Чтобы помощь доходила до нуждающихся, а не до мошенников
Все, что нужно знать о сборе денег на лечение!

Снимок иллюстративный

ФОТО: SCANPIX

К сожалению, нуждающихся в помощи со стороны простых жителей Эстонии, сегодня очень много. Кто-то оказался в тяжелой ситуации в результате пожара, кому-то нужна помощь для отправки на лечение за границу или в покупке лекарства, которое приобрести в Эстонии невозможно. Очень часто речь идет о детях. Когда можно доверять и как избежать обмана?

Примером беспрецедентной кампании по сбору средств последнего времени можно назвать историю восьмимесячной Ариэллы, на лечение которой сейчас собирают деньги по всем социальным сетям. Страшная, доводящая до слез история ребенка представлена со слов ее матери. Мы не будем ее пересказывать, желающие сами найдут ее в интернете. Но именно после начала этой кампании почтовые ящики портала Rus.Postimees взорвались от писем читателей.

Одни требовали, чтобы мы немедленно присоединились к сбору средств на спасение ребенка. Другие не менее настойчиво требовали разобраться в ситуации – очень уж агрессивно идет сама кампания и очень много тут сомнительных, если не сказать, подозрительных вещей.

Во-первых, мать выдвигает очень серьезные обвинения против врачей Таллиннской детской больницы. По ее словам, медицинские работники совершили такое количество ошибок, что своими действиями практически поставили под угрозу жизнь малышки. Во-вторых, приведенная в качестве доказательства выписка из истории болезни датируется октябрем прошлого года. Новой информации нет, но в призыве говорится о том, что помощь нужна немедленно, иначе ребенок умрет.

В-третьих, основную работу по сбору средств выполняет украинский фонд, что само по себе подозрительно, хотя речь идет о жителях Эстонии. В-четвертых, для сбора средств предложен банковский счет, который находится в Брюсселе. И, в-пятых, ребенка хотят везти на лечение за границу, хотя пока нет ни согласия, ни калькуляции хоть какой-то зарубежной клиники, готовой принять пациентку. Кроме того, все перечисленные возможные страны лечения входят в Европейский союз, в котором действует единая медицинская страховка, а значит, какую-то часть лечения обязана оплатить Больничная касса.

Отметим сразу, проверить всю информацию о маленькой пациентке и необходимости ее лечения за границей мы не можем: этому препятствует Закон о защите личных данных. На наш запрос в Таллиннскую детскую больницу с просьбой хотя бы подтвердить, находится ли Ариэлла у них на лечении и в каком она состоянии, пресс-секретарь больницы Тийна Эйер ответила одним предложением: «Таллиннская детская больница никак не будет комментировать данный случай».

Поэтому мы решили попытать счастье в солидных и заслуживающих доверия эстонских благотворительных фондах, которым мы отправили ссылку на историю Ариэллы и попросили объяснить, как нужно поступать пациентам и их родственникам, чтобы получить гарантированную помощь, и на что обращать внимание неравнодушным людям, которые могут и хотят помочь, но в то же время хотят, чтобы эти деньги пошли на благое дело, а не на финансирование нечестных людей.

Итак, первое, что нам ответила представитель Детского фонда Клиники Тартуского университета Кадри Орг, где просмотрели информацию об Ариэлле: «Представители фонда связались с семьей этой девочки и объяснили им процесс подачи ходатайства в Детский фонд клиники, чтобы у них была возможность попросить о помощи для покрытия расходов, связанных с лечением, и у нас».

Орг объяснила, что Детский фонд Клиники Тартуского университета помогает детям, нуждающимся в особом лечении, и их семьям по всей Эстонии, выделяя средства на покрытие расходов на лечение и уход, которые Больничная касса, Департамент социального страхования и местное самоуправление не финансируют или полностью, или в большей степени.

«Чтобы попросить о помощи у Детского фонда нужно заполнить и предоставить ходатайство, бланк которого можно найти на сайте:  https://www.lastefond.ee/abivajajale/. К ходатайству нужно приложить комментарий врача об истории болезни и необходимом лечении/аппаратуре, а также оценку социального работника или специалистов самоуправления по защите детей о том, что ребенок/семья нуждаются в помощи, а также отзыв о возможностях самоуправления или их отсутствии. В данном случае мы попросили родителей добавить решение Больничной кассы о том, что они не будут поддерживать лечение ребенка».

Орг объяснила, что подать ходатайство могут врач ребенка, его родители, социальный работник, опорное лицо, родственник или любой другой близкий ему человек: «После поступления ходатайства фонд свяжется с просящим о помощи, выяснит обстоятельства, при необходимости попросит дополнительную информацию от разных сторон (врачи, специалисты и так далее) и представит ходатайство вместе с объяснениями на обсуждение в совете».

При вынесении решения совет обсуждает, как деньги фонда лучше всего могли бы помощь конкретному ребенку и его семье: «В интересах прозрачности деятельности организации, мы, как правило, в случае вынесения положительного решения публикуем информацию вместе с фотографиями на своем сайте, но информация о нуждающемся в помощи разглашается только по согласованию с родителями и с их согласия. Мы предполагаем, что родитель согласится назвать имя и опубликовать фото ребенка, но несогласие родителя не может стать причиной отказа в помощи, если все условия были выполнены».

Никакой конкретной границы суммы, которую выделяют нуждающимся, нет, но дотация Детского фонда Клиники Тартуского университета является временным решением, и фонд не может взять на себя ответственность за непрерывную систему дотирования.

«Чтобы не стать жертвой распространяющихся в социальных сетях схем обманов, мы обращаем внимание на организованную благотворительность и роль благотворительных организаций в обществе, - объяснила Орг. - А именно, благотворительные организации, чаще всего, оплачивают счета за услуги и товар напрямую тому, кто оказал услугу или продал изделие, чтобы не переводить деньги на счет семьи. Когда благотворители переводят деньги напрямую нуждающемуся в помощи, к сожалению, невозможно проверить их целевое использование. Во-вторых, репутация нуждающегося в помощи и его реальная потребность в помощи в случае организаций (как минимум, в случае Детского фонда) проверена, а также подтверждена врачами, специалистами и социальными работниками самоуправлений».

Кроме того, крупные благотворительные организации обязаны проходить аудиторскую проверку (Детский фонд делает это каждый год), что позволяет получить дополнительную налоговую льготу. Не секрет, что и с пожертвований государство хочет иметь свой налог, что несправедливо по сути, но абсолютно законно. Но честные организации получают льготы, а значит, больше денег идет нуждающимся.

Исполнительный директор фонда лечения от рака «Подаренная жизнь» («Kingitud elu») Катрин Куусемяэ объяснила, что Ариэлла не может получить помощи от этого фонда, поскольку она не является онкологическим больным, но Куусемяэ объяснила, как работает эта организация.

«Фонд лечения от рака поддерживает лечение (как лекарства, так и процедуры), которые пациенту показаны и основаны на научных исследованиях, которые Больничная касса отказывается компенсировать, и у которых нет альтернатив в виде оплаченных Больничной кассой, - рассказала исполнительный директор фонда. - О выделении средств пациент просит вместе со своим лечащим врачом. Для этого нужно заполнить и отправить форму ходатайства, к которому добавлено направление врача, эпикриз и калькуляция необходимого лечения».

Когда в фонд поступает ходатайство, исполнительный директор отправляет пациенту подтверждение. При необходимости работники фонда просят предоставить дополнительную информацию от человека или его лечащего врача.

«Совет фонда выносит решение как можно быстрее, – чаще всего за несколько дней – но иногда дело может растянуться на две недели. Ответ может занять больше времени только по не зависящим от нас обстоятельствам», - уточнила Куусемяэ.

Она добавила, что фонд не поддерживает уже проведенное лечение, расходы по которому пытаются покрыть задним числом: «По правилам, мы не поддерживаем и альтернативное лечение. И важным условием помощи является то, что Больничная касса отказала в финансировании (в том числе, в особом порядке)».

Важнейшие принципы предоставления помощи:

  • Фонд поддерживает только онкологическое лечение. Покупке лекарств предпочитают финансирование лечебных процедур (в том числе тех, что проводят за границей).
  • Для получения помощи необходимо отвечающее требованиям ходатайство пациента, к которому должно быть добавлено направление лечащего врача вместе с выпиской из истории болезни (эпикриз). Лечение должно быть показано пациенту.
  • Для пациента должно иметься явное препятствие в системе лечения (нужное лекарство/лечение не должно покрываться государственной медицинской страховкой, и его не покрывает спецкомпенсация Больничной кассы). У лекарства должно иметься разрешение на продажу.
  • Совет принимает решение на основании порядка, предусмотренного уставом.
  • Фонд не дает долгосрочных гарантий лечения. Финансирование происходит в соответствии с имеющимися у фонда средствами. Доступность лекарства (лечения) гарантированы до тех пор, пока есть решение совета.
  • Фонд не конкурирует с Больничной кассой. Помощь фонда получают не все, кто ее просит. Фонд не обязан никого финансировать. Решения совета могут быть субъективными. Скорее фонд – это еще одно плечо помощи пациенту (например, в случае, если пациент нуждается в каком-то лекарстве, которого нет, но оно может стать льготным лекарством).
  • Фонд не выдает деньги. В случае положительного решения совета фонд оплачивает счета.
  • Поскольку средства фонда ограничены и здесь хотят помочь как можно большему количеству нуждающихся, фонд хочет от пациента максимального посильного самофинансирования. Решение может зависеть от самофинансирования в случае, если у фонда ограниченное количество денег, но очень много нуждающихся в помощи.

«Если по каким-то причинам получить нужное лечение в Эстонии невозможно, мы помогаем оплатить его и за границей – наш фонд делал это с некоторыми пациентами», - подвела итог Куусемяэ.

НАВЕРХ