PÖFF 2018: «Стикс», или Хождение по мукам в Атлантическом океане

Поделиться Поделиться Поделиться E-mail Распечатать Пришли новoсть Комментировать

Кадр из фильма.

ФОТО: CAP/MFS / Image supplied by Capital Pictures

Врач скорой помощи Рики (Сюзанна Вольф) отправляется на собственной яхте в отпуск на остров Вознесения, расположенный в южной части Атлантики. Чтобы добраться до места назначения, героине нужно обогнуть половину африканского континента и в одиночестве проплыть треть океана. 

Однако этот заманчивый план разбивается вдребезги о тонущий корабль мигрантов, и вместо того чтобы наслаждаться океаном и мечтать о девственных джунглях, ей приходится решать сложные этические дилеммы и настойчиво взывать о помощи по рации: «Mayday, Mayday, Mayday! This is Asa Gray». Отдых на райском острове так и не состоялся, а вот остросоциальная драма, по накалу страстей напоминающая древнегреческую трагедию, — вполне.

Представленный на фестивале PÖFF «Стикс» — вторая полнометражная лента немецкого постановщика Вольфганга Фишера, который после своего так и не вышедшего в широкий прокат первого фильма «То, что ты не видишь» замолчал на целых девять лет. «Стикс» — фактически дебют режиссера, однако это на удивление зрелая, сильная и глубокая картина. Фишеру удается с впечатляющим мастерством сочетать элементы мейнстримного и авторского кино: он мертвой хваткой держит внимание зрителя, не давая отвлечься или заскучать, но в то же время рассказывает историю очень неторопливо и вдумчиво, время от времени отвлекаясь полюбоваться красотой океана или сполохами сигнальных огней.

Современный Аид

Атлантический океан по ходу действия превращается в мифологический древнегреческий Стикс. Первые ассоциации появляются во время шторма, когда героиня в костюме с фонарем-налобником выходит на палубу и струи воды в ярком свете фонаря кажутся красновато-оранжевыми, словно языки пламени. Прекрасный, но тревожный и полный опасностей океан предстает смертельной ловушкой как для героини, так и для пассажиров тонущего судна.

Шторм, впрочем, для несгибаемой Рики едва ли стал серьезным испытанием — вернувшись в каюту, она как ни в чем не бывало приступает к ужину. Однако при виде происходящего на борту гибнущего корабля ее железная выдержка дает трещину, и зритель прощается с героиней в самый разгар ее внутреннего кризиса. Исполнившая главную роль немецкая актриса Сюзанна Вольф изобразила свою героиню как нельзя убедительнее. Доктор Рики получилась сильной, смелой, человечной, сострадающей и обаятельной. Ей веришь. В начале фильма она уверена, что в цивилизованном обществе каждому непременно помогут и поступят правильно, но по ходу действия ее уверенность сильно колеблется и сменяется растерянностью и бессилием.

«Стикс» можно смотреть на уровне сюжета, наблюдая за злоключениями Рики и разыгравшейся у нее на глазах трагедией, а можно увидеть в ключевых образах и более серьезные обобщения. Тонущее ветхое судно, переполненное испуганными кричащими людьми, безрассудно бросающимися в море в надежде оказаться на крохотной фешенебельной яхте, напоминает горячие точки в Африке и на Ближнем Востоке, жители которых, надеясь на спасение, всеми силами стремятся в благоустроенную Европу. А искренне сочувствующая им доктор Рики на борту своего небольшого плавучего дома с запасами продовольствия на несколько месяцев, полноценной кухней и внушительной аптечкой символизирует гуманных европейцев, которые хотят помочь страждущим. На уровне же философских обобщений фильм наводит на мысли о том, куда плывет нынешняя Европа и христианская цивилизация и что ей нужно, чтобы не погибнуть в водах Стикса, а добраться до райского острова.

Кадр из фильма.

ФОТО: CAP/MFS / Image supplied by Capital Pictures

Гуманизм и реальность

Рики готова взять курс на безоговорочную помощь, но береговая погранслужба дает команду не приближаться и следовать своим курсом, и героиня вынуждена внять здравому смыслу, но не может уплыть и оставить тонущий корабль. Подплыви она ближе, все пассажиры бросились бы к ней и вместе они могли бы отправиться на дно — сценарий, о котором все чаще говорят сейчас ультраправые политические силы. В этом же ключе многие критики рассматривали ленту Дарена Аронофски «мама!» — в героине Дженнифер Лоуренс и доме, с которым она была одним целым, увидели Землю, а во внезапно нагрянувших гостях — человечество.

Режиссеру удалось представить проблему многогранно — с самых разных точек зрения. Героиня — врач-гуманист, представитель европейских христианских ценностей, она готова помочь, пожертвовать своим комфортом и неоднократно поставить под угрозу свою безопасность. Лишь в какой-то момент жалость и сострадание ненадолго сменяются страхом и смятением: спасенный изможденный чернокожий мальчик не только не испытывает благодарности, но и упрекает, сталкивает ее в воду, требуя невозможного. До спасительницы ему дела нет, он думает лишь о себе и о своих родных, что с одной стороны естественно, но не может не настораживать. Доктор потрясена масштабом бедствия и разочарована тем, что никто не спешит на помощь: для нее эта ситуация — экстренная, для береговых служб — обыденность и рутина, сообщения о терпящих бедствия судах с беженцами они получают постоянно.

У бюрократии и равнодушия в фильме особая роль. Но стоит посмотреть в зеркало — новости о злоключениях беженцев, направляющихся в Европу, особого отклика у большинства ее жителей не находят, у европейцев своих проблем хватает, а таких  сочувствующих, как доктор Рики, единицы. Автор картины смотрит на проблему с состраданием, но по-философски. Он уходит от ответа на извечное «Кто виноват и что делать?», но его симпатии явно на стороне тех, кто хочет помочь. И пусть финал картины отнюдь не так трагичен, как мог бы быть при другом стечении обстоятельств, вера главной героини в гуманную Европу скорее всего отправилась на дно вместе с тонущим судном африканских беженцев.  

«Стикс» — картина проникновенная, вдумчивая и серьезная, поднимающая сложные этические и остросоциальные вопросы, но в то же время — безупречная в художественном отношении, захватывающая и увлекательная. Это кино не для фестивальных снобов и не для знатоков, этот фильм — для всех. Вольфгангу Фишеру удалось снять не просто интересную ленту, а кино, которое заставляет думать, чувствовать и сопереживать.

НАВЕРХ