Лидер профсоюза: пока есть работа, люди работают, скрывая свои болезни от врача

Copy
Обращаем ваше внимание, что статье более пяти лет и она находится в нашем архиве. Мы не несем ответственности за содержание архивов, таким образом, может оказаться необходимым ознакомиться и с более новыми источниками.
Пациенты, врачи и профсоюзные лидеры обсудили, как решать проблемы больных с профзаболеваниями
Пациенты, врачи и профсоюзные лидеры обсудили, как решать проблемы больных с профзаболеваниями Фото: Николай Андреев

В Нарве в пятницу 16 ноября прошла конференция, посвященная профессиональным заболеваниям. Руководители профсоюзов Ида-Вирумаа, медики, представители социальных служб обсудили ситуацию с людьми, которые потеряли здоровье на работе. Проблем в этой сфере оказалось множество, и далеко не всё в их решении зависит от врачей.

На каждом медосмотре - здоров

Организатор конференции, руководитель Нарвского союза профбольных Наталья Смирнова рассказала, что такое мероприятие было организовано впервые. Для начала руководитель ида-вируского отдела Центрального союза профсоюзов Эстонии Александр Старцев представил обзор изменений в трудовом законодательстве. А затем Юлия Леонтьева, председатель профсоюза химиков Кохтла-Ярве, рассказала, как обычно работники относятся к проблемам со здоровьем.

“Когда у человека начинается трудовая жизнь, он не задумывается, с какими рисками сталкивается, - сказала Юлия Леонтьева. - Пока есть работа, человек пытается отодвинуть здоровье на второй план. И даже пытается скрыть от врача-гигиениста, что у него болят руки, спина. В итоге мы сталкиваемся с людьми 40-45 лет, которые говорят - всё, у нас уже операция за операцией, мы не можем больше работать. Мы поднимаем документы, и оказывается, что человек каждый год проходил медосмотр и ни о чем не заявлял. Очень сложно потом доказать, что это профзаболевание”.

По словам медиков, участвовавших в конференции, у пациентов, которые сначала скрывают свои болезни, но в итоге заболевают всерьез, бывают также сложности с получением пособия по трудоспособности.

Председатель профсоюза химиков рассказала, как профсоюз помогал одной женщине с астмой доказать, что ее заболевание возникло из-за условий труда. Пришлось поднимать историю болезни с начала 80-х годов, выяснять у работодателя, с какой химической продукцией женщина работала в то время. Повезло, что предприятие-работодатель существует до сих пор. Наконец, работница получила официальный диагноз профзаболевания, и у работодателя появилась обязанность перевести ее на другое рабочее место, подходящее для астматика. Что работодатель и сделал.

Но даже более серьезной проблемой, чем физические заболевания, Юлия Леонтьева называет депрессии работников.

“Психоэмоциональный фактор, который складывается в коллективах, сумасшедшая нагрузка, люди набрали кредитов и берутся за две-три работы, - перечисляет она типичные ситуации. - В 60-70 лет только человек задумается, зачем, например, взял кредит на дом. Когда ты уже сам не двигаешься, зачем тебе эта недвижимость?”

Александр Старцев и Юлия Леонтьева
Александр Старцев и Юлия Леонтьева Фото: Николай Андреев

Работать невозможно, но сделать работу надо

Доктор Вийве Пилле, заведующая Центром профзаболеваний и гигиены труда Северо-эстонской региональной больницы рассказала, что по закону человек имеет право прекратить работу, если возникает опасная для его здоровья ситуация. Но на практике это бывает сложно сделать.

Виталий Усенко, бывший работник Нарвских электростанций рассказал свою историю:

“По закону нельзя было работать при температуре выше 33 градусов, а у нас на работе было 60. Когда идет ремонт котла, там золы по колено, можно войти только в валенках. Металлические инструменты невозможно держать в руках, даже в перчатках. А работать надо. Сроки ремонта всё уменьшались, люди увольнялись, работы становилось всё больше и больше”.

Вийве Пилле заметила, что в последнее время к ним обращается всё меньше и меньше энергетиков, из чего она делает предположение, что условия труда на электростанциях улучшаются. Виталий Усенко считает, что это неправда.

“Последние нормы температуры в рабочем помещении отменены несколько лет назад. У людей, которые сидят в министерствах, видимо, хорошая вентиляция, - прокомментировала ситуацию Юлия Леонтьева. - Когда котлы чистят, у людей подошвы на обуви просто горят. Даже если дадут им защитный костюм, сколько времени они там смогут выдержать? Поэтому, когда пишутся различные постановления, очень хотелось бы, чтобы врачи напрямую общались с работниками. Нет контактов также между людьми, которые работают на практике, и министерствами”.

“Мы в своей работе исследуем очень много анализов рисков с предприятий, - рассказала Вийве Пилле. - Очень часто ситуация описывается лучшей, чем она есть на самом деле. Это проблема. Но также есть проблема, что человек, попадая на прием к врачу, не говорит о своих заболеваниях. Когда вы попадаете к врачу, надо жаловаться по полной. То, что было между пациентом и врачом, остается между ними. До работодателя этот разговор не дойдет. Работодатель получит только предписание улучшить рабочую среду. И лучше, если обращаются несколько человек”.

Однако, по словам врача, в ее практике бывают и случаи, когда в ходе обследования выясняется, что пациенту нельзя больше работать.

“Но человек не был готов потерять работу, он просто хотел проверить, связано ли заболевание с работой. У нас был даже конфликт, когда человек не хотел, чтобы ему поставили диагноз профзаболевания, хотел продолжать работать, но мы не могли это позволить,” - рассказала Вийве Пилле.

“Врач по гигиене труда дает предписания работодателю не для того, чтобы человека уволили, а чтобы ему дали другую работу или условия труда изменили. Он также может обратиться в Кассу по безработице, чтобы пройти какие-то курсы, немного пересмотреть свою рабочую специальность, жизнь. Но человек ни в коем случае не должен при этом сам уходить с работы,” - поясняет врач.

Засыпало горячей золой

Перевод работника с профзаболеванием на другое рабочее место тоже может быть связан с целым рядом проблем. О своей эпопее с поиском безопасного рабочего места рассказал участник конференции, который тяжело пострадал во время аварии на электростанции Аувере в 2015 году, когда нескольких работников засыпало горячей золой.

После лечения энергетик вернулся к работе. Но повреждения легких от горячей золы привели к тому, что он начинал задыхаться от пыли, резких запахов или нервной нагрузки. Работодатель предоставил ему подходящее рабочее место на свежем воздухе, но этот проект закончился и работника отправили на демонтаж котлов на Балтийской электростанции, где приходилось работать в пыли. Работник снова попросил другое рабочее место, и даже получил его - но и там запахи от Завода масел вызывали приступы удушья. Всё кончилось тем, что работника уволили.

Проблемы с семейными врачами

Одна из участниц встречи, Ирина Дудник, пришла с цветами и подарила букет врачу Вийве Пилле. По словам Ирины Дудник, она была потрясена, как хорошо ее приняли в Северо-эстонской региональной больнице по сравнению с нарвскими врачами, к которым она обращалась.

Сразу несколько человек заявили, что семейные врачи не хотят давать направления в Таллинн к врачу по гигиене труда. Также пациенты с профзаболеваниями напомнили о другой проблеме - многие врачи в Нарве не пользуются в полной мере электронными регистрами, до сих пор используют бумажные направления. Доктор Вийве Пилле согласилась, что зачастую семейные врачи не указывают всю необходимую информацию.

“Мы согласны, у нас тоже возникает такая проблема, что мы недополучаем очень много данных. Это очень замедляет все процессы, - сказала она. - В очень скором будущем все врачи должны перейти на электронные направления. Но не теряйте трудовые договора и трудовые книжки - это очень нужные документы”.

Причину заболевания нужно доказывать

По словам Вийве Пилле, закон четко указывает, какие недуги можно признать профзаболеваниями. Их всего четыре вида: синдром перенапряжения и болезни опорно-двигательного аппарата, нарушения слуха из-за шума (таких пациентов сейчас уже практически нет), заболевания легких, кожные заболевания.

Только если заболевание пациента относится к одному из этих видов и если врач докажет, что возникло оно из-за условий труда, пациенту будет поставлен диагноз профзаболевания. И тогда работодатель должен будет предложить больному работнику более подходящее место работы.

“Нам важно перед тем как поставить диагноз, исследовать всю историю болезни пациента, что у него было, с чем обращался к специалистам. Иногда даже с детства смотрим. Например, человек обращается с больной рукой, а мы видим, что у него было несколько переломов. Тогда он выпадает из экспертизы, потому невозможно доказать, что это связано с работой - могла повлиять старая травма”, - объясняет врач-гигиенист.

Если вы курите, вы не сможете доказать, что болезнь легких появилась из-за вредного производства. Если у вас с детства аллергия на коже, то кожные болезни тоже вряд ли удастся классифицировать как профзаболевание.

“При перенапряжении, например, нужно учитывать, связано оно с работой, или человек, например, много лет на даче забор из камней строил, - говорит Вийве Пилле. - Мы проверяет очень много данных. И бывает очень неприятно, когда ложь выясняется в суде. Перед врачом и юристом нужно быть честным. Мы тоже отвечаем перед законом, если поставим неправильный диагноз”.

Наверх