Банковский аналитик: для достойной старости нужно каждый месяц откладывать как минимум 200 евро

Сбережения жителей Эстонии, конечно, увеличились, но они их не инвестируют.

ФОТО: Caro / Westermann / Caro / Westermann

Зарабатывающий сегодня 1000 евро чистыми человек к выплатам по пенсионной ступени должен каждый месяц откладывать пару сотен евро, чтобы приятно и весело провести годы на пенсии, пишет в Postimees младший аналитик банка LHV Герт Синилоо.

Несколько дней назад «Актуальная камера» спросила у людей, что бы они сделали с деньгами из второй пенсионной ступени, если бы им их вернули. Примерно половина опрошенных заявила, что они инвестировали бы деньги во что-то, но затрудняются сказать сразу, во что именно. Остальные честно признались, что потратили бы все: сделали бы дома ремонт или нашли какую-то другую надобность.

И хотя сейчас началась борьба за то, кто сумеет жестче высказаться о второй пенсионной ступени, суровая правда заключается в том, что для большинства людей вторая ступень – это единственное финансовое имущество. Однако эстоноземельцы становятся все состоятельнее, поэтому нам нужно больше думать и о будущем, а также о том, как начать инвестировать, поскольку у большинства из нас слишком мало денег, чтобы не заставлять их расти.

Эстонцы верят в наличность и банковский счет

Во время прежних обсуждений критики пенсионной ступени узрели палочку-выручалочку в возможности людей инвестировать деньги в самих себя. Но нынешние реалии этому не благоприятствуют. По последним данным (второй квартал 2018 года), на банковских счетах и в наличности домохозяйств Эстонии имеются 8,2 миллиарда евро. По сравнению с временами десятилетней давности, эта сумма выросла более чем в два раза. Ничего особо удивительного тут нет – зарплаты растут и у людей появляется все больше свободных денег. Эстония богатеет, и это отражается и на банковских счетах ее жителей. Кроме того, большая часть людей предпочитает так называемые поддерживаемые решения, то есть когда во время прошлого экономического кризиса государство предложило временно делать дополнительные платежи во вторую ступень, на это откликнулось более половины клиентов LHV.

В то же время, отношение к акциям биржевого рынка и инвестиционным фондам осталось на том же уровне, хотя количество денег, которые можно было бы инвестировать, за годы увеличилось в два раза. То есть крупного скачка в инвестировании не произошло. Несколько преувеличив, можно сказать, что, несмотря на все растущую волну известных инвесторов и блогеров, лишь немногие из нас занялись вложением денег. Цифры подтверждают то, что жители Эстонии говорят о самих себе: мы очень верим в обычный банковский счет и наличные, и если у нас появляются деньги, предпочитаем хранить их или под матрасом, или на банковском счете с нулевым процентом.

Статистика показывает, что банковский счет и сбережения в наличных – первый выбор тех, кто ни разу не инвестировал. Вывод просматривается четкий и общий: мы ничего не умеем делать с деньгами даже тогда, когда они у нас остаются. Непременно купить ценные бумаги планируют лишь несколько процентов жителей Эстонии, хотя именно рынок акций предлагает самую крупную за все времена долгосрочную продуктивность – то есть деньги инвесторов растут все больше.

И хотя одновременно с ростом достатка сбережения каждой пятой семьи не покрывают денежные потребности даже одного месяца, жителей Эстонии нельзя обобщенно обвинять в отсутствии бережливости. Согласно недавно проведенному Kantar Emor исследованию, две трети населения считают наличие сбережений важным. Обеспокоенность вызывает то, что на разовые крупные покупки или для более отдаленной перспективы копят больше в наличных или на расчетном счете – то есть, в местах, где деньги не принесут дополнительного дохода.

Обсуждение должно сосредоточиться на возникновении финансового разума

Отсутствие привычки думать об росте своих денег и искать для этого решение, является реальной проблемой и одновременно врагом для тех, кто критически относится ко второй пенсионной ступени.

Забывается простая истина: забытые в кармане куртки 100 евро и через год останутся 100 евро, но купить на них продуктов удастся меньше, чем годом ранее. Любимые эстонцами расчетные счета и наличные, которые не зарабатывают ничего, в любом случае уступают снижению покупательской способности денег, то есть инфляции – залеживаясь, деньги сгорают и выдают производительность с минусовой отметкой. Например, в этом году цены выросли, то есть покупательская способность денег снизилась в среднем примерно на 3,5 процента.

Но ситуация небезнадежна, что подтверждают и исследования. И хотя лишь пятая часть эстонских семей признает, что они вложили деньги в какой-то класс имущества – будь-то акции, доли в фондах, недвижимость или совместное финансирование – те, кто это сделал, в ближайшее время планируют увеличить свои инвестиции. Две трети из тех, у кого уже есть акции, в ближайшее время планируют их докупить. Это ясно показывает, что тот, кто уже присоединился к международному финансовому рынку и получил первый положительный опыт, став богаче, по-прежнему хотят получать свою долю от лучших представителей капиталистической экономической системы, то есть от общественных предприятий и бирж, где все могут участвовать в росте лучших фирм мира.

Мы очень мало думаем о будущем

В то же время лишь 29 процентов жителей Эстонии при накоплении денег думают о пенсионном времени. Ясно, что для того, чтобы когда-то в будущем удобно обосноваться на пенсии, нужно намного больше денег, чем государственная пенсия, вторая ступень или они обе. Как мы в LHV недавно подсчитали, человек, получающий в месяц 1000 евро чистыми, помимо выплат в пенсионную ступень каждый месяц должен откладывать как минимум пару сотен евро, чтобы в будущем на пенсии сохранить такой же или очень близкий к нему стандарт жизни.

Но и тут все зависит оттого, насколько большую производительность сможет показать за годы выбранная человеком инвестиция. Расчет основан на предпочтении, что государственная пенсия (первая ступень) и обязательное накопление (вторая ступень) сохранятся в том же объеме, что и сейчас. И как минимум одно из этих предпочтений при все сокращающемся количестве работников в стране уже оказалось под сомнением.

И не стоит совершать ошибку, считая, что на пенсии люди тратят меньше или откуда-то прибудет белый пароход: проведенное несколько лет назад банком SEB исследование признало, что лишь четверть недавних пенсионеров Эстонии получили к пенсии больше денег. А более половины отвечавших на вопросы сказали, что с меньшим доходом сложно смириться и справиться.

Таким образом, и нынешнее обсуждение второй ступени должно сосредоточиться на общей финансовой разумности и повышении инвестиционных знаний, которые в будущем могли бы привести к более богатой и радостной старости.

НАВЕРХ