В мире танцев не утихают страсти: танцор оспаривает в суде требование клуба

Поделиться Поделиться Поделиться E-mail Распечатать Пришли новoсть Комментировать

Бальные танцы. Иллюстративное фото.

ФОТО: Mihai Blanaru/PantherMedia / Scanpix

В редакцию Rus.Postimees обратилась Юлия Ломалова, чей сын, Даниил Ломалов, занимается спортивными танцами. Попытка танцора перейти из одного клуба в другой закончилась требованием выплатить клубу большую сумму, запретом на участие в соревнованиях и судебным иском.

«В мае 2017 года сыну пришлось расстаться с партнершей из-за ее проблем со здоровьем - она закончила танцевать. В июне Даниил через соцсети нашел партнершу из другого клуба, Dance Team Royal. Известил об этом своего тренера из клуба Impulse, поехал на пробы. В результате было решено, что латино-американской программой пара занимается в клубе партнерши, а стандартной программой - в клубе партнера», - рассказывает Юлия. 

И все шло хорошо до тех пор, пока в феврале 2018 года пара не решила заниматься только латиноамериканской программой, так как именно она приносила танцорам успех. В связи с этим встал вопрос о переходе в другой клуб.

«Я отправила заявление на выход из клуба. Это было 22 февраля поздно вечером. На момент отправки заявления стартовым классом моего сына был класс С, до более высокого класса Б не хватало четырех баллов. Каково же было мое удивление, когда буквально на следующий день, 23 февраля, я увидела на странице Танцевального союза, что паре присвоили класс Б», - рассказывает Юлия.

Дело в том, что стартовый класс танцора играет важную роль при переходе из одного клуба в другой. Чем выше танцевальный класс, тем дороже обходится переход принимающему клубу (новый клуб выплачивает старому так называемые переходные деньги за танцора). Например, за переход танцора класса С нужно платить 2500 евро, а за переход танцора уровня класса Б – уже 5000 евро. «Юридически эти деньги должен платить новый клуб старому, но по факту платят родители. Я сама уже платила переходные деньги, знаю родителей, которые даже брали кредит для этих целей», - пояснила мать Даниила.

На недоумение Юлии Союз ответил, что по просьбе клуба паре добавили пять недостающих до следующего класса баллов за соревнования, которые были в ноябре прошлого года.

«Получается странная ситуация – почему баллы пересмотрели не сразу после соревнований в ноябре, не в декабре и не в январе, а в сокращенный предпраздничный день 23 февраля сразу после того, как я отправила заявление на выход?» - на этот вопрос ответа Юлия не получила. Теперь старый клуб требует с нового 5000 евро за переход.

Юлия, по ее словам, была шокирована добавлением баллов и забрала первое заявление: «У меня нет возможности заплатить 5000 евро, у нового клуба тоже нет. Пыталась разобраться, новый клуб делал тоже запросы в Союз, но все безуспешно. Тогда 21 марта я сделала новое, окончательное заявление о выходе».

Попытки разобраться в ситуации при помощи Союза танцевального спорта, по словам Ломаловой, ни к чему не привели.

Договор с клубом Impulse предусматривает возможность его расторжения в одностороннем порядке, при этом вторую сторону нужно уведомить о прекращении сотрудничества за 30 дней.

После того, как Юлия отправила заявление на выход из клуба, ей прислали счет почти на 2000 евро. В счет были включены все предстоящие платежи до конца года (с марта по декабрь), частные уроки и лагеря: «В договоре о таких санкциях ничего не было сказано. Эти санкции были «спрятаны» в правила внутреннего распорядка  клуба, которые он считал неотъемлемой частью договора, но которые не были мною подписаны и, кроме того, клуб оставлял за собой право менять их в одностороннем порядке. То есть если бы в один прекрасный момент клуб изменил эти условия таким образом, что при завершении договора я должна внести все платы не до конца 2018 года, а, допустим, до 2028 года, то я должна была бы заплатить почти 20 000 евро?»

По словам Юлии, Союз танцевального спорта Эстонии в лице его вице-председателя Иво Каппета встал на сторону клуба Impulse и считает его требование к бывшему танцору обоснованным.

Ситуацию осложняет то обстоятельство, что, согласно правилам Союза танцевального спорта, выйти из клуба и перейти в другой невозможно, если у танцора есть задолженность. Кроме того, Союз танцевального спорта наложил в отношении Даниила запрет на участие в соревнованиях.

Юлии не осталось ничего другого, как обратиться в суд и потребовать признать требование клуба незаконным. Суд постановил до принятия решения разрешить Даниилу поменять клуб и тренироваться как прежде.

Полноценно перейти в клуб Dance Team Royal Даниилу пока не удалось, несмотря на постановление суда, поскольку Impulse требует от нового клуба переходные деньги в размере 5000 евро.

Dance Team Royal не заплатил старому клубу (Impulse прислал письмо клубу 23 ноября в 14.00 с требованием заплатить до 17.00 того же дня 4800 евро), и Даниил был удален из системы WDSF (Мировая федерация танцевального спорта).

Таким образом, Даниил не смог выступить на соревнованиях 24-25 ноября, хотя подготовка к ним, по словам Юлии, велась очень серьезно. «Я просила Союз танцевального спорта на время споров между клубами разрешить соревноваться на WDSF-соревнованиях, копию письма отправила даже президенту Союза Ауне Паст, но мне даже ничего не ответили», - заключает Юлия.

Мнение юриста

Ситуацию прокомментировал юрист, член правления юридического бюро AMLaw Алексей Маловичко.

Отмечу, что анализ данного дела был проведен на основе предоставленной информации, а также находящихся в открытом доступе правовых документов. Прежде всего, следует оценить, насколько правомерны требования клуба, исходя из условий заключенного между сторонами договора, внутреннего распорядка клуба и правил Эстонского Союза Спортивных Танцев (ETSL).

Как правило, каждый договор содержит положения, определяющие порядок его расторжения. Если договор этих положений не содержит или эти положения противоречат закону, следует руководствоваться положениями Обязательственно-правового закона (VÕS). В данном случае в договоре ясно оговорен порядок его прекращения, согласно которому, желающая расторгнуть договор сторона обязана уведомить об этом другую сторону в письменной форме не менее чем за 30 дней, что и было сделано клиентом клуба (здесь имеется ввиду первое заявление, поданное 22 февраляред.).

Поскольку требование клуба об оплате выставленного клиенту счета исходит не напрямую из договора, а из его приложения (правил внутреннего распорядка клуба), следует выяснить, была ли у клиента разумная возможность ознакомиться с этими правилами и с их изменениями, которые клуб по договору имеет право вносить в одностороннем порядке. Согласно типовым условиям договора, документы включают в себя сам договор, приложения к нему, изменения и соглашения, о которых договариваются после подписания и которые оформляются письменно и заверяются подписями сторон.

Из данного пункта договора можно заключить, что любое изменение договора и его приложений (в т.ч. и правил внутреннего распорядка) должно происходить в письменной форме и подписываться сторонами. Следовательно, и в случае одностороннего изменения правил внутреннего распорядка клуб должен был взять у клиента письменное подтверждение того, что клиент с новыми условиями ознакомлен и согласен с ними. Если же какая-либо из сторон настаивает на том, что этот пункт договора следует понимать иначе, то согласно VÕS § 39 части 1 типовые условия должны истолковываться так же, как подобное другой стороне договора разумное лицо должно было понимать их при тех же обстоятельствах. При возникновении сомнений типовые условия истолковываются не в пользу пользователя, т.е. в данном случае - клуба.

В данном случае между сторонами заключен потребительский договор. Согласно пункту 23 части 3 VÕS § 42, в договоре, второй стороной которого является потребитель, неразумно причиняющим вред считается в первую очередь типовое условие, которым предусматривается обязательство второй стороны договора принимать помимо оговоренных незаказанные вещи или услуги. В данном случае клиент как потребитель может отказаться оплачивать предъявленный ему счет за неиспользованные услуги (предстоящие платежи до конца года, частные уроки, лагеряред.), признав типовое условие ничтожным в соответствии с VÕS § 44, который гласит, что если типовое условие, указанное в части 3 статьи 42 настоящего Закона, используется в договоре, другой стороной которого является лицо, заключившее договор при осуществлении своей хозяйственной или профессиональной деятельности, то предполагается, что данное условие является неразумно вредным. Таким образом возможно оспорить правомерность предъявления счета за не оказанные клубом услуги.

Одностороннее изменение условий внутреннего распорядка клуба тоже вызывает некоторые вопросы. По договору клуб оставляет за собой такое право, обязуясь уведомлять клиентов об изменениях на домашней странице клуба. На сегодняшний день такая практика существует во многих крупных организациях с большим количеством клиентов (например, банки, телекоммуникационные компании и пр.). Согласно этой практике, организация заведомо предупреждает клиентов о грядущих изменениях, используя так называемый принцип молчаливого согласия, по которому клиент, в случае согласия с изменениями условий, не должен предпринимать никаких действий, а в случае несогласия имеет право прекратить договор.

Принимая во внимание факт, что по данным официальной страницы клуба, правила внутреннего распорядка были изменены 19.04.2018 (то есть после подачи клиентом 21.03.2018 заявления о прекращении договора), возникает вопрос о сути этих изменений, а также о том, содержали ли ранее действовавшие правила обязанность клиента в случае расторжения договора оплачивать стоимость занятий до конца установленного сезона, летний лагерь и прочие неиспользованные клиентом услуги.

Стоит отметить, что в случае, если клуб предварительно уведомлял клиента о вышеуказанных изменениях и у клиента была разумная возможность прекратить договор в случае несогласия с новыми условиями, то новые положения внутреннего распорядка клуба должны считаться частью заключенного договора и акцептованными клиентом. Если же такого уведомления клиент не получал, то правомерность одностороннего изменения условий можно оспорить на основе вышеприведенных статей закона.

Что касается наложения запрета на участие клиента в соревнованиях по причине наличия задолженности перед клубом, то в случае судебного разбирательства до вынесения окончательного решения суда, клиент клуба формально не является должником, и, следовательно, запрет не является правомерным. Запрет может быть снят судом в рамках первоначальной правовой защиты (обеспечение иска) как минимум до вынесения окончательного решения, поскольку характер деятельности клиента предусматривает регулярные тренировки и выступления для поддержания формы и навыков. При этом судебное разбирательство может затянуться на довольно длительное время, что может нанести деятельности клиента дополнительный ущерб в случае длительного необоснованного запрета.

Клуб: клиент свои обязательства не выполнил

Директор танцевального клуба Impulse Анна Красникова рассказала Rus.Postimees, что клиент клуба не выполнил свои обязательства по условиям договора.

«Клиент написал заявление о расторжении договора 21.03.2018 с желанием расторгнуть договор с 01.03.2018, что считается незаконным. Хочу обратить Ваше внимание на то, что Юлия Ломалова написала первое заявление не о переходе, а о прекращении договора с клубом 22 февраля 2018 года. Данное заявление она попросила считать недействительным уже 24 февраля 2018 года. А заявление о переходе в другой клуб мы от нее не получали.

Что касается правил внутреннего распорядка, то при желании у клиента всегда есть возможность ознакомиться со всеми необходимыми документами. Они есть в открытом доступе на нашей домашней странице и в студии. Вопросы об обоснованности требования клуба в данный момент находятся в судебном производстве и до вынесения окончательного решения не считаю уместным давать дополнительные комментарии. Предыдущая и нынешняя версия правил внутреннего распорядка содержали идентичные требования к клиенту, который преждевременно прерывает договор», - рассказала директор и добавила, что запрет на участие танцора в соревнованиях регламентируется уставом Танцевального союза Эстонии, а не клубом. 

По словам Красниковой, пункты танцорам для перехода в следующий класс присваиваются секретариатом Союза танцевального спорта по действующему уставу Союза на основании результатов выступлений спортсменов на соревнованиях.  У клубов присваивать пункты танцорам полномочий нет.

«По неоднократным просьбам Юлии Ломаловой, которая считала, что ее сыну Даниилу начислено меньше пунктов, чем должно быть, мы обратились в секретариат Федерации танцевального спорта в начале февраля 2018 года и попросили проверить, все ли пункты были начислены верно. Подчеркиваю, что наш запрос был сделан в начале февраля и по неоднократным просьбам клиента! У нас нет информации, почему секретариат Союза внес изменения в регистр танцоров 23 февраля», - пояснила представитель клуба и добавила, что, по ее информации, Юлия Ломалова после внесения изменений в регистр танцоров, лично обратилась в секретариат Союза за разъяснением и 6 марта 2018 года получила официальный развернутый ответ о том, что пункты ее сыну Даниилу начислены верно и он переведен в класс Б. 

«Исходя из вышеизложенного, мне сегодня, спустя девять месяцев, непонятно и странно слышать вопросы от клиента Юлии Ломаловой о неверном начислении пунктов и переводе ее сына в Б класс. И также мне странно слышать данный вопрос еще и в контексте того, что Даниил выступал на соревнованиях в сентябре, октябре и ноябре 2018 года именно в Б классе, тем самым признав правильность присвоения ему класса Б», - заключила директор.

Неясно, в каком клубе состоит танцор

Заместитель председателя Эстонского союза танцевального спорта (ETSL) Иво Каппет пояснил Rus.Postimeess, что для того, чтобы принимать участие в соревнованиях, танцор должен быть членом одного из клубов, входящих в ETSL.

06.09.2018 клуб, в который перешел Даниил, направил в Союз трехстороннее соглашение, согласно которому Даниил Ломалов присоединился к нему с сентября 2018 года.

Затем, 30.10.2018 от клуба Dance Team Royal пришло новое заявление в ETSL, в котором новый клуб в одностороннем порядке отказался от данного соглашения, в связи с чем Даниил Ломалов больше не мог считаться его членом. По словам Каппета, этим заявлением новый клуб самовольно назначает Ломалова членом клуба Impulse, в котором он танцевал раньше.

«Как в любой другой организации, так и в ETSL, никто не может делать за другое лицо заявление, с которым это лицо не согласно. Таким образом никто не может стать членом или представителем какой-то организации по заявлению третьего лица. Я считаю, что это мнение разделит и суд, и любой человек с нормальным мышлением», - говорит Каппет.

Исходя из этого, считает Каппет, Даниил Ломалов не может быть членом клуба Impulse, поскольку он ушел из него весной 2018 года, с чем соглашаются и клуб, и представитель Даниила (Юлия Ломалова ред.) – дело находится в суде. Клуб Impulse не подавал в Союз заявления о том, что Даниил Ломалов восстановлен в клубе.

Таким образом, как утверждает Каппет, неясно, какой клуб представляет танцор (чтобы Даниил был членом клуба, его директор должен сделать соответствующее заявление в Союз), и его невозможно занести в регистр как спортсмена с правом выступать на соревнованиях, так что и соревноваться он не может.

Заместитель председателя утверждает, что разные члены правления Союза танцевального спорта пытались решить конфликт, но по разным причинам это оказалось невозможным. Каппет считает, что проблема в негибкой позиции клуба Dance Team Royal.

Оба танцора пострадали от действий клуба

Своей оценкой происходящего с Rus.Postimees поделился и член правления клуба Dance Team Royal Карл-Эрик Уйбомяэ:

«Даниил Ломалов не является танцором нашего клуба, поскольку по имеющимся у нас данным, он не смог выйти из клуба Impulse – неразумно большой счет от клуба оспаривается в суде. Для нас речь с самого начала шла об объединенной паре, клуб Impulse pluss MTÜ подделал данные танцевальной пары для получения более высокой тренерской категории/судейской лицензии, чем нарушил основные принципы спорта и добрые традиции. Поскольку танцевальный спорт является парным видом, то партнерша Даниила, Лаура, также стала жертвой мошеннической схемы и вымогательства со стороны Impulse pluss MTÜ, и спортсмены не могут принимать участие в соревнованиях. За любым деянием, письмом или схемой стоит план необоснованного обогащения танцевального клуба Impulse. Жаль спортсменов, которые попали в руки таких тренеров».

НАВЕРХ