Воскрешенные в обычной больнице угасают в больнице по уходу

Многим кажется, что когда пациента отправляют из обычной больницы в больницу по уходу, его здоровье сильно ухудшается. Но не всегда в смерти человека нужно обвинять беспечность персонала.

ФОТО: Mailiis Ollino

По поводу больниц по уходу в Департамент здоровья обращаются в среднем два-три раза в год, однако это не показывает всех масштабов проблемы, пишет Postimees.

После призыва Postimees поделиться своим опытом взаимодействия с больницами по уходу, появился очень ясный рисунок. Люди чувствуют, что их практически воскрешенные в обычных больницах родственники слишком быстро направляются в больницу по уходу, где стремительно приходит конец.

Руководитель Эстонского общества пациентов Кадри Таммепуу сказала, что это одна из самых распространенных жалоб, с которой к ней обращаются: «Раньше пациенты достаточно долго лежали в обычной больнице, а теперь их отправляют оттуда, чтобы освободить койко-место. Во время активного лечения врачи очень стараются, людей лечат всеми мыслимыми и немыслимыми способами, но на следующих этапах состояние их здоровья очень быстро ухудшается».

Быстрое угасание в больнице по уходу

Такая судьба была уготована в числе прочих рыбаку из Лохусалу Хельдору Кийлю (умер в возрасте 85 лет). В ноябре его доставили с тромбом в легком в Ляэне-Таллиннскую больницу, где состояние его здоровья удалось стабилизировать. Поскольку у него были проблемы с передвижением, его отправили на восстановление в Каллаверескую больницу. Через шесть дней рыбак умер.

Внучке Катре Трейл происходившее в течение этих шести дней до сих пор не дает покоя. Она рассказала, что в Каллавере у Хельдора усугубилась почечная недостаточность, возникло заражение крови и родственники подозревают, что Хельдору давали более сильные, чем было предписано, успокоительные средства. На пятый день родственники попросили вызывать для Хельдура скорую помощь. Просьбу проигнорировали.

На следующий день медсестра больницы позвала родственников попрощаться с Хельдором. Температура у него поднялась, и поспешившие в больницу родственники снова попросили вызвать скорую помощью. Это сделали лишь после неоднократных просьб. Пациента в срочном порядке забрали в Ляэне-Таллиннскую центральную больницу, но его семью с собой не взяли. Эту ночь Хельдор уже не пережил.

«Я понимаю, что работники медицинского учреждения лучше знают, нужно вызывать скорую помощь или нет, но Хельдора отправили в больницу по уходу поправляться, а не умирать», - говорит Катре. По ее словам, там не сделали элементарных вещей: «Мой трехлетний ребенок умеет измерить температуру. Состояние деда серьезно ухудшилось, и требовалось внимание специалиста».

Недовольные не жалуются

Руководитель по лечебной части Каллавереской больницы Рита Виссак сказала, что люди очень разные – как пациенты, так и их родственники: «Есть такие, кто очень благодарен, но есть и те, кто недоволен. Ясно, что мы не хотим сделать пациентам что-то плохое».

«Есть больные, которые поправляются и после очень тяжелого состояния и уходят домой на своих ногах. Но у пожилых людей это не обязательно должно быть так. Состояние здоровья может быстро ухудшиться, и медицина может оказаться бессильной. Здоровыми мы не умираем, только от какой-то болезни», - отметила Виссак.

Руководитель отдела надзора Департамента здоровья Михаил Музычин сказал, что Департамент здоровья проверял работу Каллавере в июне этого года совместно с Департаментом лекарств и Департаментом социального страхования, и никаких недостатков выявлено не было.

По поводу Каллавереской больницы в департамент поступила лишь одна жалоба, и это было три года назад. Тогда предъявили претензию по поводу плохого общения и недостаточного ухода за пациентом: «Мы проверили и выявили, что персонал учреждения следовал рекомендациям по лечению и инструкциям на основании эпикриза и занимался пациентом ежедневно».

Каждый год департамент получает от СМИ, канцлера юстиции или от родственников пациентов по два-три обращения. По оценке Союза пациентов, это не отражает масштабов проблемы. Таммепуу говорит, что эстонцы просто не привыкли жаловаться: «Часто сразу не жалуются, поскольку сотрудники, предоставляющие уход, могут отвернуться от жалобщика. Может быть, раньше они были просто невнимательными, а после жалобы станут агрессивными. Но здесь нельзя обобщать, персонал бывает разный».

Таммепуу напомнила людям, что не всегда нужно связывать ухудшение здоровья с пребыванием в больнице: «После любой операции есть так называемое опасное время,  – от двух недель до двух месяцев – когда могут возникнуть тромбы или кровотечения. Но люди трактуют это так, что виновата больницы по уходу».

В Эстонии не хватает услуги хосписов

Во-вторых, она привела пример, что у людей могут быть неправильные ожидания от больниц по уходу: «Занимайтесь им, будьте с ним, персонал, будь с ним таким же добрым, как я в свои лучшие моменты – такое отношение не работает. Естественно, в доме призрения нет любви близких. Это как пионер-лагерь, куда отправляют, что-то предоставляют и кого-то замещают. Очень редко санитары успевают поделиться с пациентами заботой и любовью».

По словам члена правления Эстонского союза учреждений сестринской помощи Марилин Ваксман, родственникам легко обвинять медицинских работников: «Очень многие люди не понимают, что если человек подходит к финалу жизни, его ресурсы начинают заканчиваться и наступает смерть. Выздоровление уже невозможно».

Конечно, по ее словам, нужно заниматься смягчением симптомов и боли страдающих тяжелыми заболеваниями пациентов. Одной из возможностей здесь является услуга хосписа, где задействованы и родственники умирающего. Цель услуги – помощь человеку достойно дожить до конца.

Эстония сейчас является единственной страной Евросоюза, где услуга хосписа не финансируется Больничной кассой. «Если при сестринской помощи врач должен раз в неделю осматривать пациента, то в случае умирающего ситуацию нужно оценивать каждый день. Не может быть так, что каждый понедельник приходит врач и смотрит, не умер ли ты», - объяснила Ваксман необходимость услуги.

Пожелания родственников нужно слушать

По возможности, говорит Таммепуу, стоит слушать пожелания пожилого родственника и поступать согласно ним: «Моя 90-летняя свекровь сказала, что лучше выпрыгнет из окна, чем отправится в дом призрения. Это был посыл нам, родственникам, что мы должны организовать дело так, чтобы она могла достойно жить дома. Но у некоторых состояние здоровья уже в 60 лет такое, что человек не может справиться без посторонней помощи».

Она привела пример, когда старик находится дома, и родственники вдруг понимают, насколько все плохо и нужно вызвать скорую помощь. В больнице по уходу никто постоянно на расстоянии пяти метров не находится, и там могут запросто не заметить микроинфаркт, мини-инсульт или более серьезную проблему. Если вам кажется, что у пожилого родственника не все в порядке, представитель Союза пациентов советует прежде всего поставить в известность руководство медицинского учреждения. Если это не помогло, придется написать руководству жалобу. Есть возможность обратиться и в экспертную комиссию по надзору за качеством медицинских услуг.

Если оттуда придет ответ, что действительно были нарушения, человек может подумать о востребовании компенсации. Суд, по словам представителей союза, предназначен для тех, кто иначе не может успокоиться: «Но они должны учесть, что скорее всего правды не добьются».

НАВЕРХ