“Каждая жизнь”: в Ида-Вирумаа появилась организация для поиска пропавших

Поделиться Поделиться Поделиться E-mail Распечатать Пришли новoсть Комментировать

Поиски пропавшего в лесу Ивана Тогидного.

ФОТО: Iga Elu

5 декабря официально зарегистрирована некоммерческая организация IGA ELU (“Каждая жизнь”), созданная волонтерами, которые участвовали осенью в поисках Ивана Тогидного. Пропавшего в лесу пожилого нарвитянина нашли добровольцы, но к тому времени он был уже мертв. Волонтеры хотят, чтобы государство изменило систему поиска пропавших и привлекало добровольцев к поискам в первый же день. Под требованием об этом волонтеры сейчас собирают подписи на сайте народных инициатив rahvaalgatus.ee.

Маленькие группы - эффективнее

Некоммерческую организацию IGA ELU зарегистрировали три жителя Ида-Вирумаа - Алексей Непримеров, Александр Фролов и Ксения Клочкова. Вместе с другими добровольцами они участвовали в поисках пропавшего в лесу нарвитянина Ивана Тогидного. Во время этих поисков сформировалась команда волонтеров, которые готовы работать в постоянно действующей поисковой организации.

По словам Алексея Непримерова, добровольцы на поиск заблудившегося собирались хаотично, через Фейсбук. Всего, в дополнение к полицейским и военным, в поиске участвовали около сотни добровольцев. Повезло, что среди них нашлись люди с опытом работы и жизни в лесу. “В боевых условиях” они поняли, что группы по 10-15 человек работают эффективнее, чем группы большего размера. Но в каждой такой группе должны быть хотя бы два человека, умеющих выживать в лесу.

“Сейчас надо сделать какую-то даже иерархическую структуру в плане знаний, - считает Алексей Непримеров. - В нашем поиске были люди, с которыми можно отпустить в лес добровольцев и знать, что они и сами из леса выйдут, и других выведут. Но людьми, которые присоединялись на 1-2 дня - ими очень сложно было управлять. Я считаю, что 10 человек, среди которых есть пара опытных - это идеальная группа. И сейчас у нас есть люди, которые друг в друге уверены и, случись что, готовы сорваться и поехать на поиски. Сейчас цель - обучить этих людей”.

Только что зарегистрированная организация надеется на диалог с полицией и хочет, чтобы в подобных поисковых операциях полицейские привлекали добровольцев в первый же день. Иван Тогидный, по мнению добровольцев, умер на четвертый день поисков, когда полиция еще не начала координировать работу добровольных помощников.

Поиски пропавшего в лесу Ивана Тогидного.

ФОТО: Iga Elu

Как устроены поисковые организации?

В Эстонии есть несколько НКО, которые участвуют в поиске пропавших людей по договору с полицией. Важный нюанс, отмечает Алексей Непримеров, заключается в том, что члены этих организаций получают плату за работу. Александр считает, что этого может мешать полицейскому, руководящему поиском, задействовать добровольцев сразу - ведь ресурсы полиции не безграничны.

В то же время есть некоммерческий фонд Kadunud и его группа оперативного поиска OPEROG, которые не имеют договора с полицией и не получают плату. Это крупнейшая подобная организация в стране. 880 членов этой организации почти по всей Эстонии получают СМС с сообщениями о пропавших людях и по возможности участвуют в поисках. В группе организации в Фейсбуке, куда стекается вся информация о поисковых операциях, зарегистрированы более 5 тысяч участников. Однако эта группа в Ида-Вирумаа представлена очень слабо. Новая организация Iga Elu надеется заполнить этот пробел и сотрудничать с OPEROG.

Именно фонд Kadunud несколько дней назад инициировал петицию с требованием привлекать добровольцев к поиску пропавших в первый же день. Фонд как самая большая подобная организация в Эстонии хочет, чтобы в законе прямо было указано, что к поиску нужно привлекать его оперативную группу OPEROG.

Поиски пропавшего в лесу Ивана Тогидного.

ФОТО: Iga Elu

В то же время, единой иерархической системы здесь не существует - добровольцы участвуют не по приказу, а когда хотят и могут. Например, в поиске Ивана Тогидного участвовал даже парень из Финляндии. Интересовались поиском добровольцы из Латвии. Кстати, латвийские поисковики создали даже мобильное приложение для смартфонов, облегчающее поиск пропавших. Его могут использовать и добровольцы в Эстонии.

Ежедневные дела никто не отменял

Основатели организации IGA ELU имеют опыт общественной работы, но раньше помогали не людям, а животным. Алексей Непримеров в рабочее время руководит строительством, а в свободное помогает бездомным собакам в Нарве.

Александр Фролов выполняет различные работы в лесу - от рубки деревьев до посадки саженцев, проводит экскурсии по лесам по договору с RMK, но также подкармливает диких животных и птиц.

“Большую часть жизни провожу в лесу”, - говорит он.

Ксения Клочкова спасает лошадей, которых собирались отправить на бойню, и других животных в приюте Päite Loomapark, где дети могут общаться с животными. Ксения также будет работать с собакой в создаваемой поисковой команде. Но ведь поиск пропавших в лесах требует и сил, и времени. При том, что добровольцы, как и люди, отдыхающие на диване, по утрам обычно ходят на работу.

“Из 13 дней поиска я провел в лесу девять, - говорит Алексей Непримеров. - Было очень тяжело всё отложить, почти на грани нереального. Я каждый день говорил ребятам в лесу, что меня завтра не будет. Но вдруг это будет тот день, когда я там нужен? Темнело в районе 7 часов, мы проводили небольшое совещание, обсуждали, что делать завтра. Час-полтора надо было ехать до дома, мне нужно было еще погулять с собаками… Но 10-11 часов вечера из последних сил писал пост в Фейсбук для потенциальных добровольцев - мы ведь каждый день публиковали, кто и где встречает добровольцев”.

“После поиска начинаешь решать и свои рабочие проблемы, часам к двум ложишься спать, - вспоминает распорядок поиска Александр Фролов. - Но как-то мы справились, хотя, конечно, тяжело было. Собрались люди, которым небезразлична жизнь других людей. Я не могу объяснить, зачем мне это надо. Родители меня так воспитали”.

НАВЕРХ