Для пережившего клиническую смерть каждый день – это подарок

Поделиться Поделиться Поделиться E-mail Распечатать Пришли новoсть Комментировать

Карл Эрик Сакс со своей собакой, пятимесячным Хуго.

ФОТО: Маргус Ансу

Для сохранения жизни человека в медицинской системе делается все возможное, но и развитые технологии ограничены, а из людей, переживших реанимационные действия, восстанавливается лишь четверть. Выживший после утопления Карл Эрик Сакс – один из положительных примеров. Он считает, что пережитое заставило его смотреть на жизнь с большим оптимизмом, пишет Postimees.

Под клинической смертью понимается явление, при котором пульс, работа сердца и дыхание человека останавливаются, но восстанавливаются в течение нескольких минут. Сакс не помнит ничего с того момента, как он потерял сознание в бассейне, и до момента, когда его вывели из состояния клинической смерти. «Я помню, как проснулся, но не у себя дома, а в больнице. Медсестра с чудесным приятным лицом сказала мне: „Здравствуйте, вы девять дней были в коме“», - рассказал он. Сакс считает, что произошедшее нанесло большую травму его родственникам, которые понимали, что жизнь тогда еще 16-летнего мальчишки может оборваться.

Реанимация, длившаяся шесть часов

Отправившийся в конце ноября 2009 года на тренировку по плаванию в бассейн Сакс позже узнал, что его падение спровоцировала вызванная ростом кардиомиопатия. Оказалось, что у худощавого высокого молодого человека из-за быстрого роста возникла воронкообразная деформация груди, которая не оставляет органам, в том числе, сердцу достаточного пространства, поэтому сердечная мышца не может эффективно работать. Сакс хорошо помнит неделю, предшествовавшую случившемуся, и связывает потерю сознания именно с сильным напряжением и резко возросшей нагрузкой на тренировках по плаванию.

«Я был в 11 классе, и у меня была длинная неделя в школе, а тут еще на тренировке нам в экстренном порядке нам сделали три часа общефизической нагрузки подряд», - рассказывает Сакс. Скорее всего, его тело просто не успело к ней адаптироваться. Парень потерял сознание, когда находился в бассейне один. Там его нашел тренер: «Реанимационные действия длились шесть часов, в какой-то момент медики увидели, что им удается более-менее привести меня в сознание, но до конца я в себя не приходил».

Подростка ввели с состояние искусственной комы: «Врачи несколько раз пытались меня разбудить, но я приходил в сознание лишь на короткие промежутки времени. Этих моментов я не помню». Когда он окончательно очнулся, у него было ощущение, будто он отлично выспался: «Поскольку я чувствовал себя прекрасно отдохнувшим, первое, о чем я подумал, что сейчас выходные». Однако поначалу молодой человек не мог самостоятельно есть, не мог пошевелить даже ногой. Но через четыре недели его выписали из больницы.

Вера ведет по жизни дальше

«Поскольку меня тащили из бассейна в бессознательном состоянии и мое тело было вялым, на бедрах и ногах остались огромные синяки. И я не мог шевелить ногами. А еще мне пришлось посещать барокамеру и на диализ почек, поскольку у меня возникла почечная недостаточность», - рассказал Сакс. Сейчас день, когда он очнулся, он считает днем своего второго рождения: «Я очнулся в середине декабря, была довольно холодная зима, много снега. Когда ты просыпаешься в больнице и понимаешь, что все, что у тебя есть – это плавки, а на улице -17, это настраивает тебя на философский лад: ты осознаешь, насколько бессмысленно обладание вещами и насколько важна в действительности жизнь».

По окончании школы поступивший учиться на философа Сакс считает, что этот опыт привел его к определенному религиозному состоянию. Позже он узнал, что уверенности в том, что он выйдет из комы, не было, и его выздоровление можно считать медицинским чудом: «Это вызывает определенные религиозные мысли, что все должно было произойти именно так».

Вера, по его оценке, объединяет многих прошедших через клиническую смерть людей. В случае Сакса, это означает убеждение, что нет той смерти, которую нужно бояться или о которой нужно каждый день думать: «У меня есть опыт, что в один момент я был жив, а в другой - уже нет. Это помогает оптимистичнее смотреть на жизнь – мне ничего не нужно доказывать или беспокоиться о том, что принесет завтрашний день, поскольку каждый день для меня - как дополнительный. Я чувствую, что мои дни – это подарки, а не что-то, что нужно пережить».

Родившаяся в 1950 году Эха Кристийна пережила клиническую смерть, когда ей было 25 лет. Она попала в аварию на перекрестке Мяо и чудом выжила. По ее словам, от машины не осталось ничего. Ее реанимировали, но без сознания она провела три дня, о которых вспоминает как о кошмарных снах, в которых она побывала и в раю, и в аду. «Я испытала очень странные чувства: помню, как мне было хорошо в раю, лучше, чем на земле. В действительности я не хотела оттуда возвращаться, но у жизни были другие планы, и я проснулась». Она считает, что соприкосновение со смертью вызвало у нее интерес к христианству, и до сих пор помощь в житейских трудностях она находит именно в вере.

Реанимационные попытки Таллиннской скорой помощи в 2017 году

  • Первичное кровообращение при реанимационных действиях восстановили при 265 попытках в 39,2 процента случаев, то есть у 104 человек.
  • Из них из больницы выписали 12,1 процента, то есть 32 человека.
  • До прибытия скорой помощи в 33 процентах случаев реанимационные действия начинали свидетели.
  • Скорая помощь прибывала на место в среднем за пять минут и 55 секунд.

Источник: Таллиннская скорая помощь, Василий Новак

Доктор Василий Новак.

ФОТО: Põhja-Eesti Regionaalhaigla

Первые минуты при реанимационных действиях крайне важны

Руководитель отделения экстренной медицины Северо-Эстонской региональной больницы Василий Новак

Человека можно вывести из состояния клинической смерти, но эта возможность не очень велика. При всех попытках реанимации восстановить здоровье человека настолько, чтобы он мог выписаться из больницы, удается меньше, чем в четверти случаев. Выздоровление зависит как от состояния здоровья человека и насколько быстро начались реанимационные действия, так и от того, насколько хорошо работает реанимационная система в стране, сказал руководитель отделения экстренной медицины Северо-Эстонской региональной больницы Василий Новак.

Новак считает, что статистика реанимационных действий является одним из индикаторов работы всей системы здравоохранения: «Это очень хорошо показывает, как система работает – связанное с реанимационными действиями охватывает практически все учреждения, действующие  в сфере здравоохранения: начиная от диспетчера Центра тревоги и заканчивая семейным врачом». По словам Новака, в Эстонии эта система работает на весьма хорошем уровне, и по сравнению с европейскими странами мы занимаем позицию выше среднего, по крайней мере, среди крупных городов.

Конечный результат зависит в основном от того, что делается в первые минуты – начнут ли стоящие рядом реанимационные действия или нет. К сожалению, статистика показывает, что лишь в трети случаев нуждающегося в помощи начинают оживлять до прибытия скорой помощи: «В организме человека есть определенный временной буфер, в течение которого клетки, в том числе мозг, обеспечены кислородом и питательными веществами. Это время – пять-семь минут. Или чуть меньше, если человек пожилой и у него есть заболевания».

Половина клинических смертей, по словам Новака, возникает от сердечных патологий. Вторая половина приходится на травмы, отравления, детские несчастные случаи. У детей сердце в порядке, и кровоснабжение сердца страдает по иным причинам, например, в результате утопления или удушения, в то же время останавливается и кровообращение. Для восстановления кровообращения нужно прежде всего заниматься иными причинами в теле, например, освободить дыхательные пути, дать противоядие, согреть или охладить.

Положительным примером в такой истории был молодой человек, который в частном доме получил настолько сильный удар током, что это вызвало остановку его сердца: «Выехала бригада скорой помощи, восстановили кровообращение, он был в отделении интенсивного лечения, его охладили, потом согрели, на следующий он очнулся, а на пятый день уже отправился домой».

По словам врача, примерно 15 из 30 человек, переживших клиническую смерть, потом живут как будто ничего и не было. У некоторых остаются проблемы – сердце после реанимации настолько слабое, что его больше нельзя нагружать. К сожалению, есть и такие, кто проживает всего пару недель. Новак считает, что для того, чтобы иметь лучший обзор, требуется общая база данных о реанимационных действиях.

НАВЕРХ