Министр о нагрузке на отделения неотложной помощи: теоретически она должна снизиться

Поделиться Поделиться Поделиться E-mail Распечатать Пришли новoсть Комментировать

Министр здравоохранения и труда Рийна Сиккут считает, что наряду с государством при формировании политики здоровья свой вклад должны вносить и специалисты.

ФОТО: Tairo Lutter

Неравномерный уровень и доступность помощи семейных врачей, длинные очереди на прием к врачам-специалистам, недостаточные технологические решения и малая осведомленность пациентов – в разговорах о медицине эти причины повторяются как мантра. Через определенные промежутки времени Госконтроль проводит аудит, чтобы увидеть, как все эти больные места отражаются в цифрах, пишет Postimees.

Из опубликованного на прошлой неделе отчета по аудиту выяснилось, что если в 2010 году в отделения неотложной помощи (ЭМО) обращались 410 000 раз, то в прошлом году это количество увеличилось уже до 462 000 раз. Доля тех, кто мог бы получить помощь от семейного врача, по сравнению с 2010 годом выросла с 39 до 49 процентов. Это проблема, поскольку из-за этого помощь вовремя не получают те, кто в ней действительно нуждается, – пять процентов обратившихся. Кроме того, оказание медицинской помощи в отделениях ЭМО в четыре раза дороже, чем у семейного врача, и деньги налогоплательщиков просто сгорают.

В интервью Postimees министр здравоохранения и труда Рийна Сиккут сказала, что министерство хочет изменить привычки людей: чтобы в случае более легких проблем со здоровьем они первым делом звонили семейному врачу или на консультационную линию. Однако министр не считает возможным предоставить ЭМО более широкое право разворачивать обратившихся к ним за помощью людей. Решить наболевшую проблему помощи врачей-специалистов и длинных очередей на прием, по ее словам, должна принимаемая в использование дигитальная регистратура.

- Что осталось не сделанным, из-за чего в отделения неотложной помощи обращается все больше пациентов, которые в действительности не нуждаются в неотложной помощи?

- Очень трудно менять стереотипы людей. Осознание ими того, что простые приемы оказания медицинской помощи мы должны бы уметь применять сами, или осведомленность, куда нужно обратиться в случае проблем со здоровьем, требует времени.

Дело не только в людях, которые идут в ЭМО, или семейных врачах, или очередях к врачам-специалистам. Вопрос в том, доверяет человек семейному врачу или он привык обращаться в ЭМО. Мы хотим изменить поведение пациентов, но для этого у них должна быть альтернатива, которой они доверяют и которая для им удобна.

Финны, например, знают, что в случае кашля и насморка помощь можно получить у семейной медсестры. Если бы общество было уверено, что медсестра семейного врача может дать совет при лечении легких проблем, нагрузка на ЭМО снизилась бы.

- Как изменить поведение людей? Кампании с призывом звонить на консультационную линию семейных врачей проводились и раньше.

- Но что тогда делать для изменения привычек людей?

- В любом случае, прежние решения не уменьшили нагрузку на ЭМО, скорее, наоборот.

- Консультационной линией семейных врачей 1220 пользуются все больше. Может быть, это и вопрос поколений – кто-то верит совету, полученному по телефону, кто-то нет. Со следующего года по этому телефону можно будет получать более персонализированные советы. С разрешения пациента медицинский работник сможет смотреть его историю болезней – какие лекарства он принимает, какие хронические заболевания у него есть.

Теоретически нагрузка на ЭМО должна бы снизиться. Семейные врачи и медсестры сейчас делают больше, чем несколько лет назад: наблюдают за хроническими больными, врачи-специалисты дают э-консультации, семейные медсестры ведут самостоятельный прием, у них есть право выписать повторный рецепт. Все это у них появилось.

В случае семейных врачей говорится о неравномерном качестве. И тут дела улучшаются. Кроме платы за качество, которую выплачивает Больничная касса, Общество семейных врачей создало и систему обозначения качества. Практикующих врачей высшего уровня становится все больше.

- Как вы сказали, Общество семейных врачей оценивает качество работы практикующих врачей. Также общество устанавливает, какие семейные врачи согласны взять  новых пациентов, а какие - нет, чтобы людям было проще подыскать семейного врача. Почему эту работу должно выполнять Общество?

- Так система здравоохранения и должна управляться – в сотрудничестве. Я бы не стала говорить в негативном ключе, мол, государство этого не сделало. Скорее я бы подождала, когда представители других специальностей тоже проявят инициативу. В случае многих этических и касающихся повседневной жизни вопросов очень сложно дать оценку со стороны. Не всё должно быть отрегулировано законами или постановлениями.

Что касается списков семейных врачей, то мы понимаем, что не каждый может работать со списком в 2000 пациентов, хотя это требование закона. Тех, кто мог бы увеличить списки, должны определить сами семейные врачи, а не Департамент здоровья или Министерство социальных дел.

Мы планируем подписать договор о намерениях, в котором оговорим, как мы будем работать дальше на тему предельного размера списков и как должно происходить включение пациентов в эти списки. Формирование политики здоровья должно идти в сотрудничестве со специалистами и представителями пациентов.

- Может ли это означать, что Департамент здоровья больше не будет делать предписания семейным врачам, в списках которых 1600 пациентов и которые не хотят брать больше?

- Мы хотим достичь договоренности, в каких случаях Департамент здоровья может включать людей в списки или делать предписания.

- Взвешивает ли министерство возможность пойти навстречу пожеланиям семейных врачей и снизить предельные размеры списков с 2000 до 1600 пациентов?

- Это нужно основательно обдумать. Сейчас мы ищем семейных врачей на списки с 2000 пациентов. Если мы снизим предельные размеры, нам придется искать больше семейных врачей. Даже если в случае введения изменений каждому человеку удастся найти семейного врача сейчас, большой вопрос, удастся ли это через два-три года.

- Вернемся к экстренной медицине. Может ли ЭМО получить больше прав на то, чтобы отказывать людям в приеме?

 - У них есть такое право: человека можно перенаправить к семейному врачу. В то же время я понимаю, что ЭМО не может убедить всех пациентов обратиться к семейному врачу. Проще сказать: подождите четыре часа и вас обслужат. Проблема заключается и в том, что проведение процедур в ЭМО обогащает больницы. То, чтобы из лечения в ЭМО не сделали хороший источник дохода, обсуждают между собой Больничная касса и больницы.

- Если еще говорить об изменении поведения людей, то, например, финнов дисциплинирует то, что за необоснованный вызов скорой помощи придется заплатить штраф.

- Я считаю важным, когда человек уверен в том, что при возникновении у него проблем со здоровьем он может обратиться в ЭМО и его в любом случае примут.

В Северных странах у людей более приемлемое налоговое поведение, разрыв в зарплатах меньше. Там люди обычно обращаются к семейному врачу или звонят на инфотелефон. Если люди знают, как правильно себя вести, проще вводить оплату за услуги или ограничения на их использование. Влияние оказывается мизерным, поскольку тех, кто злоупотребляет услугами, очень мало.

- По секрету всему свету рассказывают о раквереском семейном враче, с уходом которого невероятно сократилась нагрузка на отделение неотложной помощи Раквереской больницы. Министерство отслеживает семейных врачей, которые запросто отправляют людей в ЭМО?

- Такого типа надзора не ведется. Я согласна, что мы должны больше отслеживать, если у нас есть данные. Идет ли речь о вакцинации, назначении антибиотиков, отправки в ЭМО, вызовов пациентами скорой помощи. Это вопрос обсуждения.

- Поговорим об ИТ-решениях. Северо-Эстонская региональная больница сейчас испытывает дигитальную регистратуру, появления которой ждали много лет. Заработает ли она наконец?

- Она действительно есть – простое чистое решение в зеленых тонах. Все договорные партнеры Больничной кассы должны перейти на дигитальную регистратуру в будущем году. Там можно видеть электронные направления и в соответствии с направлением бронировать время приема у врача-специалиста в тех учреждениях, которые объединены в систему (система дигитальных рецептов или сообщений от семейного врачам обменивается данными с имеющейся в компьютере больницы дигирегистратуройред.)

- Лишит ли это возможности забронировать время приема сразу у нескольких врачей, что создает фиктивные очереди?

- Да. У тебя одно направление и ты можешь получить только одно время. Слишком много приемом пропадает, поскольку человек не является на них. Это как check-in в аэропорту. За 48 или 24 часа ты должен подтвердить: да, я приду. Если не подтвердил, то время освобождается и его предлагают другому человеку. Возникает так называемая очередь на очередь: если пациент не подтвердил время, время предлагают следующему.

НАВЕРХ