Янно Зыбин: случай Индрека Таранда доказал, что время здорового юмора в эстонской политике прошло

Поделиться Поделиться Поделиться E-mail Распечатать Пришли новoсть Комментировать

Пикет EKRE у Рийгикогу перерос в драку. Пикетчики сбросили евродепутата Индрека Таранда со сцены.

ФОТО: Tairo Lutter

Вместо политического рок-н-ролла у нас появилось горькое мировоззрение, пишет в Postimees журналист Янно Зыбин.

Как пустившие в ход кулаки на митинге EKRE помогли решить проблемы, связанные с миграционным пактом? Неужели разжигание конфликта и получение политической выгоды от этого как-то может помочь в сохранении единства Эстонии?

Случай Индрека Таранда доказал, что время здорового юмора в эстонской политике закончилось. Кажется, что после смерти Сталина два эстонца с разными политическими взглядами никогда еще так сильно, как сейчас не ненавидели друг друга. Лозунги, вроде «За Эстонию!» или «Да здравствует Эстония!» все больше теряют свое изначальное значение. Патриотизм превратился в горькое мировоззрение, носители которого стремятся видеть все в мрачных тонах, не понимая, что, если разжигать ненависть, она лишь эскалируется и нагнетается. Митинг EKRE в очередной раз подтвердил это правило.

Когда-то  в райские времена, в начале девяностых, в Рийгикогу работал избирательный союз «Независимые роялисты». Входивший в союз председатель Партии роялистов Эстонии Калле Кулбок отличился, например, тем, что, насмехаясь над стилем руководство спикера парламента Юло Нугиса, принес в зал заседаний чучело куницы. Поступило и предложение заменить молитву в Рийгикогу на финно-угорские заклинания. Тогдашние смелые и юмористические акции роялистов, конечно, вызывали возмущение, но я не помню, чтобы из-за разницы мировоззрений устраивали драки.

То, что сделал Индрек Таранд, по своему характеру во многом напомнило тогдашнюю деятельность роялистов. Разыгранная Тарандом сцена была перфомансом, которым он  спародировал громогласные высказывания представителей EKRE.

Когда во времена перестройки Виллу Тамме пел, что «милиция и самогонщик, ты глянь, теперь дружелюбно протягивают друг другу руки», тонкий политический  юмор заключался в том, что можно было узнать как  оголтелого исамалийтчика, так и какого-то молодого депутата Верховного совета ЭССР, или, например, Индрека Тооме. А нынешние руководители и сторонники EKRE не умеют посмеяться над собой, нет в них никакой и самоиронии. «No fun», - как пел Игги Поп со своей группой The Stooges в 1969 году (через десять лет с той же песней выступили Sex Pistols  - Я.З.), разве что в случае семьи Хельме ни с какой стороны не сделаешь политический рок-н-ролл. Эти старые добрые истории и посыл «No Fun» работают в обратном ключе.

Конечно, миграционный пакт ООН не был в достаточной степени представлен гражданам, с этим безнадежно опоздали. Аргументированное, осторожное отношение к пакту понятно, более того, для многих речь идет о с трудом понимаемом документе. Но оправданы ли ненависть к соотечественнику из-за политического мировоззрения и выражение этой ненависти физически – это большой вопрос. В сложившейся ситуации остается непонятным и то, куда же подевались христианские ценности.

НАВЕРХ