Самые крупные финансовые потери и провалы 2018 года

Десять лет руководившему эстонскими филиалами Sampo и Danske Айвару Рехе не предъявлено ни одного подозрения или обвинения.

ФОТО: Тайро Луттер

В конце года принято выбирать самых успешных, но экономическая редакция Postimees и BNS решила заодно отметить и тех, кто в этом году больше всех потерял или вообще провалился, тех, для кого 2018 год еще надолго останется в памяти как не самый лучший.

В процессе просеивания явно проявилась пятерка лидеров, а ключевых слов оказалось два: миллиарды и репутация.

Провалившийся план завода

Маргус Кохава и Ааду Полли.

ФОТО: ERIK PROZES / PM/SCANPIX BALTICS

После двух лет планирования и долгих споров, исследования по строительству в Эстонии завода рафинирования древесины стоимостью в миллиарды евро положили на полку. Дело не только в народных протестах, которые сопровождают любое крупное начинание: судьбоносным оказалось изменчивое настроение правительства, которое сначала поддерживало исследования, но по мере приближения выборов резко передумало. В итоге игры, в которых правительство поставило на кон власть, а город студентов - голоса избирателей, слишком дорого обошлись предпринимателям.

Активисты Est-For Ааду Полли и Маргус Кохава, дававшие немыслимое количество объяснений, после вынесения решения исчезли из общественного пространства, и поговорить с ними обстоятельство больше никому не удалось. Полли и Кохала трудно в чем-то упрекнуть. По стечению обстоятельств, они стали главными героями в истории с загрязнением Эмайыги и вырубкой леса, хотя в действительности ставили перед собой цель, сохраняя окружающую среду, оставить в Эстонии как можно больше дохода от леса.

Конечно, победителями себя ощущают тартусцы, которые назвали борьбу со спецпланировкой завода делом 2018 года. При этом раньше аналогичное признание получали скорее объекты, построенные за счет налогоплательщика – школа, мост или музей. Однако все это лишь эмоции, поскольку дерево по-прежнему вывозится из Эстонии, а дрова по-прежнему дороги.

А действительно рады случившемуся только конкуренты, в том числе, деревообрабатывающая промышленность Северных стран, которая и дальше сможет пользоваться Эстонией как задворками, лес которой, при необходимости, можно замечательно вывозить, чувствуя себя настоящими хозяевами.

Запятнанная репутация

Айвар Рехе.

ФОТО: TAIRO LUTTER / PM/SCANPIX BALTICS

Еще в прошлом году возглавить Bigbank должен был банкир с многолетним опытом Айвар Рехе, но разразившийся скандал с отмыванием денег в банке Danske и вмешательство Финансовой инспекции лишили его этой возможности, поэтому Рехе остался лишь советником.

В ноябре этого года, когда скандал в Danske приобрел остроту, международные масштабы и широкое освещение в СМИ, Рехе вообще пришлось уйти из Bigbank. И хотя ни одного официального подозрения и обвинения ему не предъявлено, именно Рехе десять лет руководил эстонскими филиалами Sampo и Danske, когда они по сути превратились в трубу для восточных нерезидентов, переправлявших деньги в западный налоговый рай. От репутации человека, прежде руководившего Налоговым департаментом и считавшегося примером незапятнанности, остались лишь ошметки.

Болезненная потеря

Ханнес Валликиви.

ФОТО: URMAS LUIK / PARNU POSTIMEES /

И хотя ведущие теоретики советуют прежде всего использовать модели компромиссов, при которой ни одна из сторон не проигрывает и даже выигрывает, в реальной жизни все происходит наоборот. Так, одна из крупнейших историй успеха Эстонии – продажа казино-фирмы Olympic – принесла крупным собственникам Армину Кару и Яану Корпусову премию за дело всей жизни, но оставила на бобах мелких акционеров.

Фирмы по управлению имуществом Trigon и East Capital от лица мелких акционеров оспорили продажу сети казино, поскольку те вместо 1,9 миллиона евро хотели получить от продажи акций 2,3 миллиона. Ссора между мелкими акционерами и крупнейшим покупателем – фирмой частного капитала Novalpina Capital – обострилась до предела. Для воздействия друг на друга использовали все возможные средства, в том числе, угрозы и обвинения.

Самым ярким примером стало то, в какое неловкое положение и под какой огонь критики попал Ханнес Валликиви, председатель адвокатской коллегии и партнер адвокатского бюро Derling, представлявшего мелких акционеров, который в то же время был членом нотационной и надзирающей комиссии Таллиннской биржи. Сначала комиссия не дала разрешение на продажу Olympic, и именно председателя коллегии обвинили в том, что он представляет в комиссии узкие бизнес-интересы одной стороны. Валликиви и биржа объяснили, что он ушел из комиссии в то время, когда там обсуждался вопрос казино.

В любом случае, на первый взгляд именно мелкие акционеры выглядят проигравшими. Новый  собственник получил разрешение вывести казино с биржи, а в ходе добровольного предложения о покупке акционерам из предложенных 1,9 евро за акцию, заплатили лишь по 1,4 евро. Правда, на то, чтобы оспорить продажу, еще есть время.

Вечный денежный голод

Меэлис Мильдер.

ФОТО: JAANUS LENSMENT/POSTIMEES / PM/SCANPIX BALTICS

Среди инвесторов распространяются слухи о том, что как только начинает сходить, долгосрочный руководитель Baltika Меэлис Мильдер просит дополнительных средств. Будет ли так и нынешней весной, пока сказать сложно, хотя фирма уверенно остается в минусе. Акции предприятия упали до рекордно низкого уровня. В октябре Postimees неоднократно писал, что новый негативный рекорд будет вот-вот побит: так и получилось. На самый низкий уровень акции фирмы скатились в ноябре, упав ниже границы в 16 центов. До того самый низкий уровень в 0,166 евро был достигнут во времена кризиса российского рубля - 7 октября 1998 года. Правда, в шутку можно отметить, что на Таллиннской бирже не так и много фирм, которые находятся там больше 20 лет. Baltika находится на бирже с конца августа 1997 года.

Безнадежный случай

Айво Адамсон.

ФОТО: Mihkel Maripuu / PM/Scanpix Baltics

В истории с Danske маленький Versobank находился в стороне, но, в отличие от датского банка, его закрыли. У общественности возникло ощущение, что от этого банк не смог уберечь даже имеющий безупречную репутацию Айво Адамсон. В действительности, к тому времени, как бывший банкир Hansapank Адамсон стал руководителем Versobank, план закрытия уже созрел, и у него вообще было никакой надежды что-то спасти.

Дело было не в очистившем Департамент шоссейных дорог Адамсоне, а в собственниках банка, схемам которых был положен конец. Карьера возглавившего Versobank в июле прошлого года Адамсона, который в числе прочего до поступления на работу в банк входил в состав совета Финансовой инспекции, оказалась очень короткой. Уже в конце марта 2018 года банк был прекратил свое существование.

НАВЕРХ