Производитель водки: я благодарен тем, кто поднял акциз на пиво на 70 процентов

Руководитель Liviko Янек Кальви.

ФОТО: Ээро Вабамяги

По словам руководителя отмечающего в этом году 120 лет работы завода Liviko Янека Кальви, в определенном смысле он благодарен, что нынешнее правительство прошлым лето так мощно подняло акциз на пиво, поскольку это значительно сократило вилку в налогообложении между крепким и легким алкоголем, пишет Postimees.

Если бы новая коалиция дала обещание, что в течение четырех лет акциз на алкоголь меняться не будет, – ни вверх, ни вниз – то рынок тихо восстановился бы, считает невесть сколько лет руководящий фирмой Кальви. По его оценке, повышение акциза на пиво в прошлом году было правильным шагом, поскольку это снизило многолетние льготы для легкого алкоголя, но его тревожит план Партии реформ восстановить предпочтительность по отношению к пиву.

- Почему эстонцы так любят спиртное?

- Не только эстонцы, это повсюду. Все люди сталкиваются с алкоголем - употребляют ли они сами или это делают их близкие. Приводит ли он вас в хорошее настроение, к эйфории, или наоборот, ввергает в грусть - это эмоциональная тема, но не та, на которую кто-то не сможет поговорить.

Когда мы говорим об эмиссиях CO2, половина собеседников постарается сменить тему или будет молчать. А по поводу выпивки у каждого есть свое мнение. Это и есть причина, по которой политики любят эксплуатировать эту тему. Это замечательный рабочий инструмент популистов – алкоголь и алкогольная политика.

- Что же произошло с акцизами? Что и когда пошло не так?

- Перекос начал увеличиться, когда создали правительство Таави Рыйваса. До того, у правительства Андруса Ансипа, был долгосрочный план повышения акцизов – по пять процентов в год до 2020 года. И тут пришел Таави Рыйвас и акцизы решили поднимать по 15 процентов в год до 2020 года. Фон очень благоволил, поскольку алкоголь, скажем так, считали чем-то плохим.

Политикам было очень удобно поднять акциз и надеяться, что это принесет больше денег в бюджет. Я тогда звучал как глас вопиющего в пустыне. В 2015 году я точно описал то, что начало происходить сейчас.

Тогда мое предказание высмеивали. Считали, как говорится, по таблицам Excel. Но не учли, что Эстония маленькая, с либеральной экономической политикой и с практически не имеющей тормозов экономикой. Считалось, что приграничная торговля не возникнет. По решению тогдашнего правительства Рыйваса, акцизы должны были подниматься до 2020 года, поэтому смешно сейчас слушать их критику.

- Какое влияние тогда оказало правительство Юри Ратаса? Оно ускорило происходящее?

- Нынешнему правительству можно предъявить претензию в том, что они позволили этому продолжаться. Но в каком-то смысле они все же попытались остановить подъем. Например, партия «Отечество» подняла этот вопрос в коалиции и была достигнута договоренность о том, что акциз поднимут не на десять процентов, а на пять. Это хорошо. По крайней мере, мысль, что у нас есть проблема, начала до них доходить.

Что правительство сделало для того, чтобы ускорить развитие приграничной торговли, так это то, что в первый же год своего существование значительно подняло акциз на пиво. Приграничная торговля крепким алкоголем возникла уже в 2015-2016 годах, а теперь появилась мотивация покупать за границей и пиво. Это можно поставить им в вину.

Я всегда говорил, что алкогольная политика Эстонии была несправедливой: пиво наслаждалось определенной привилегией. Содержащийся в пиве алкоголь обложили в 2,6 раза меньшим налогом, чем содержащийся в крепких напитках. Поэтому тогдашнее решение о повышении акциза на пиво я поддерживал. Сейчас разница между налогами на пиво и крепкий алкоголь составляет 1,5 раза. Я, конечно, не независим и представляю сектор крепкого алкоголя, но почему одной стороне должны благоволить больше? Не нужно забывать, что употребляющие алкоголь эстонцы больше всего пьют именно пива.

- Как в целом повышение акциза повлияло на бизнес? С одной стороны, в Эстонии будто бы и не покупают, покупая в Латвии. А с точки зрения производства разницы нет.

- Естественно, мы зарабатываем и там, но раньше ситуация была лучше. Маргинал в Латвии меньше. В плане экономики есть одно важное правило – нужна стабильность. Один знакомый предприниматель сказал, что парламент нужно отправить на год в отпуск с сохранением зарплаты, чтобы они не приняли ни одного закона: тогда экономика начнет расти. В этом есть рациональное зерно. Постоянное вмешательство и турбулентность – это проблема. Мы должны адаптироваться, проводить сокращение в Эстонии.

- Вы сократили штат здесь, а в Латвии увеличили?

- И так тоже. В Эстонии на производстве мы сократили около 40 человек. Упали  оборот и прибыль в Эстонии. А в Латвии они выросли. Но нестабильность не сделала нас счастливыми. Если искать позитивные моменты, то сейчас мы активно работаем на экспортном направлении, но, осмелюсь сказать, что мы бы и так это делали. Скорее, трудным временем были 2015-2017 годы: нам неожиданно пришлось отслеживать запасы, денежные потоки и так далее. В зале парламента явно не подумали, что будет с такими предприятиями, как мы, если понять акциз не на пять, а на 15 процентов. Изменения были очень крупными, а если руководство не реагирует на изменения, то оно не занимается развитием.

- Одна партия предложила вернуть акциз на уровень февраля 2017 года, но вы недовольны. Почему?

- Предложение Партии реформ - не что иное, как попытка снизить акциз на пиво до того предела, на котором он был до правительства Рыйваса. То есть восстановить предпочтение в конкуренции в 2,6 раза. Крепкого алкоголя это коснулось бы в виде двух-трех процентов, что является косметическим улучшением. Мы твердо уверены, что приграничная торговля от этого не прекратится. Она была уже до повышения акциза в 2017 году и останется той же. Разница в цене крепкого алкоголя останется такой же большой, а торговля пивом не исчезнет, поскольку там есть ряд других причин для разницы в цене – расходы на залоговую марку, маргиналы. Для нас вообще ничего не изменится, станет только хуже, поскольку восстановится предпочтение в конкуренции для пива.

Мы обсуждали и влияние на государственный бюджет. Кая Каллас считает, что в бюджет добавится 50 миллионов. По нашей оценке, влияние будет – минус шесть миллионов. В действительности, сейчас с пива акциза поступает больше, чем когда-либо раньше. Смешно слушать высказывания политиков, будто государство из-за приграничной торговли каждый год теряет 100 000 евро.

В реальности государство получает больше акциза с пива, а в этом году уже и с крепкого алкоголя, чем это было в прошлом и позапрошлом году. В чем ошиблись, так это в прогнозе. Я не знаю, откуда взяли этот утопичный прогноз. Та часть, которую мы сейчас продаем в Латвии, конечно, во всех смыслах нас кормит. Но в плане приграничной торговли других хороших решений нет.

- Что можно было бы и нужно было бы сделать?

- С планом Партии реформ лучше не делать ничего. Если бы новая коалиция могла бы пообещать, что в течение четырех лет не будет менять акцизы на алкоголь, - ни вверх, ни вниз – то рынок тихо восстановился бы. Во-первых, благодаря экономике и росту уровня жизни. Во-вторых, Латвия немного повышает акцизы, и Финляндия планирует повысить. В-третьих, пройдет азарт для освещения этой темы. Люди привыкнут. Приграничная торговля локализовалась бы на юге Эстонии, а из Таллинна и Финляндии в Латвию стали бы ездить меньше. В этом случае рост приграничной торговли остановился бы и начал снижаться. Государство каждый год начало бы получать чуть больше акцизов. Это был бы самый реалистичный план.

Если бы действительно возникла возможность достичь договоренности в плане снижения акцизов, то нужно было бы снижать акцизы во всех группах на 19 процентов. Тогда большая часть приграничной торговли отпала бы. Какая-то часть, я думаю, процентов десять, все же сохранится. В первый год государство чуть потеряет в поступлениях, но на следующий уже выиграет. Экономике и обществу дается сигнал, что конкурентоспособность в Эстонии приводится в порядок. Это было бы замечательным решением, но я скептически отношусь к такой возможности.

- Нужно восстановить вековое соперничество легкого и крепкого алкоголя. Говорят, что одна партия больше поддерживает пивоваров, а вторая – производителей крепкого алкоголя. А что в действительности?

- Я не заметил, чтобы какая-то партия поддерживала производителей крепкого алкоголя. Но я не уверен, что то же самое могут сказать пивовары. Нескрываемая поддержка Партии реформ Союза пива просто бросается в глаза. Я в каком-то смысле благодарен некоторым коалиционным партиям за то, что произошло летом 2017 года, когда подняли акциз на пиво и сократили разницу между крепким и легким алкоголем.

Я не могу сказать, что это была работа производителей крепкого алкоголя, но хотелось бы верить, что это было движение в сторону справедливости. Я не скрываю, что как Союз производителей алкоголя и поставщиков, так и я сам обращались в Центристскую партию, к социал-демократам и в Партию реформ, чтобы они проводили как можно больше разъяснительной работы. Мы пытались выяснить, почему так: треть акцизов поступает с пива и две трети - с крепкого алкоголя, но большая часть алкоголя, который пьют в Эстонии, это пиво. Джин не пьют бутылками, его разводят, но налогов мы платим больше. Я понимаю, что производители пива расстроены, поскольку они имели более выигрышные позиции по сравнению с нами. Но я считаю, что и в этом году у них будут замечательные экономические результаты и ничего плохого не произошло.

- Что приносит больше прибыли, а что убытка - пиво или водка?

- Я бы не сказал, что что-то более прибыльно или убыточно. С алкоголем нельзя перебарщивать, здесьнужна умеренность. Правда, я не являюсь любителем пива, крепкие напитки мне нравятся больше. Оценку диктует политическая воля: к чему она более благосклонна. Стопка водки и бутылка пива – в плане объема одно и то же. Это политический вопрос, когда одно представляют плохим, а другое – хорошим. Этанол как в пиве, так и в водке влияет на организм одинаково.

AS Liviko

  • Был основан в 1898 году как производитель алкоголя, экспортер и поставщик.
  • Liviko принадлежит эстонскому капиталу, инвестициям инвестиционной фирмы NG, ключевыми фигурами которой являются Юри Кяо и Энн Кунила.
  • Производство и главная контора предприятия находятся в Таллинне, есть офисы в Риге и в Вильнюсе.
  • Оборот и прибыль фирмы в Эстонии в прошлом году снизились соответственно до 77,4 и 2,1 миллиона. Годом ранее те же показатели составляли 90,9 и 3,6 миллиона.
  • Более 70 процентов продукции Liviko – это алкогольные напитки, фирма экспортирует свою продукцию более чем в 40 стран мира.
  • Также фирма занимается поставкой алкоголя в Эстонию, представляя в странах Балтии такие марки, как Bacardi, Martini, Remy Martin, Cointreau, Bombay, Nemiroff  и другие.
НАВЕРХ