Ааре Рюйтель - полиции: отступать уже некуда, за нами стоят те, кого мы не спасли

Добровольцы OPEROG.

ФОТО: личный архив

В течение девяти лет я бывал в разных частях Эстонии и наблюдал за разными способами поисков заблудившихся и нуждающихся в помощи людей. Как с этим обстоят дела сегодня и к чему в идеале нужно стремиться?

Рийгикогу и министерства

Весной 2016 года правовая комиссия, Госпрокуратура, Департамент полиции и погранохраны (ДПП) и SA Kadunud договорилась по двум следующим пунктам: в закон ДПП внесут понятие без вести пропавшего лица, а также, дополнив Закон о кредитных учреждениях, обяжут банки обнародовать тайну с целью раскрытия местонахождения пропавшего.

Эти пункты до сих пор не выполнены и SA Kadunud собирает подписи у населения Эстонии в среде rahvaalgatus.ee для того, чтобы вновь обратиться к правовой комиссии с целью завершения работы по этим двум пунктам, а также по другим не завершенным вопросам (например, восстановить в региональных префектурах специальные подразделения и должности, чья ежедневная деятельность ограничивалась бы поиском только без вести пропавших и объявленных в розыск лиц, а также создать централизованную поисковую группу, задачей которой был бы сбор и анализ данных произошедшего, если на региональном уровне не удалось установить местонахождение пропавшего, например, по прошествии пяти дней) для создания единой системы поиска пропавших на местности людей.

Ааре Рюйтель и добровольцы OPEROG.

ФОТО: личный архив

Полиция и погранохрана

Руководитель бюро превенции и ведения производства по виновным деяниям Департамента полиции и погранохраны Тоомас Лохо, в обязанности которого среди прочего входит планирование поиска пропавших людей, отвечает мне, что сейчас вся ответственность и право принятия решения - сколько и какой ресурс в начале поиска задействовать - ложится на плечи руководителя поисковой группы. В четырех полицейских префектурах Эстонии числится чуть более тысячи полицейских, каждый из которых может стать на протяжении всей смены руководителем поисковой группы.

Смена происходит два раза в сутки, например в 7:00 и в 19:00, и столько же раз приступает к работе очередной руководитель поисковой работы. Очень разный уровень знаний и опыт в проведении поисковых работ, а также отсутствие одного конкретного руководителя поисковых работ привели полицию к черте, когда отступать уже некуда.  В сентябре погибли три потерявшихся человека, поскольку из-за действующего порядка проведения поиска и бюрократии СРАЗУ в поиске не были задействованы все имеющиеся в государстве ресурсы. В том числе, и все знания и опыт, которые на данный момент есть у добровольцев Оперативной поисковой группы SA Kadunud OPEROG наряду с партнерами ДПП, работающих на договорной основе.

Добровольцы Вирумаа.

ФОТО: личный архив

Добровольцы приходят через SA Kadunud OPEROG

По существующей в Эстонии системе добровольные объединения, действующие в области спасения, должны все быть связаны с госслужбой через договор о сотрудничестве, чем регулируется порядок привлечения к поиску, оплата, обучение, снаряжение, а также предоставляются списки добровольцев. По моему мнению, оказание этой услуги, сделанной обязательным приемом на подряд работы, является далекой от сути основной мысли добровольности.

Тоомас Лохо не может мне разъяснить противоречие, которое состоит в том, что оповещение полицией о начале поиска поисковой группы OPEROG возможно только тогда, когда с ДПП оформлен договор и представлены списки и данные о том, какое пройдено обучение и какое имеется снаряжение. Тогда как объяснить тот факт, что с OPEROG ДПП сотрудничает с третьих суток поисков, когда полиция со своими партнерами на договорной основе покидает место поиска, в то же время как полиции по-прежнему неизвестны наши списки, пройденное обучение и имеющееся снаряжение. Почему наша деятельность разрешена в этом случае, а в первый день поисков запрещена?

Добровольцы Вирумаа.

ФОТО: личный архив

Усугубляет это противоречие то, что некоторые префекты утверждают, что отсутствие договора о сотрудничестве не является препятствием для оповещения с первого дня общества охотников, но из-за бюрократии префект не может сделать это обязательным для всех 300 полицейских, которых в префектуре могут назначить руководителями поиска.

В списке SA Kadunud OPEROG числятся 880 добровольцев, готовых к круглосуточной помощи, более 5000 поисковиков получают сообщение о поиске через Facebook, у нас есть десятки звеньевых, у которых есть опыт поисков более чем 20 раз в год. Мы искали, находили и спасали пропавших людей на местности более девяти лет, в этом году мы занимались поисками людей 42 раза. Опираясь на все вышесказанное, я утверждаю, что поисковики SA Kadunud OPEROG имеют опыт и знания.

Кажется разумным, что знания ДПП и его партнеров на договорной основе, а также знания и опыт SA Kadunud необходимо объединить для быстрого оказания помощи пропавшим людям и начать оповещать нас о каждом поиске на местности незамедлительно.  Руководство ДПП не должно противостоять этому. Того, что оно всячески избегает обсуждений и ответственности за жизни погибших в сентябре людей, мало.

Добровольцы Вирумаа.

ФОТО: личный архив

Идеальный ландшафт

В идеале могло бы быть так, что та тысяча полицейских, которые в течение дежурства могут стать руководителями поисковой группы, передают руководство поисками ДПП должностному лицу или специалисту структуры регионального отделения, трудовые обязанности которого ограничиваются только поиском без вести пропавших или разыскиваемых лиц.

В Эстонии более 15 отделений полиции, и такая перестановка принесла бы вместо тысячи руководителей поиска 40-50 полицейских, специализирующихся на этой теме. Их значительно проще обучить, чем тысячу человек, и со временем они приобретают огромный опыт. В поисках участвуют постоянные руководители поиска, совместно с которыми добровольческие объединения SA Kadunud OPEROG и НКО IGA ELU из Вирумаа эффективно будут использовать полученные знания и опыт полевых работ на местности по поиску и спасению пропавших людей в первую ночь или не позднее следующего дня.

Добровольцы Вирумаа.

ФОТО: личный архив

Для начала большим прогрессом стало бы, если бы тысяча полицейских руководителей поисковых работ начали оповещать о начале поисков SA Kadunud, потому что для достижения результата в бюрократической среде необходимо вмешательство свыше или чтобы безответственные руководители сменились ответственными.

Два с половиной года назад, после одного собрания в полиции города Тарту я опубликовал письмо La verita e visible solo attraverso gli occhi della morte – TÕELE VÕIB PILKU HEITA VAID LÄBI SURMA SILMADE («Правду можно увидеть только глазами смерти»). В конце письма, обращаясь к должностному лицу в полиции, я сказал, цитирую: « …сколько еще раз вы должны посмотреть найденному мертвым человеку в лицо, чтобы до вас дошло: то, чего вы требовали на этом собрании от нас, так сказать в интересах совместной работы, означает неспасенные жизни? ...Сколько еще?»

Это время – увидеть правду глазами смерти – наступило, к сожалению, в сентябре этого года, когда погибли три человека, потому что полиция в самом начале поиска не привлекла весь имеющийся  на данный момент в государстве ресурс для поиска пропавших людей.

Для создания единой системы изменений по поиску пропавших на местности людей отступать уже некуда, за нами стоят не спасенные нами люди.

Дорогие люди, пожалуйста, подпишите коллективное обращение.

Добровольцы Вирумаа.

ФОТО: личный архив

НАВЕРХ