Опасные игры России и Украины в Азовском море

Украинские корабли, арестованные в Керческом проливе.

ФОТО: Reuters / Scanpix

«Сегодня мы должны были работать, но нам сказали, что приходить нет смысла, –  сказал крановщик Мариупольского порта Евгений Марковский. Вместе с другом Олегом Гусаком, работающим в порту грузчиком, они смотрят с высочайшей береговой точки на огромный порт – у девяти причалов не стоит ни одного судна, пишет Postimees.

Календарь в маленьком береговом баре показывает 9 ноября. «Уже четвертый день нет ни одного судна. Россия держит все суда за новым Крымским мостом, –  говорит Гусак. – Обычно суда разыгрывают между причалами».

Крановщик Мариупольского порта Евгений Марковский и грузчик того же порта Олег Гусак.

ФОТО: Jaanus Piirsalu

Директор администрации Мариупольского государственного порта Игорь Барский в тот день был в более хорошем настроении, чем портовые рабочие: «Порт стоит. Нынешняя ситуация – очень яркий пример нашей ситуации».

Всего Мариупольский порт, годовой товарооборот которого сравним с нашим Силламяэским портом, простоял пустым в середине ноября пять дней. Неделю назад ситуация была веселее: во вторник, например, разыграли шесть судов. Россия пропустила их через Керческий пролив. Начиная с воскресенья Керченский пролив закрыт, и в Мариуполе никто не знает, что будет дальше.

Россия уже полгода ограничивает доступ торговых судов в крупнейшие украинские порты в Азовском море, – в Мариуполе и в Бердянске – через которые проходит экспорт за границу двух крупнейших металлургических комбинатов Украины. Заводы принадлежат самому богатому человеку Украины Ринату Ахметову.

Связь с мостом в Керченском проливе

Для описания ситуации в Мариупольском порту украинские СМИ используют выражение «российская блокада», но по крайней мере до сих пор это не совсем соответствовало действительности. На начало ноября товарооборот порта из-за деятельности России, по словам Барского, снизился по сравнению с прошлым годом на десять процентов. Другое дело, что порт планировал в этом году значительно увеличить товарооборот – недополученную прибыль порт оценивает в 250 миллионов гривен (почти восемь миллионов евро).

Барский считает, что самый большой спад еще впереди, поскольку металлургические заводы Ахметова все больше перегоняют свою продукцию по железной дороге в украинские порты на Черном море. Товар просто постепенно перетекает в другие порты.

«Полностью Россия наши порты (на Азовском море) перекрывать не станет. Это скорее медленное обескровливание», –  сказал две недели назад преподаватель истории Мариупольского государственного университета, известный местный политический комментатор Сергей Пахоменко.

Проблемы Украины на Азовском море начались с того, что Россия взялась строить мост от материка до отобранного у украинцев полуострова Крым. России было нужно постоянное сообщение с Крымом. Мост начали строить через Керченский пролив, который в Азовском море является единственным соединением с Черным морем.

Первым ограничением для портов Азовского моря стала высота Крымского моста: 35 метров. Когда в августе прошлого года поверхность моста была готова, в море стали ходить суда намного меньших размеров, чем прежде.

Российская проверка

«Если раньше у нас ходили океанские суда типа Panamax водоизмещением в 60 000 тонн, то теперь - в два раза меньших размеров, которые не ходят в океаны, – сказал директор порта Барский. – Это в свою очередь ограничило наш рынок с Европой и Северной Африкой, а раньше металл отсюда доставляли и в Китай, Индию и в Корею».

Высота Крымского моста – это еще полбеды. Еще до открытия 18-километрового, стоившего четыре миллиарда долларов моста в мае этого года, погранслужба России, которая подчиняется всемогущей российской Федеральной службе безопасности, начала останавливать все без исключения направляющиеся через Керченский пролив в украинские порты суда.

Официальной причиной назывался антитеррористический досмотр судов: по утверждению представителей ФСБ, ищут диверсантов и террористов, которые хотят взорвать Крымский мост. То же повторяется, когда груженые суда идут обратно из Мариупольского и Бердянского портов: теперь им приходится ждать разрешения и проверки, чтобы попасть в Черное море.

Из-за проверки у Крымского моста торговые суда теряют (по направлению туда и обратно) минимум два дня, а обычно – четыре-семь дней. В любом случае, идущие в обратном направлении суда держат дольше, что приносит большие убытки, поскольку плата за простой груженого судна больше.

Направлявшееся из Мариуполя в турецкий порт Бадарама канадское судно Federal Nagara добралось до Крымского моста с грузом железа в 20 000 тонн в пять утра 7 октября. Разрешение пройти в Черное море команда получила у российских властей только в 11 вечера 18 октября.

По данным Мариупольского порта, рекордом одного судна стало ожидание в 14 дней на обоих направлениях. В зависимости от размеров судна и наличия груза простой одного дня обходится собственнику в сумму от 5000 до 15 000 долларов.

Также в Азовском море у направляющихся в украинские порты торговых судов нет охраны. Все лето и начало осени российские пограничники выборочно останавливали суда для проверки и в открытом море. Правда, проверка продолжалась всего пару часов, но, останавливаясь и снова набирая ход, полностью груженое судно тратит четыре-пять часов.

Сейчас количество задержаний в открытом море значительно снизилось благодаря украинским пограничникам и активному патрулированию катеров флота (прямых конфликтов, по крайней мере, до сих пор в Азовском море российский флот избегал) и штормовой погоде.

Российские пограничники при проходе через Крымский мост проверяют в Азовском море и торговые суда, направляющиеся в российские порты, но им не приходится ждать днями – их пропускают сразу. Эти суда не останавливают и в открытом море. Российские порты страдают только из-за ограничения по высоте моста.

Летом в Азовском море обосновались десять российских кораблей, в большей степени, скоростные бронированные ракетные катера, которые взяли море под полный контроль. Перевес российского флота в Азовском море абсолютный, поскольку украинских кораблей там сейчас почти нет.

Вся огневая мощь Украины заключается в небронированных пограничных катерах, лишь часть которых оснащена пулеметами, а также паре бронированных военно-морских катеров, которые до того находились в Черном море и были перевезены на Азов в трейлерах. Украина только начала по приказу президента Порошенко создавать свою первую военно-морскую базу на Азовском море.

Воспрепятствование движению торговых судов и достижение эффективного присутствия на море, особенно появление крупных десантных судов, в конце лета спровоцировали на Украине опасения, что Россия может напасть со стороны Азовского моря. Украина отправила военные самолеты патрулировать море и места, в которых, опасаясь высадки десанта, начали строить береговые укрепления.

С момента начала войны на востоке Украины в 2014 году, донбасские сепаратисты и так уже разрушили окрестности Мариуполя, которые достались России. Мариуполь с полумиллионом жителей находится сейчас всего в 20 километрах от линии фронта на западе.

Влияние на местных жителей

Россия видит развитие событий на Азовском море иначе. Москва считает причиной происходящего не Крымский мост, а деятельность погранслужбы Украины, которая в марте этого года задержала в 15 морских милях от побережья Украины шедшее под российским флагом рыболовецкое судно Nord с десятью членами экипажа на борту. Судно было зарегистрировано в Крыму по российским законам, и у членов экипажа были паспорта России.

Поскольку Украина по-прежнему считает Крым своим, моряков обвинили в незаконном пересечении границы. Против капитана возбудили уголовное дело, он арестован. Команда уже вернулась домой.

Украина утверждала, что поскольку моряки являются жителями Крыма, они всё еще граждане Украины и должны пересекать границу с украинскими паспортами. Моряки  от этого отказывались, но Украина не пропускала их с российскими паспортами через границу. Члены экипажа будучи по сути заложниками долгое время жили в посольстве России в Киеве. Рыболовецкое судно Nord арестовано и стоит в порту Бердянска.

Москва называет задержание Nord и его экипажа официальным государственным пиратством. Официально Россия привела свои корабли в Азовское море для защиты собственных рыболовецких и торговых судов. В то же время начали останавливать и досматривать суда, идущие в украинские порты.

Заместитель министра иностранных дел России Григорий Карасин на прошлой неделе отверг все обвинения в умышленном блокировании работы украинских портов. Он назвал ситуацию в Керченском проливе усилением мер безопасности, для которого есть очевидные причины.

«Это призывы так называемого меджлиса крымских татар (исполнительный орган представительского собрания крымских татар в Крыму, который в России объявлен радикальной организацией, деятельность которой запрещенаред.) и группировок украинских националистов, а также некоторых киевских политиков организовывать теракты у Крымского моста, –  сказал Карасин в интервью московской газете «Коммерсант». – „Милитаризация“ Азовского моря – это устрашение, высосанное из пальца. Вооруженные силы России используются только для защиты Крымского моста в связи с указанной террористической угрозой».

Опрошенные Postimees российские эксперты не захотели комментировать ситуацию на Азовском море под своими именами. «В принципе, там все просто: если украинцы отпустят капитана Nord, членов команды (беседа состоялась до того, как экипаж был обменен на украинских моряков - прим. ред.) и судно, все закончится, –  сказал один московский эксперт по внешней политике на условиях анонимности. – Там дело не в мосте, ни не в Крыме, а в том, что украинцы удерживают Nord».

На Украине ни один киевский или мариупольский эксперт не верит, что вопрос упирается в рыболовецкое судно Nord. Украинцы в вымирании портов Азовского моря и запугивании кораблями видят попытку вынудить их признать Крым частью России.

«Для этого перед выборами хотят дестабилизировать внутриполитическую обстановку, это весьма вероятная цель», –  сказал главный редактор украинского агентства BlackSeaNews, сосредоточенного на новостях региона Черного моря Андрей Клименко, сославшись на запланированные на будущий год президентские и парламентские выборы на Украине. «Ставка делается на то, что в регионе Азовского моря по-прежнему много сторонников Путина, но, конечно, не в таком большом количестве, как это было весной 2014 года», –  добавил он.

«Это один из элементов гибридной войны. Для того, чтобы мы признали Крым российским», – уверен руководитель Мариупольского порта Барский. На вопрос журналиста Postimees, может ли Россия таким давлением добиться признания Крыма,  Барский сначала ответил уклончиво: «Не знаю…», но потом уверенно добавил: «Фиг им!»

Параллельно с событиями на Азовском море что-то странное происходит и на берегу.

24 мая многие работники Мариупольского порта и металлургических заводов Ахметова получили на телефоны сообщение с призывом собраться на следующий день в 12 часов у местной администрации и потребовать освобождения судна Nord, чтобы «мы снова могли ловить в море рыбу».

По словам известной в Мариуполе гражданской активистки Галины Однорог, местные жители сразу поняли, что речь идет о провокации, поскольку призыв начинался словами «Рыбаки города!», но в городе нет рыбаков, а поэтому нет и потребности «ловить рыбу в море». Городом рыбаков является Бердянск, а не Мариуполь. Во-вторых, призывали собраться у администрации, но местные до сих пор называют городскую управу по-советски – горсоветом.

SMS, отправленные жителям Мариуполя.

ФОТО: Kuvatõmmis

«За этим призывом могли стоять только посторонние. Когда начали выяснять, кто его отправил, не продвинулись никуда – отправитель сообщения был анонимом, –  сказала Однорог Postimees. – Кто-то просто хотел нас спровоцировать».

Никто в Мариуполе на пикет так и не вышел.

Такая же рассылка сообщений произошла в Мариуполе и несколькими месяцами раньше. Тогда жителей призывали на митинг за мир. Прошлой осенью одна киевская организация организовала в Мариуполе официальное мероприятие в защиту детей. В действительности же лозунги говорили о чем-то другом: «Мы устали от войны», «Хотим мира» и так далее.

«Мы же прекрасно понимаем, откуда поступают такие призывы и за какой мир они выступают, –  сказала Однорог. – Время от времени людьми по-прежнему пытаются манипулировать, но люди за четыре года уже научились и не доверяют таким мероприятиям и таким призывам».

Галина Однорог.

ФОТО: Jaanus Piirsalu

Реальное социальное напряжение скорее может вызвать ощутимое снижение зарплат работников порта. Их рабочий день и так уже сокращен до четырех дней в неделю. Крановщик Евгений Марковский сказал, что при 12-часовом рабочем дне его зарплата составляет 8000 гривен (250 евро). Для сравнения он привел 2012 год, когда за ту же работу он получал 12 000 гривен (по курсу 2012 года – 1130 евро), и тогда гривна была значительно крепче по отношению к евро. 8000 гривен – сейчас средняя зарплата в Мариуполе.

«Многие грузчики сейчас уезжают за границу. Даже в Португалию едут на работу, –  сказал Марковский. – Мы тоже всей бригадой готовы уехать, если бы возникла такая возможность. В эстонских портах грузчики не нужны?»

Психологическое давление

К счастью, полумиллионый Мариуполь не ограничивается только портом и проблемы 3000 его работников не определяют ситуацию в городе. Другое дело, если бы работа остановилась на двух ахметовских металлургических заводах, где работает 30 000 человек. Всего на заводах Ахметова и в порту занято около 10 процентов работоспособного населения города.

Активный мариупольский предприниматель Дмитрий Чичерин видит главную проблему в том, что Россия оказывает на жителей города постоянное психологическое давление: «Жители Мариуполя осознают все на фоне новостей о том, что война не закончилась. Кажется, что именно в психологическим смысле нас не хотят оставить в покое. Из-за этого напряжения и ухудшающейся экологии прежде всего активные люди снова начали уезжать из города, как это было в 2014 году».

Негативный фон, по словам Чичерина, не дает городу развиваться. В Мариуполь пытались привлечь иностранные инвестиции, но если иностранные инвесторы читают новости о том, что в этом году происходит на Азовском море, то они откажутся от своих планов.

Открывший в Мариуполе при поддержке Вспомогательного агентства США (USAID) современный центр сотрудничества Чечерин обращает внимание на то, что активное давление России на Украину на Азовском море в определенном смысле выгодно олигарху Ахметову. Являясь собственников крупных заводов, Ахметов через своих людей управляет и мариупольской городской управой. Все руководство города прежде работало у Ахметова.

«Когда жители запуганы, городом проще управлять, никто не думает о коррупции. Для людей главное, чтобы снова не начали стрелять. Все остальное можно пережить, –  сказал Чичерин. – И Ахметову выгодно, чтобы в город не пришли иностранные инвестиции и не создавались новые рабочие места. У людей нет альтернативы для работы, и они согласны работать на его заводах и за 6000 гривен (190 евро). Главное, чтобы был хоть какой-то доход».

Корабли Второй группы ВМФ НАТО в марте 2015 года на учениях, прошедших в Черном море.

ФОТО: SCANPIX

На Азовском море нет никакой границы

Трагизм происходящего на Азовском море для Украины заключается в том, что в свое время она сама передала России право на управление там. «Теоретически Россия сейчас не нарушает никаких (межгосударственных) договоров и международных конвенций», –  отметил руководитель Мариупольского порта Игорь Барский.

В 2003 году между Россией и Украиной произошел острый конфликт из-за находящегося посреди Азовского моря маленького острова Тузла. В результате Украина и Россия заключили договор о совместном использовании Азовского моря, в котором признали его внутренним морем двух государств, где не действует Конвенция ООН по морском праву.

По сути Азовское море согласно этому договору находится под полным контролем России. У России есть право перемещаться по всему морю, а также свободно задерживать все суда, которые выходят из украинских портов или идут в сторону Украины.

Такое же право останавливать и проверять, например, идущие в российские порты суда, имеет и Украина, но поскольку она уступает по силе российским пограничникам и кораблям, она этого не делает.

Единственное ограничение для российских кораблей и пограничных судов на Азовском море - запрет на вход в порты Украины. В действительности же российские корабли ходят весьма близко от украинского берега. Летом они задержали шедшее в порт Бердянска торговое судно в четырех милях (семь километров) от города, да так, что это видели загоравшие на пляже люди.

Согласно договору, на Азовском море нет и государственной границы. В 2004 году президент Украины Леонид Кучма издал указ, которым установил на Азовском море так называемую президентскую линию.

«Это для нас как государственная граница, –  сказал заместитель командира отряда охраны морской границы в Мариуполе, капитан второго ранга Артем Поляков. – Официально мы охраняем эту президентскую линию. Русские знают о месте ее прохождения, но договор 2003 года не мешает им перемещаться по всему Азовскому морю. Таким образом, они могут пересекать и президентскую линию».

«Мы, конечно, хотели бы, чтобы на карте была точная граница, которую признавала бы Россия, –  добавил украинский пограничник. – Поскольку сейчас мы находимся в патовой ситуации».

Известный украинский политический журналист Виталий Поляков убежден, что причиной конфликта в Азовском море является неопределенность правового статуса: «Если нет четкого статуса, то рано или поздно конфликт может возникнуть даже между дружественными государствами». По его оценке, Россия уже в 1990-х года и позже умышленно препятствовала попыткам Украины обозначить государственную границу с Россией.

До сих пор между пограничниками Украины и России на Азовском море прямых столкновений не было, но были опасные инциденты. В середине сентября патрульный российский пограничный катер типа «Мангуст» прошел между двумя украинскими пограничными катерами, практически касаясь их бортов  –  приблизившись на расстояние в 15 метров.

«Даже у их пулеметчика был ужас в глазах, поскольку все понимали, что ситуация опасная, –  сказал Поляков. – Это очень глупое занятие. Они же создают угрозу для самих себя. Одна сильная волна и… В Азовском море очень сильные течения. Цель была ясна: оказать психологическое давление и показать силу: мол, смотрите, что мы можем делать».

На Украине нет единого мнения о том, нужно ли прекратить действие договора об использовании Азовского моря. Сторонники прекращения утверждают, что это дало бы Украине право ввести в одностороннем порядке государственную границу в 12 морских миль. Министерство иностранных дел Украины против этого, поскольку, по утверждению его представителей, это повлечет за собой лишь территориальные споры. Между Украиной и Россией вообще никак не обозначена государственная граница.

Руководитель Мариупольского порта Барский поддерживает МИД Украины. «Этого делать нельзя! – уверенно сказал Барский. – Если мы аннулирует договор о совместном использовании Азовского моря, мы должны будем установить четкие границы. Если мы составим договор о границах на Азовском море, Россия внесет туда и Крым, чем легализует часть крымской границы. Это будет прецедентом».

Вторым аргументом противников аннулирования договора является то, что в этом случае и Россия введет границу на Азовском море, которая будет проходить в 12 морских милях от российского берега. Ширина Керченского пролива меньше, и в этом случае Россия объявит весь пролив своей территорией и получит полное право для проверки проходящих там судов и их остановки, невзирая на то, признают ли это Украина и весь мир или нет. Согласно нынешнему договору – по крайней мере, де-юре – суда под украинским флагом могут беспрепятственно проходить пролив, а иностранные суда - по сути, на либеральных условиях.

Несмотря на военный перевес России на Азовском море, украинские военные предложили весьма радикальную ответную акцию: например, заминировать прилегающие к украинскому берегу зоны, или в одностороннем порядке провозгласить морскую границу, а также начать проводить на данных территориях постоянные ракетные учения, чтобы держать российские корабли подальше.

Секретарь совета безопасности и обороны Украины Александр Турчинов даже предложил организовать на Азовском море совместные учения Украины с кораблями НАТО. Это абсурдная идея, поскольку, согласно договору от 2003 года, для прохождения Керченского пролива натовские корабли нуждаются в согласии как Украины, так и России.

На Украине опасаются, что Россия вообще может перекрыть проход через Керченский пролив для судов, которые хотят пройти по Азовскому морю в украинские порты. По сути, в таком случае Россия превратит Азовское море для украинцев в озеро. Второе опасение заключается в том, что Россия может повторить на Черном море то, что уже делается на Азовском: начать проверять торговые суда и там. В этом случае острый конфликт неизбежен, поскольку порты Черного моря для Украины в экономическом смысле намного важнее, чем порты в Мариуполе и в Бердянске, и Украина может начать защищать свободный проход к своим портам. Украинские эксперты уже предположили, что в таком случае Киев должен будет попросить защиты у флота НАТО, что в свою очередь поставит страны НАТО перед необходимостью принять крайне неприятное решение.

Яанус Пийрсалу

НАВЕРХ
Back