В этом году на краткосрочную работу в Эстонию приехало более 12 000 иностранцев
Нужна ли квота и для краткосрочных работников?

Поделиться Поделиться Поделиться E-mail Распечатать Пришли новoсть Комментировать

При строительстве этого дома неподалеку от Таллиннского пассажирского порта с осени прошлого года по весну года нынешнего полиции пришлось провести множество рейдов и выписать штрафов на тысячи евро, поскольку каждый раз на стройке находили строителей, работавших в Эстонии нелегально.

ФОТО: Тайро Луттер

Эстония была открытой для рабочей миграции граждан стран Европейского союза, однако в отношении граждан третьих стран придерживалась консервативной политики. По данным Департамента полиции и погранохраны, по состоянию на начало ноября количество граждан третьих стран, получивших право на краткосрочную работу, превысило отметку в 12 000 человек, а с консерватизмом история такова, что прогноз на будущий год предсказывает увеличение этого количества в несколько раз, пишет Postimees.

И хотя недавно покинувший пост министра внутренних дел Андрес Анвельт в интервью, данном передаче «Радар» на Kanal2, выразил сожаление, что во время его нахождения у власти миграционную квоту не увеличили, в свете представленных цифр это не кажется обоснованным: возможностей для вербовки иностранной рабочей силы достаточно и без изменения квоты. После общения с различными учреждениями, выяснилось, что в области трудовой миграции есть еще несколько важных, но до сих пор не озвученных несостыковок, которые нуждаются во внимании.

Работники по квоте и вне квоты

Как известно, для граждан третьих стран, желающих приехать в Эстонию на долгое время или на временную работу, существует квота –  0,1 процента от официальной численности населения страны, и в этом году цифра составляет 1315 работников. Вне квоты могут приехать работники, соответствующие конкретным критериям, в том числе, получающие зарплату выше двух средних по стране специалисты высшего звена. Несмотря на отсутствие ограничений, доля специалистов с высокими зарплатами в этом году по-прежнему остается достаточно небольшой, хотя общее количество иностранных работников невероятно выросло.

То есть приезду специалистов высшего звена квота не мешает, просто желающих находится не так много. С работниками, обладающими определенными знаниями, ситуация иная: приезжающих много, а желающих, наверняка, еще больше. Таким образом, увеличение или упразднение квоты принесет с собой еще большее количество работников со знаниями, а не приезд специалистов высшего звена, производящих дополнительную ценность.

Краткосрочная работа как альтернатива

Кроме регулирующей работу в Эстонии квоты есть и другая возможность – краткосрочная работа. Именно благодаря этой возможности количество иностранных работников в этом году скачкообразно увеличилось.

По данным Департамента полиции и погранохраны, в любом случае на краткосрочную работу можно зарегистрироваться лишь на 365 дней в 455-дневный период, а в случае сезонной работы – на срок до 270 дней в год. Таким образом, краткосрочный работник после года работы должен взять трехмесячный отпуск и только после этого вновь вернуться на работу. Придется учесть и связанные с визой ограничения, поскольку в течение двух лет (730 дня) в Эстонии можно находиться только полтора года (548 дней).

В отличии от прибывающих в Эстонию на долгое время с видом на жительство, для краткосрочных работников никаких квот нет. Нет и других ограничений по объемам. Вся регулятивная надежда возложена на требования по зарплате – работодатель должен подтвердить в регистрационном заявлении, что будет платить работнику как минимум среднюю зарплату по Эстонии. В случае обозначения работы как сезонной, таких требований нет.

Угрозы, сопряженные с неограниченной иностранной рабочей силой

На Украине и в Белоруссии, откуда иностранные работники главным образом приезжают, средняя зарплата в несколько раз меньше, чем в Эстонии, а потому и ожидания по зарплатам весьма осторожные. В областях, где уровень зарплат выше среднего, например, в строительстве, замена местных работников иностранными дает предприятию предпочтение в конкуренции, что, скорее всего, и является одной из причин увеличения спроса на иностранную рабочую силу.

Экономист Банка Эстонии Орзолия Соосаар.

ФОТО: Eesti Pank

Если из страны с низкими зарплатами из-за отсутствия ограничений в какую-то сферу деятельности или на какие-то должности прибывает все больше иностранных рабочих, это удерживает данные области и должности от роста зарплат, а также снижает интерес местных жителей к этой работе. И экономист Банка Эстонии Орсолия Соосаар написала 29 ноября в экономической рубрике Postimees, что, вероятно, зарплаты у нас росли бы еще быстрее, если бы правила вербовки иностранной рабочей силы в последние годы не смягчились, имея в виду увеличение срока действия краткосрочной работы с девяти до 12 месяцев. В случае еще большего увеличения иностранной рабочей силы и в Эстонии может возникнуть характерная для западной Европы сегрегация, при которой часть работ становится вотчиной преимущественно иностранной рабочей силы.

Контроль исполнения требований по зарплатам требует больших ресурсов

Для того чтобы при помощи иностранцев, которые обходятся дешевле, создать для своего предприятие предпочтение в конкуренции, могут и не исполнять требования по зарплатам, поскольку проверки сейчас ограничиваются лишь выборочным контролем.

Согласно описанию Департамента полиции и погранохраны, вербовка краткосрочного иностранного работника выглядит так, что работодатель подает заявление, в котором в числе прочего указывает, какую зарплату он планирует ему платить. В момент регистрации краткосрочной работы ни одной реальной выплаты еще не происходит. Платится ли требуемая законом и обещанная работнику, да и вообще какая-либо официальная зарплата в действительности, выясняется только позже.

Выборочный контроль показал, что выявляются нарушения, когда работодатель пытается отступить от требований, но доказать их трудно, если вообще возможно. Часто более низкие зарплаты объясняются, например, работой с частичной занятостью, или неоплачиваемым отпуском, предоставленным работнику.

Согласно практике Государственного суда, проверяя зарплатные критерии, Департамент полиции и погранохраны должен признавать выплату зарплаты согласно реально отработанному времени, что и дает возможность манипулировать – выписывать зарплату так, как хочется, постоянно показывая частичную нагрузку. Для подтверждения слов работодателя проверяют дневники объекта или ищут иные доказательства, что приносит много работы, но не всегда является результативным.

Средние зарплаты в странах восточной Европы.

ФОТО: Postimees

Более плотное сотрудничество между учреждениями

По оценке Налогово-таможенного департамента, ситуацию мог бы улучшить массовый мониторинг, который можно достаточно просто организовать при помощи инфотехнологических решений. Информацию о прибывших на работу и зарегистрированных в полиции можно свести с данными, поступающими в виде деклараций в Налогово-таможенный департамент. Так возникла бы ежемесячная автоматически декларирующая иностранных работников отчетность по зарплатам.

В случае уклонения от зарплатных требований в течение нескольких месяцев подряд у Департамента полиции и погранохраны появилась бы причина начать надзорное производство и выяснить, идет ли речь об объективных причинах или о нарушении требований. Если бы работодатели знали, что надзор ведется постоянно, у них было бы меньше соблазна уклоняться от правил.

Разработка такого решения до сих пор была ничейной территорией между двумя учреждениями. В орбите интересов Налогово-таможенного департамента находится сторона поступления налогов: если зарплатные требования не выполняются, не поступают и налоги. В то же время сами для исправления ситуации они все равно многого сделать не могут, поскольку контроль за действующими для иностранных работников условиями, в том числе, за исполнением зарплатных требований, по закону, является обязанностью Департамента полиции и погранохраны. В то же время, задача надзора у полиции шире и зарплатный критерий является одним из многих, причем, не центральным аспектом.

Закон об иностранцах обязывает Налогово-таможенный департамент после запроса от полиции представлять данные о зарплатах, выплаченных иностранцам. На данный момент дошли уже до того, что всем, занимающимся соответствующим надзором чиновникам Департамента полиции и погранохраны, обеспечен постоянный доступ к базе данных о зарплатах, собираемой налоговиками. Но этой возможностью сейчас все же пользуются лишь в определенных случаях.

Для разработки постоянного и автоматического решения лишь изучают возможности развития, но, по словам представителей Департамента полиции и погранохраны, интерес продвинуться в этой работе велик. Однако при появлении контролирующей системы они могут тут же столкнуться с новой проблемой: если окажется, что нарушений совершается больше ожидаемого, придется найти дополнительные ресурсы, чтобы справиться с большим количеством производств.

Неисполнение требований приносит ущерб

Налогово-таможенный департамент оценил недопоступление налогов из-за неисполнения зарплатных требований на основании данных о 2017 годе. Результаты показывают, что в случае исполнения требований государство получило бы на три миллиона евро больший доход от налогов. Поскольку в предыдущем году объем иностранной рабочей силы по сравнению с годом нынешним был примерно в три раза меньше, в этом году ущерб может достичь уже девяти миллионов евро.

Более сильный надзор и лучшее поступление налогов, таким образом, вероятнее всего, покрыли бы дополнительные расходы Департамента полиции и погранохраны. Если вероятность раскрытия нарушений в будущем стала бы значительно больше, это помогло бы формированию законопослушного поведения и здоровой конкуренции, а количество нарушение вместе с нагрузкой полиции в длительной перспективе начали бы снижаться.

Кроме нарушений, связанных с зарегистрированной иностранной рабочей силой, ущерб государству наносит и использование нелегальной и незарегистрированной иностранной рабочей силы. Если часто считается, что смягчение миграционных условий могло бы снизить наносимый ущерб, то, по оценке Налогово-таможенного департамента, ждать этого не стоит.

Опыт показал, что уклоняющиеся от налогов есть и в случае зарегистрированной работы, и важнее ценящее законопослушность отношение общества. Для уменьшения неисполнения требований по зарплатам и нелегальной работы, по оценке налоговиков, много могли бы сделать и заказчики или клиенты, которые выбирали бы заслуживающее доверие и являющееся примером предприятие. Дополнительный толчок должны дать и недавно сильно поднявшиеся штрафные ставки.

Проблемы ждут решения

Вне зависимости от того, как хорошо в дальнейшем будет обеспечен надзор за исполнением зарплатных требований, используемый до сих пор для ограничения краткосрочных работ метод «всех под одну гребенку» все же является проблематичным. Средняя зарплата – это слишком низкий порог, чтобы гарантировать приезд в Эстонию иностранной рабочей силы, создающей дополнительную ценность. Скорее это помогает вербовке работников с какими-то знаниями. В то же время и для них возникает неравная ситуация, поскольку уровень зарплат в зависимости от сферы деятельности и региона работы сильно различается.

Бывший министр внутренних дел Андрес Анвельт.

ФОТО: Radar

Перед уходом в отставку прежний министр внутренних дел Анвельт предложил, что требование о зарплатах могло бы быть связано со средней зарплатой в сфере деятельности, о чем могли бы договориться между собой представители работников и работодателей. В предложении обращалось внимание на те же проблемы, и это кажется хорошим решением. Но в действительности, если исходить в определенных сферах из средней зарплаты, это закрепило бы низкий уровень зарплат и снова создало бы условия для сегрегации, которой государство при помощи политических методов скорее должно избегать.

Подводя итог, можно сказать, что действующие зарплатные требования не стали вожделенной волшебной палочкой для регулирования состава и объема иностранной рабочей силы. Зарплатный критерий работает только частично, поскольку надзор за ним оставляет желать лучшего, и нет уверенности, принесет ли его уплотнение ожидаемый результат: проблема с частичной и полной занятостью останется.

В случае предсказанного увеличения трудовой миграции, вероятно, в следующем году на повестке дня окажется не только вопрос неупразднения квоты, но и установление верхнего предела или квоты для краткосрочных работников, что предотвратило бы замедление роста зарплат и углубление сегрегации по сферам деятельности. Также это остановило бы уничижение межпроизводственной конкуренции.

Поскольку кажется, что в экономике сейчас наступили хорошие времена, сама по себе тема иностранной рабочей силы никуда не денется. На большое количество приезжих работников нужно по возможности посмотреть со всех сторон и найти решения, чтобы снова вывести миграцию на тот путь, который помогал бы структурному обновлению экономики Эстонии и росту производительности. Увеличить способность надзора с уже действующими регуляциями в таком случае было бы элементарно, и это быстрее принесло бы нужные результаты.

НАВЕРХ