Сексуальное насилие подпитывают шутки про женское «нет – это да»

Поделиться Поделиться Поделиться E-mail Распечатать Пришли новoсть Комментировать

Поскольку сексуальность долгое время была темой-табу, люди плохо понимают, что такое сексуальное насилие, сказала сегодня в передаче «Otse Postimehest» Кристина Бирк-Веллемаа, эксперт по сексуальному здоровью. Жертву скорее склонны обвинять и высмеивать.

- Сексуальных домогательств стало больше, или об этом просто стали говорить больше, чем раньше?

- Больше говорят и больше распознают. Сексуальное насилие, под которое сексуальные домогательства подпадают, было всегда, и тогда, когда об этом не говорили вообще. И сейчас об этом говорится меньше, чем это есть в действительности.

- Попробуем ограничить – что такое сексуальные домогательства? Для начала предлагаю такую дефиницию: это оказание нежелательного давления сексуального характера, целью которого является получение сексуальных услуг за предоставляемые блага или выгоду.

- Не всегда может стоять цель получения выгоды. Ключевым словом в нежелательном сексуальном внимании является – нежелательное. То есть, которое вызывает неприятные чувства. И тут возникает вопрос, откуда оказывающий внимание узнает, что оно нежелательно и вызывает неприятные чувства? Тут очень большая серая зона. Что мы в Союзе сексуального здоровья говорим как подросткам, так и совершеннолетним: если ты не получил разрешения от другой стороны, или не видишь у второй стороны ясное желание и готовность, то это означает отсутствие согласия. В случае подростков сексуальных домогательств много в виртуальном пространстве. Там много серых зон и все это, в большей степени, вопрос воспитания чувствительности.

Иногда можно чрезвычайно неприятно чувствовать себя и тогда, когда не было произнесено ни одного плохого слова и не произошло никакого физического контакта. Домогаться можно и взглядом. Как решая разногласия, учесть чувства, как аргумент?

- Любая следственная работа касается уже следственных органов. Например, аргументация Мартина Халлика, во многом опирается на позицию Комиссии по рассмотрению трудовых споров. Рискну предположить, что в комиссии нет эксперта в том, что касается сексуальных домогательств. Комиссия по рассмотрению трудовых споров смотрит на то, как были прекращены трудовые отношения. Если те люди, которые брали в Postimees слово, как участники истории Мартина Халлика, хотели добиться какого-то решения проблемы, то единственной их возможностью является обращение в суд?

- Да, для этого есть суд. Но такие случаи в эстонских судах не являются чем-то обыденным. Часть работы судов по таким случаям вызывают противоположную реакцию в обществе. Сексуальное домогательство в эстонских законах, это, по сути, новое понятие.

- Жертв часто высмеивают: у тебя слишком короткая юбка, или прозрачная блузка. Что с этим делать?

- Обвинение жертвы – это лицо общества:  как мы видим слабую сторону. И слабой стороной не обязательно всегда должна быть женщина. Часто речь идет и о вопросе власти. Если сексуальное насилие происходит на рабочем месте, то рассказу об этом препятствует страх потерять работу. И стыд, поскольку сексуальность очень долго была темой, о которой мы не говорили открыто, хотя это естественно и свойственно каждому человеку. Чувство стыда жертвы-женщины связано с тем, что женскую сексуальность считают заслуживающим осуждения – это что-то, что нужно скрывать и что якобы очерняет естественную роль женщины. Если жертва – мужчина, то его рассказать о происходящем тоже останавливает стыд – мужчина и жертва как-то не сходятся. Мужчина якобы все время должен хотеть секса и, с другой стороны, он якобы не может стать жертвой сексуального насилия.

- Действительно, жертвой может быть и мужчина. Я видела, что на форумах обсуждают и то, как все же женщина может изнасиловать мужчину. Как может?

- Мужчину можно изнасиловать анально. Во-вторых, эрекция не всегда может быть желательной. И жертва-женщина может получить оргазм по время изнасилования, но это не должно означать, что связь была желательной. Не всегда должно быть так, что кого-то где-то связали. Важнее того, как это было сделано, отношение жертвы к случившемуся.

- Опирающиеся на властную позицию домогательства происходят и на работе, насколько часто?

- Это сложно измерить. Это переплелось с притеснением на работе, о котором в Эстонии тоже долго не говорили. То, что в случае Мартина Халлика 15 человек были согласны рассказать о своем опыте, по сути, является исключением.

- Во вчерашней передаче «Очевидец» рассказали о том, под каким вербальным давлением с обвинением в педофилии оказалась инструктор по сексуальным темам Рита Хольм. О чем это говорит?

- Это говорит об инфантильности людей и домашнем воспитании. С другой стороны, о страхе и, с третьей,  о ненависти. Если люди слышат слово, - сексуальность – они сразу думают о сексе. Работа, которую выполняет Рита Хольм, заслуживает благодарности. В своей статье она рассказала, что сексуальное воспитание нужно начинать с детского сада, но начнем еще раньше – оно должно начинаться с дома. Сексуальное воспитание защищает ребенка: это понимание того, что мое тело – это мое, и никто не должен его касаться, если я не хочу, и тело другого человека – это его тело, и никто не должен его касаться, если он не хочет. Сексуальное воспитание – это способ предотвращения сексуального насилия. Нужно говорить, что есть согласие – и это должно было добровольное согласие. Детское сексуальное воспитание не должно было сексуализировано, и в этом смысле термин ошибочен: говорить нужно о жизни чувств и телесных границах.

- На фоне движения Me too жертв обвиняют в жажде мести, желании получить выгоду и в том, что они выходят со своими историях через 10-20 лет после случившегося.

- Я не знаю, как много людей способны залезть в чужую шкуру. Сказать, что я была жертвой сексуального насилия, непросто, поскольку это сопровождается стигматизацией, стыдом, обвинением жертвы. Почему мы считаем право человека рассказать о своем опыте местью? Почему обвиняется жертва? Почему спрашивают, не повернув взгляда на того, что это сделал?

- А почему?

- Потому что не понимают, что такое сексуальное насилие, и насколько велики его масштабы. Сексуальное насилие наносит вред душевному и физическому здоровью человека, и может десятки лет оказывать влияние на жизнь человека. Сексуальность долгое время была темой-табу. И тут свою роль играют шутки, подпитывающие культуру насилия: например, женское «нет», в действительности означает «да». Если мы не задаем вопрос – нормальны ли эти шутки, то они подписывают культуру насилия.

- Как определить разницу между флиртом и домогательством?

- Предположим, в баре один человек делает другому предложение, что он купит ему напиток, и они продолжат общение. Второй отвечает: «Спасибо, мне неинтересно». А первый говорит: «Понял, хорошего вечера». Тут речь о попытке флирта, или он действительно просто хотел поболтать. Если сделавший предложение, несмотря на то, что второй ни к чему не готов, продолжает настаивать, то это уже домогательство.

НАВЕРХ