Что делать, когда родительское собрание превращается в бузу?

Поделиться Поделиться Поделиться E-mail Распечатать Пришли новoсть Комментировать

Снимок иллюстративный

ФОТО: Marko Saarm

Иногда проблемы с дисциплиной бывают не только у школьников, но и у их пап и мам на родительских собраниях. Как в таком случае должен себя вести классный руководитель? В рубрике «Дилемма» «Учительской газеты» советами на эту тему делится публицист и редактор центра этики Тартуского университета Тийа Кыннуссаар.

Родителей четвероклассников пригласили на родительское собрание. Классная руководительница рассказывает в качестве вступления об успехах учеников, изменениях в расписании и предстоящей экскурсионной поездке, как вдруг один папа поднимает руку и произносит следующий текст: «Всё это просто замечательно, но надо бы и о реальной проблеме поговорить. В классе есть один ребёнок, этот Раймо, который постоянно мешает вести урок, громко разговаривает и разгуливает по всему классу. Моя дочь жалуется на то, что она не может сконцентрироваться. У этого Раймо, что, дома какие-то проблемы или он просто ку-ку? Почему вы не можете призвать его к порядку?». Учительница только раскрыла рот, чтобы что-то ответить недовольному отцу, как её подрезала одна мама: «Мой ребёнок тоже жалуется, что после смены классного руководителя дисциплины в классе больше нет». Все с выжиданием посмотрели на педагога.

Нижеследующие рассуждения не претендуют на совершенство или истину в последней инстанции, а предлагают несколько возможных или вероятных человечных подходов к решению проблемы. Рассмотрим три наиболее распространённых из них.

Как бы я повела себя на месте классной руководительницы?

Я не сочту нужным говорить о проблемах детей на публичном родительском собрании. Отвечу, что перед всеми родителями не пристало говорить о поведении одного ребёнка, особенно если на месте нет ни его самого, ни его родителей.

Проигнорирую намёк на то, будто я не в состоянии поддерживать дисциплину на уроке. Вместо этого подчеркну, что, к сожалению, есть такие родители, которые не чувствуют границ, о чём на родительских собраниях говорить можно, а о чём нет.

Соглашусь с родителями, чтобы они успокоились. Скажу, что да, есть в нашем классе несколько детей, не способных сконцентрироваться. Им помогает школьный психолог, и родители тоже в курсе происходящего. Поскольку произошла смена классного руководителя, то ребятам понадобится время, чтобы свыкнуться с переменами и со мной лично, однако ситуация в классе уже начала улучшаться.

Проигнорирую вмешательство со стороны родителей и пойду дальше по своей теме. В каждом классе есть хотя бы один агрессивный родитель, который требует на собраниях повышенного внимания к собственной персоне и который всегда чем-то недоволен. Таких умнее игнорировать. Скажу спокойно, что этого пункта в повестке сегодняшнего собрания нет и в целях экономии времени мы вынуждены идти дальше, однако все, у кого есть личные проблемы, могут задержаться после собрания и поговорить со мной.

Какие же ценности выходят на передний план при применении этих трёх подходов? Рассмотрим тему подробнее.

Защищаем личные данные ученика

В первом примере классная руководительница однозначно выступает в защиту ученика, противопоставляя себя заговорившему о проблеме родителю. Она даёт понять, что на публичном родительском собрании проблемы конкретного ребёнка не обсуждаются, после чего идёт дальше по повестке. Возникает вопрос, удовлетворит ли подобный ответ родителей или в них начнёт накапливаться раздражение по той причине, что их раскритиковали, не прислушавшись к проблеме.

Для учительницы важно: защищать более слабую сторону, защищать личные данные – состояние здоровья ребёнка или наличие у него психологических проблем не предаётся огласке или публичному обсуждению.

Без внимания остаются: озабоченность родителей успеваемостью детей и их удовлетворённостью школой, а также взаимоотношения с родителями, у которых может сложиться впечатление, будто к их проблемам не прислушиваются.

Признаём наличие проблемы

Во втором случае классная руководительница соглашается с критикой родителей и утихомиривает участников собрания, оставляя о себе впечатление компетентного специалиста, который в состоянии контролировать ситуацию. Она косвенно признаёт, что у ребёнка, о котором ведётся речь, могут быть проблемы с концентрацией внимания, однако это всё равно что ставить диагноз. Это находится вне сферы компетенции учителя, не говоря уже о том, что этого нельзя делать публично.

Для учительницы важны: мирная рабочая атмосфера, хорошие взаимоотношения с родителями.

Без внимания остаются: защита персональных данных ребёнка и просвещение родителей – им не объясняют, о чём пристало говорить на публичных собраниях, а что можно обсуждать только с глазу на глаз.

Поговорим об этом позже

В третьем случае классная руководительница прибегает к тактике игнорирования и идёт дальше по повестке собрания, не говоря ни слова о проблемном ребёнке, предлагая вместо этого возможность обсудить эту тему с недовольным родителем наедине. Несмотря на то, что подобный подход может несколько успокоить участников собрания, тем не менее, педагог упускает возможность объяснить родителям, по каким вопросам было бы правильно обратиться напрямую к классной руководительнице, а какие темы стоит обсуждать на публичном собрании.

Для учительницы важны: взаимоотношения с родителями, её собственная роль в качестве ведущей собрания. Она согласна выслушать их после его окончания, чтобы остались довольны как сами родители, так и их дети.

Без внимания остаётся возможность объяснить родителям действующие в школе правила хорошего тона. Одним из таких, например, является понимание того, какие темы не стоит обсуждать на собраниях и в каких случаях можно обращаться со своими проблемами напрямую к педагогу.

НАВЕРХ