шприцев открыт до 22.00).

В центре зависимые от наркотиков или выздоравливающие от зависимости люди могут получить помощь психолога, социального работника, консультанта по долгам, постирать одежду, помыться, провести время за компьютером или просто попить горячего чаю в компании работников и других клиентов.

На стендах в коридоре центра есть информация о ночлежках в Таллинне, о женской группе поддержки для тех, кто проходит заместительную терапию, а также строгое требование: не нарушать общественный порядок и не употреблять наркотики поблизости от центра. В противном случае учреждение могут закрыть. Руководитель центра, психолог Инна Фарбер рассказала Rus.Postimees о деятельности центра, о его клиентах и миссии.

Факты и числа

В центр обмена шприцев на Ситси в период с сентября 2017 года по 30 сентября 2018-го 231 клиент принес 77 451 использованный шприц. Большая часть шприцев оказалась бы разбросана по улицам, детским площадкам и мусорным контейнерам, если бы центр не работал.

За тот же период центр на улице Ластекоду посетили 1352 клиента и принесли 349 696 шприцев.

На данный момент центр на Ситси в целом посещают 250 человек, треть из которых — новые клиенты, то есть раньше они этой услугой не пользовались (это не значит, что раньше они не употребляли наркотики — прим. ред.). Многие из клиентов, по их словам, местные, так что месторасположение центра оправдано.

Использованные шприцы находятся в специальных контейнерах, которые помечены как «опасная зона», после наполнения они герметично закрываются, открыть их уже нельзя, шприцы увозят и утилизируют. Центром управляет MTÜ Convictus Eesti — это филиал шведской организации, отделения которой есть во многих странах.

За то время, что мы были в центре, там находился лишь один клиент, потом подошли еще двое, но, по понятным причинам, говорить с журналистами они не захотели. Самый первый клиент, которого мы увидели, — молодой человек лет 18-20, он уже несколько недель подряд постоянно находится в центре в течение дня, а на ночь, очевидно, уходит в ночлежку. Парень был наркоманом, но сейчас наркотики не употребляет. В центре есть медсестра, так что клиенты могут сделать быстрый тест на ВИЧ, но лечения центр не предоставляет - только дает направление в больницу Мериметса. Кстати, в центр приходят только совершеннолетние клиенты.

До конца избавиться нельзя

От зависимости, тем более от фентаниловой, до конца избавиться невозможно, но можно научиться жить с этой зависимостью и не употреблять. Фентанил и его производные - это все синтетические наркотики, вызывающие тяжелую зависимость. В прошлом году в Эстонии был распространен карфентанил - очень мощный наркотик, часто вызывающий передозировку, его применяют в качестве наркоза для крупного скота. Наркотики производят прямо в Эстонии, заказывают безобидные химические соединения в Китае, а смешивают уже здесь на месте. По словам Инны, на самом деле зависимых от наркотиков людей в нашей стране больше, чем говорит статистика.

- Вам не страшно здесь работать? Не боитесь того, чего боятся обыватели: что будут приходить, грабить, требовать деньги?

- Нет, не боюсь. Я работаю здесь с 2007 года, были случаи агрессии, но не больше, чем среди посетителей любого продуктового магазина. В любой сфере обслуживания  попадаются психически нестабильные клиенты. Всегда вспышки агрессии нам удавалось погасить без вмешательства полиции.

- Кто сообщает наркоманам о центре? Клиенты охотно ходят? Ведь нужно довериться, наркотическая зависимость — это не то, что хочется рассказать о себе окружающим.

- Мы очень давно работаем в Эстонии, наркопотребители о нас знают, многие ходят годами и передают информацию другим. О нас знают такие учреждения, как инфекционная больница, криминальный надзор, судебные работники, Касса по безработице. Они и направляют.

- Сюда ходят не только те, кто хочет избавиться от зависимости, но и те, кто продолжает колоться?

- Да, тут важно не путать: мы не центр реабилитации, мы организация по снижению вреда. Это профилактика распространения инфекционных заболеваний любым путем, мы выдаем не только шприцы, но и презервативы. Это препятствует распространению таких инфекций, как ВИЧ, гепатит, сифилис и т.д. Тех, которые передаются половым путем и через кровь. Все наши услуги бесплатны. Снижение вреда работает не только в отношении самих потребителей, но и в отношении социума, то есть, чтобы шприцы не были разбросаны на улицах, мы выдаем новые шприцы в обмен на использованные. Бывает, приходят без использованных, но тогда мы выдаем три-четыре шприца. А большие количества — бывает и по сто, и по пятьсот — только в обмен на примерно такое же число старых шприцев. Такое бывает, если мы знаем, что, например, в квартире этого человека постоянно колются — тогда берут канистрами.

- Есть ли какие-то требования к клиентам центра? Перестать употреблять или еще что-то?

- Нет, тут даже настоящее имя можно не называть. Это работает в целях снижения ущерба для общества: людям не нравится наблюдать наркоманов на улицах и в подъездах, теперь у них есть место, где они могут проводить время. В нашем помещении они не могут употреблять, это запрещено законом. Кстати, в Испании и некоторых других странах есть специальные комнаты, где можно употреблять наркотики. Делается это для того, чтобы наркоманы не кололись перед другими людьми и не провоцировали интерес молодежи.

- Вокруг центра на Ситси разгорелся скандал, многие считают, что это только притягивает наркоманов, создает опасность и вообще напрасная трата денег. Есть ли от этих центров польза и какая?

- Пользу очень легко увидеть по статистике новых ВИЧ-инфицированных. С момента открытия центра их стало намного меньше. Люди, которые никогда не употребляли и критически относятся к зависимым, думают, что их это никогда не коснется. Но я знаю массу людей, которые когда-то употребляли, сейчас они хорошо выглядят и не кричат на каждом углу о своем прошлом, но ВИЧ-то остается. И они могут о нем не знать и передавать его дальше. Если не будет таких организаций, ВИЧ-позитивных будет гораздо больше. Это только кажется, что наркоман — это такой грязный, плохо пахнущий, опустившийся человек, с которым у вас не может быть ничего общего. Это не так, среди зависимых много приятных и внешне благополучных людей, которые ходят на работу, но при этом колются.

- Какие специалисты есть в центре?

- Психологи, социальные работники, медсестра, консультанты по долгам, консультанты «равный равному» (выздоравливающие наркоманы), а также уличные работники, которые ездят по точкам возможного употребления и раздают шприцы. Часто это те, кто сам употреблял и знает места, где это происходит.

- К социальным работникам приходят по понятным причинам: оформить документы, узнать, в какие службы обратиться с проблемой, с долговыми консультантами тоже понятно, а с чем приходят к психологу? Вы ведь не врач, от зависимости не лечите.

- С теми же самыми проблемами, с которыми приходят обычные люди. С проблемами в отношениях, с каким-то нестабильным душевным состоянием, мы мотивируем их пройти реабилитацию. Часто приходят после реабилитационного центра, потому что очень сложно жить, когда из-за употребления наркотиков у тебя испорчены отношения с близкими, есть проблемы с устройством на работу, в тебя никто не верит. Это все надо как-то пережить, справиться с этим.

- Может, потому и срываются и снова попадают в зависимость?

- Да, конечно. Я уверена, что большой процент рецидивов связан именно с неприятием со стороны общества. Люди не готовы принимать обратно в социум  бывшего наркомана.

- Меняется ли отношение со стороны общества или это по-прежнему очень стигматизированная область?

- Стигматизация конечно есть, люди боятся. Хотя я могу сказать, что наркоманы гораздо менее агрессивны, чем алкоголики, я сталкивалась в достаточной мере и с теми, и с другими. Люди чаще демонстрируют агрессию, чем поддержку. Но, надо сказать, жильцы дома на Ластекоду, в котором мы снимаем помещение, очень дружелюбны к нам. Председатель товарищества понимает, для чего мы нужны, всячески идет навстречу. Напротив нас есть парикмахерская, работники которой приносят нам одежду для клиентов центра. Хотя из своих окон они наверняка видят наших клиентов, и это не всегда им приятно. Просто они понимают, что наркоманы — они же не с луны свалились, они выросли среди нас, это часть нашего общества и его ответственность.

- Как к центру относятся стражи порядка и власти?

- С полицией у нас хорошие отношения, например, у нас есть договоренность, что здесь они не ловят своих разыскиваемых. В противном случае клиенты перестали бы сюда приходить. Тут вопрос приоритетов, что важнее: посадить сейчас этого человека или остановить распространение ВИЧ, который убьет еще несколько сотен людей. Если речь будет идти о серьезном преступлении, это другой разговор, но за мелкие нарушения тут не ловят. У нас есть камеры наружного наблюдения, чтобы наши клиенты вели себя прилично. Если в округе совершено преступление и полиции нужно просмотреть записи, мы всегда их предоставляем. Мы сотрудничаем с городом: у нас есть проекты, которые финансирует город, — это арт-терапия для выздоравливающих и близких наркоманов, которые находятся в созависимости. Есть еще плейбек-театр - это терапия, групповая работа.

- А в центр созависимые приходят?

- К психологу приходят, да. Также мы собираем по улицам шприцы, раз в полгода мы выходим «в поле», мы знаем места, где употребляют, и ходим туда.

- Как вы относитесь к идее легализации наркотиков?

- Я лично плохо отношусь. Я в принципе против веществ, изменяющих сознание и вызывающих зависимость.

- Возможно ли побороть наркоманию?

- Нет. Употреблять наркотики начали на заре человечества, хоть те же грибы или ягоды. Но уменьшить вред нам под силу. Страны, в которых есть те же комнаты, где наркоманы могут употреблять, выигрывают. Это не травмирует окружающих, снимает страх и снижает риск заразиться от грязного шприца. Если мы хотим легализовать коноплю, глядя на страны Европы, почему бы нам не посмотреть и на эту практику?

На все руки помощник

Postimees пообщался и социальным работником центра Татьяной Калининой-Русаковой, работающей в центре с июня 2017 года.

Чаще всего к ней приходят люди, запутавшиеся в долгах, с потерянными документами и т.д.

Специалист помогает составить ходатайства, общается с судебными исполнителями и реабилитационными центрами. Часто обращаются по вопросам выплаты алиментов, тогда Татьяна направляет клиента к бесплатному юристу.

Клиенты разные - некоторые употребляют наркотики, другие побороли зависимость и успешно работают и выплачивают долги. Например, один клиент устроился на работу за границей и за полгода выплатил 11 000 евро долга. Клиенты хорошо относятся к работникам центра и очень благодарны им за помощь, некоторые даже начинают работать консультантами в центре. По словам Татьяны, такой результат — самая большая похвала для работников центра.

НАВЕРХ