Таллиннский пастор на рождественском богослужении позволил себе ксенофобские высказывания

Тойво Трейблут, который в процессе мирной рождественской службы начал говорить о чужаках с черными бородами и непредсказуемым поведением, объяснил Postimees, что его целью было сказать на рождественском богослужении, что он не хочет сюда террористов.

ФОТО: Konstantin Sednev

В Рождественский сочельник, 24 декабря. праздничное богослужение в Ныммеском приходе Раху шло своим чередом до тех пор, пока помощник пастора Тойво Трейблут не испортил настроение пребывающим в умиротворенном настроении прихожанам рассказами о чужаках с черными бородами и непредсказуемым поведением, пишет Postimees.

«Одна чужая власть знакома нам из недавнего прошлого. Такое некрасиво говорить, но это спасло нас от ситуации, в которой Западная Европа находится сегодня. И для наших детей значительно безопаснее дружелюбный и хорошо знакомый Дед Мороз с длинной белой бородой, чем чужак с черной бородой и бегающими глазками, чье поведение непредсказуемо», - сказал Трейблут во время службы, что, по словам некоторых общавшихся с Postimees очевидцев, вызвало у них недоумение.

Тойво Трейблут объяснил изданию, что его целью было сказать во время церковной службы, что он не хочет видеть здесь террористов: «Я сказал это потому, что в Европе все очень политкорректные и уже начали называть Рождество зимними праздниками, чтобы не раздражать тамошних деятелей». На вопрос, считает ли пастор террористами всех людей с черными бородам и бегающими глазками, он ответил, что не всех: «Можно сказать, что не все мусульмане террористы, но все чаще оказывается, что все террористы – мусульмане».

Помощник пастора прихода отметил, что эстонцы – вытерпевший многое народ, поэтому это терпение однажды может закончиться. «Почему они не могут жить в странах своего региона?» - спросил Трейблут и добавил, что богатая Саудовская Аравия могла бы принять их у себя. А по поводу того, что мусульманская страна Турция приняла больше беженцев, чем какое-либо европейское государство, Трейблут думает, что они все равно приезжают из Турции в Европу.

Пастор объяснил, что слышал от многих ездивших в Швецию друзей, что белый человек там не везде рискнет показаться вечером, и провел параллель с русскими Эстонии: «У нас тут да, с этими русскоязычными более-менее, но их здесь все же как-то слишком много. Но зато они христиане».

В целом пастор сказал, что в церкви ждут всех, но он опасается за будущее Эстонии. Решение, по его оценке, предлагает партия EKRE.

Помощник пастора занимает свой пост с ноября

Тойво Трейблут стал помощником пастора Ныммеского прихода Раху в начале ноября, когда его рукоположили в священники. Главным пастором прихода является Ове Сандер, который во время Рождества находился в США, а поэтому не мог сам провести рождественское богослужение в Ныммеской церкви.

«Десять минут назад прочитал его проповедь, отдельные куски которой могут вызывать вопросы, но в целом проповедь, по моей оценке, призывает к рождественскому миру, смирению и любви к ближним. Я не могу согласиться с парой высказываний, но в то же время я не считаю, что эта проповедь разжигала межнациональную рознь», - объяснил Сандер, который раньше говорил, что церковь должна служить как консерваторам, так и либералам.

Сандер по-прежнему уверен, что это не его личная позиция, а позиция Иисуса Христа: «Церковь, как Его апостолы, призвана служить всем людям. Рождественская радость и мир предназначены отдельно для каждого человека. Я убежден в этом».

У пастора есть право на политические взгляды

Архиепископ Эстонской Евангельской Лютеранской Церкви (EELK) Урмас Вийлма не нашел противоречий с учением в проповеди Тойво Трейблута: «Пастор – гражданин, у которого есть свое право на политические взгляды. В случае EELK всегда было обычным, что часть священников входит в состав каких-то партий. В числе тех, кто восстанавливал независимость Эстонии, было много ярких священнослужителей, которые участвовали в партийной политике. Сам по себе вопрос заключается в том, уместно ли нести указывающие на конкретную партию взгляды на церковную кафедру».

Затем Вийлма добавил, что сейчас мы бы одобрили священников, которые перед Второй Мировой войной или во время нее критиковали нацистский режим, что означало для них концлагерь. «В современной Эстонской Республике царит свобода слова. И в церкви. С проповедями в церкви чуть иначе, но в словах Тойво Трейблута, с которыми я ознакомился, я не нашел противоречий с учением. В целом проповедь уместна для Рождества и содержит ссылки на рождественское чудо и любовь»,- объяснил он.

По словам Урмаса Вийлма, даже вырванные из контекста слова о чужаках с черными бородами и бегающими глазками не направлены ни на кого напрямую, а зависят от собственных оценок трактующего: «Это может означать педофилов, потенциальных террористов на рождественском рынке или просто карманников. Оценка человека зависит от его страхов или жизненного опыта». Так считает архиепископ, несмотря на то, что Трейбут подтвердил, что имел в виду террористов и мусульман.

«То, что мы больше не можем доверять людям с определенными внешними признаками, связано с тревогой, страхом и чувством угрозы, которые всех нас беспокоят. Однако и полицейский, и таможенник и пограничник опытным взглядом сканируют именно человека определенной внешности, чтобы снизить или предотвратить угрозу. Я считаю, что говорящий на местном языке и несущий на плечах ребенка отец в лыжной куртке будет не первым, кто бросится в глаза»,- сказал Вийлма.

Хотя, по его словам, в проповеди Трейблута не было ничего, что нужно запрещать в церкви, по его оценке, она все же была на грани: «Для меня более проблематичными являются некоторые «слова благодарности» прежней оккупационной власти, но в этом смысле пастор признал, что говорить такое некрасиво».

НАВЕРХ